27 колонок Игоря Пономарёва в журнале «Финанс.».

В марте 2009 года мне позвонил основатель автодилера Genser Игорь Пономарёв и выразил желание на безвозмездной основе писать колонки для журнала «Финанс.».

Помимо бизнес-талантов он оказался и литературно одарён, его тексты не приходилось править. Колонку назвали «Тихая гавань» — таким термином до 2008 года пользовалось руководство страны для обозначения, что мировой кризис нам нипочём.

Как выяснилось позже, всё это время Игорь Пономарёв тяжело болел, что закончилось его уходом 19 января 2010 года.

Фактически эти 27 колонок — всё, что хотел сказать нам, остающимся в этом мире, талантливый человек Игорь Пономарёв. Здесь и про авторынок, и про макроэкономику, и про уроки истории, и про предпринимательство, и про власть — как правило жёстко. Я решил собрать все колонки в одном месте. Они сейчас ещё актуальнее, чем 8 лет назад.

Итак,

30.03.2009

Не надо тратить ресурсы на поиски химер. Лучше следовать основному закону глобализации: страна поставляет то, что делает лучше и дешевле

Споры о том, какой быть экономике России, идут с самого начала ее новейшей истории. Большинство с патриотическим пафосом все это время провозглашало: не дадим превратить страну в сырьевой придаток международной экономики.
В зависимости от уровня психической устойчивости псевдопатриоты видели Россию то мировым центром производства наукоемкой продукции, то лидером мирового автомобилестроения. Почему-то казалось, что грешно экспортировать нефть, а не машины, компьютеры и телевизоры. Подобная концепция, на мой взгляд, угробила те немногие конкурентоспособные отрасли, которые у нас были, в погоне за приз­рач­ным счастьем мирового господства в области экс­пор­та высокотехнологичной продукции. При этом тех, кто смел сомневаться в этой концепции, обвиняли как минимум в государственной измене и клевете на государство. Но вот кризис расставил все по местам. И хочется сказать этим самым «клеветникам России», что наконец-то можно открыто выражать свое сомнение в правильности господствовавшей столько времени концепции.

На наших глазах Япония – страна, которую всегда приводили в пример адепты концепции, стала одной из самых значительных жертв кризиса. В годы экономических неурядиц потребители могут обойтись без покупки этих самых телевизоров и автомобилей, а компании максимально сокращают свои и­нве­сти­ци­он­ные бюджеты. А вот без нефти, металлов, сельского хозяйства, пусть и в меньших количествах, им никак. Конечно, в такие моменты некоторые страны переключаются на внутренний спрос. Но мы не Китай. С нашим количеством потребителей, к тому же уменьшающимся с каждым годом, создать полноценный рынок, ориентирующийся на внутреннее про­из­водст­во, невозможно. Так, экономическая эффективность автопрома (при отсутствии, правда, насильственных преференций) возможна только при выпуске больше чем 5 млн штук в год. Таких размеров наш рынок ни разу не достигал (даже в благословенном 2008 году). Экспортировать же продукцию мешает наша дорогая и неэффективная рабочая сила. При этом она никогда не станет дешевле и эффективнее, чем в странах Юго-Восточной Азии или ряда африканских государств (вскоре), в силу ее малочисленности.

Если бы мы не растратили силы в поисках химер, а просто следовали основному закону глобализации (каждая страна поставляет на общий рынок то, что ей удается делать лучше и дешевле остальных), то смогли бы удешевить добычу и доставку основных природных ресурсов и занялись бы потихоньку увеличением степени их переработки. Теперь мы не только растеряли научные школы и фундаментальную (да и прикладную) науку, но и «в области балета» давно уже не «впереди планеты всей». А глобальный кризис все равно бы нас накрыл, как любую страну, во­вле­чен­ную в глобализацию. Однако при отсутствии воз­мож­но­сти создать изолированный внутренний рынок другой альтернативы нет. Только не надо мес­си­ан­ских и псевдопатриотических лозунгов!

 

06.04.2009

Наши чиновники от финансов в очередной раз подтвердили старую истину: единственное, чему учит история, – это то, что она ничему не учит

Умиляюсь я, глядя на наших финансовых чиновников, которые с детской непосредственностью вздыхают: мы раздали деньги банкам, а они не хотят кредитовать экономику. Кто бы мог подумать, что так они поступят!
Хочется напомнить им лекции по истории банковского дела, и в первую очередь нашему министру финансов, который, судя по всему, их прогулял. В 1414 году папа Иоанн ХХIII собирался на Констанцский собор и сомневался в его благополучном для себя исходе. И решил надежно разместить немалые денежные средства, накопленные относительно чест­ным (и нечестным тоже) путем. Папа обратился к владельцу одного из самых первых банкирских домов в современном понимании – флорентийцу Джованни Медичи. Поддавшись на рекламу о доходности и надежности вклада, Иоанн ХХIII разместил все свои деньги и налегке уехал в Констанц. Там ему крупно не повезло: из папы Иоанна ХХIII он вновь превратился в Балтазара Коссу, попал в тюрьму, бежал и снова занял довольно высокий церковный пост. Видимо, мысль о том, что его денежки вложены в надежный и доходный банк, грела его в годы испытаний. Когда же в 1418 году он вернулся во Флоренцию, чтобы забрать свой вклад, то из уст Медичи услышал ответ, который до сих пор служит универсальной инструкцией для всех банкиров: «Я получил этот вклад от папы Иоанна ХХIII и отдам только ему, когда он вернется». С проклятиями бывший папа удалился. Вскоре он умер от горя, а Медичи после его смерти в качестве отступного заказал Донателло изумительный монумент, который и теперь можно видеть в баптистерии Флоренции. Я обязательно посещаю этот памятник «любви» банкиров к своим вкладчикам, когда бываю в этом древнем городе.

Не надо думать, что это единичная мрачная страница средневековья. Уже в ХХ веке швей­цар­ские банки после знаменитой Хрустальной ночи провели удачную рекламную кампанию и привлекли значительные средства немецких евреев, которые они до сих пор не могут получить обратно. Говорят, что некоторые банкиры просили для возвращения средств потомкам предоставить завещание, заверенное у начальника лагеря в Дахау. Правда, и нацисты тоже обломали зубы о банкиров. По-преж­нему где-то в банковских хранилищах, говорят, лежит золото нацистских преступников. Так, среди «спящих» вкладов историки нашли вклад жены Кальтенбрунера.
Наши финансовые чиновники совершили такую же ошибку, предоставив банкам наши с вами день­ги – а кроме средств налогоплательщиков у правительства других и нет – с условием инвестировать их в экономику. Потратив средства на валютные спекуляции, банкиры более интеллигентно, чем Медичи, ответили, что не видят экономику, в которую обещали инвестировать эти средства, и сослались на риски и обесценение активов. Нам с вами остается надеяться, что после того, как они угробят экономику, хотя бы скинутся ей на памятник. Хорошо, если автором будет не Церетели.

 

13.04.2009

Правительство каждой страны по-своему спасает автопром в период кризиса. И достигает различных результатов по шкале «провал–успех»

Пришла пора подводить первые итоги антикризисных мероприятий. Одной из самых «спа­сае­мых» отраслей экономики во всем мире является автопром. А наиболее активным, как ни странно, явилось наше правительство. Ведь есть страны, где доля этой отрасли в ВВП куда больше, чем у нас. Но тем не менее мы одними из первых защитили отрасль пошлинами, ввели автопред­приятия в список стратегических, приняли решение о компенсации части процентных ставок по кредитам и пр. По слухам, самодуры-чинов­ники еще собираются запретить автокредитование иномарок со стороны специализированных банков.
Однако не в коня корм. По итогам первых двух месяцев падение рынка составило более 36%, а по отечественным автомобилям – 43%. Это один из самых больших показателей в мире, который соизмерим с падением рынка на родине кри­зиса – в США. При этом европейский рынок упал незначительно, а по ряду стран (Германия, Франция) даже заметно вырос. О чем это говорит? На мой взгляд, о профессионализме европейских чиновников и сами понимаете о каком уровне наших.

При сравнении европейских и российских программ основное отличие видно невооруженным глазом: наши чиновники силой стремятся навязать потребителю то, что считают нужным, а европейские – стимулировать потребительский спрос. Их логика проста: дальше покупатель проголосует рублем (то есть евро), и выживет сильнейший. При этом немецких чинов­ников меньше всего заботит, что этим сильнейшим может стать французский производитель. Равные шансы были предоставлены всем – теоретически даже наша «Лада» могла ими воспользоваться. В ре­зультате наши чиновники стимулируют про­изводство, даже если оно в таком качестве и по таким ценам никому не нужно. А ев­ро­пей­ские справедливо рассчитывают на то, что бизнес сам найдет пути удовлетворения потребительского спроса при оптимальном соотношении цена/качество.

Эта ситуация, на мой взгляд, замечательным образом может служить иллюстрацией известного анекдота о различном подходе к лечению геморроя. Наши чиновники, как и герой той смешной истории, предпочли избавляться от недуга путем заглатывания специализированных свечей, в то время как европейские внимательно изучили инструкцию по применению. И теперь нам остается, как аптекарю из того же анекдота, развести руками в ответ на очередные мероприятия чиновников: «Вы что, их едите?!» И услышать классический ответ, который вы и сами прекрасно знаете…

 

27.04.2009

Экономический кризис и ошибки правительства привели немецкий народ к фактическому соучастию в преступлениях против человечества

«Можно выделить три периода: первый – кризисный, характеризуемый гиперинфляцией, чудовищной коррупцией и оттоком капитала, сопровождаемый чувством национального унижения. Второй – период стабильного роста экономики. Он характеризовался максимальным в Европе ростом (более 8% в год) и был вызван значительным привлечением иностранного капитала. Правительство пыталось представить страну «островом стабильности», чтобы привлечь новые займы. Третий – кризис, вызванный общим ухудшением экономической ситуации в мире. Он привел к выводу из страны большей части иностранного капитала. После крушения одного из крупнейших мировых банков финансово-кредитная система не устояла и кризис перекинулся на крупнейшие концерны. Безграмотная политика правительства привела к чудовищному росту безработицы, падению доходов населения и росту социальной напряженности. В первую очередь власти стали спасать крупные сырьевые концерны и отечественную банковскую систему. Политика спасения немногих за счет многих привела к антиправительственным настроениям большинства населения. Но и «спасенные» отвернулись от властей, считая оказанную помощь неадекватной».
Это не описание того, что происходит сейчас, а цитата из конспекта лекции «Становление и крах Веймарской республики».

Позволю напомнить, что Гитлер пришел к власти в результате бездарной деятельности правительств Брюнинга – Папена – Шлейхера. Захват власти этим чудовищем 30 января 1933 года был парадоксальным, ведь пик популярности НСДАП уже прошел, а экономическое положение страны было близко к стабилизации. Однако, по образному выражению одного исто­ри­ка, самолет Веймарской республики не дотянул до посадочной полосы несколько метров. Почему же население Германии так восторженно относилось к Гитлеру? Он воплотил в жизнь свои авантюрные по­пу­лист­ские идеи. Его поддержали олигархи из традиционных секторов экономики, и он по-царски отблагодарил их – сверхвыгодными военными и инфраструктурными госзаказами, уничтожением своего друга и главного врага олигархов Рема, дешевыми кредитами, запрещением забастовок и снижением уровня зарплат.
Любовь рабочего класса он заслужил тем, что покончил с безработицей, улучшил условия труда и проживания, запретил изъятие ипотечной недвижимости, предложил народный автомобильный проект. Столь противоречивая политика подрывала экономику, и дефицит госбюджета к 1938 году должен был стать колоссальным, но «Хрустальная ночь» заставила ев­рей­ское население оплатить счет более чем на 1 млрд марок. Когда и эскалация антисемитизма перестала работать, диктатор перешел к аннексиям соседних территорий, а затем развязал войну. Уровень жизни после этого даже вырос, ведь с оккупированных территорий вывозилось все, что представляло хоть малейший интерес. В ответ народ Германии закрывал глаза на чудовищные преступления, а некоторые «истинные арийцы» даже выдавали властям лиц «сомнительного происхождения», которые были их кредиторами.

 

18.05.2009

Не стоит в XXI веке жить понятиями века XIX. Пора признать, что труд – это такой же товар, а работодатель – такой же потребитель

День солидарности трудящихся всех стран прозван в нашей тихой гавани Праздником весны и труда. Вино на природе выпито, шашлыки съедены, можно и призадуматься: «Что отмечаем?». В солидарность трудящихся верится с трудом. Вот вам конкретная история. В недавние благословенные времена на одном из автосборочных предприятий, чье название мы упоминать не будем – оно и так всем известно, был создан профсоюз. Лидеры нового формирования съездили за границу к коллегам, чтобы получить дозу солидарности. Иностранные товарищи, увидав, что Россия выходит на лидирующие места по продажам новых автомобилей, и, будучи людьми продвинутыми, забеспокоились, что большинство новых автомобилей будет производиться в России, а они останутся без хорошего куска хлеба. Вот тогда и была разыграна карта солидарности трудящихся: зарубежные коллеги пообещали, что в случае начала забастовки на нашем заводе они не допустят отгрузок автомобилей россиянам из Германии. А ежели, не дай бог, у нас случится кризис (все помнили 1998 год), то они потребуют, чтобы часть автомобилей для Европы производилась в России, и новые друзья не пострадали от сокращений. Ударили по рукам, и наш завод начал бастовать: профсоюз потребовал увеличения оплаты, которая, по меркам автопрома в целом и городка в частности, была очень даже приличной. И, как вы можете догадаться, никакие поставки из-за бугра не были приостановлены.

Таким образом, в горячую пору сенокоса сотрудники отдыхали, а завод простоял и недополучил прибыль, которая в том числе могла бы ему пригодиться и для социальных расходов, и для создания резервов на случай кризисных явлений. Зато как были довольны европейские рабочие! Но вот грянул кризис. Заводы один за другим начали останавливаться. Вот тут наш профсоюз вспомнил: «Должок с вас, зарубежные коллеги, отдайте часть производства нам – для поддержания сотрудников». Но солидарность трудящихся в действии оказалась совсем не такой, как на словах: на заводе началось сокращение работы и зарплат, и теперь уже члены профсоюза отдыхают не по собственной воле.

К чему я это все? Да к тому, что пора уже в XXI веке перестать жить понятиями века XIX. И, если мы защищаем права потребителей, и в этой борьбе у потребителя больше прав, чем у производителя, то и в области трудовых отношений все должно быть точно так. Пора уже относиться к забастовкам по принципу «не нравится – не ешь». Только после этого мы сможем привести в сравнительно божеский вид производительность труда, а там, глядишь, и удвоим ВВП! А иначе все корабли будут проходить мимо нашей тихой гавани и заходить в доки к соседям, где и производительность труда выше, и трудовое законодательство учитывает интересы работодателя. Затем, глядишь, и наши тихо туда же поплывут. А наша гавань заболотится, и будет тишь и благодать …Как на кладбище.

 

25.05.2009

Что немцу здорово, то р­усскому не светит. Кризис – отличное время для развития. Если, конечно, он настиг вас в цивилизованной стране

Гуляя на днях по одному южно-немецкому городу, я увидел, как к автохаусу съехалось большое количество строительной техники и какой-то бюргер в костюме и каске ими уверенно руководил. Я подумал, что это хозяин автохауса, и решил поболтать с коллегой. У нас состоялся презабавнейший диалог в стиле М.М. Жванецкого:
– Добрый день. Ай-ай-ай. Такое горе, такое горе! Сочувствую!
– Добрый день! Горе?! Какое горе?
– Ну как же, судя по всему, банкротство и полный снос автохауса, освобождение земли к продаже!

– Да что вы! Расширяюсь. Кризис же – время развития! Видите ли, у меня продается и обслуживается три брэнда, а в последнее время жители нашего города полюбили автомобили двух других брэндов. И вынуждены ездить за 20 км в соседний город со своими евро. Жалко же! (Моих лингвистических способностей не хватило на то что бы понять, жалко ему жителей или их евро). Вот я и прикупил в рассрочку на 20 лет у муниципалитета смежную землю, договорился с производителями и сейчас расширяю автохаус.
– И что, увидев такой прекрасный участок земли, на таких сказочных условиях жена вашего бургомистра не наложила на него лапу и не построила элитное жилье или торговый центр?
– Да что вы! После того, как госпожа бургомисторша в прошлом году просрочила на 15 минут парковку в центре города, ее никто не видел и не слышал!
– А производители? Они же все впятером накинутся на вас. Они же обычно требуют отдельные автоцентры, напоминающие дворцы Шахерезады!
– Ну, в Германии еще есть закон и здравый смысл! Нет, я уже все с ними согласовал.
– А деньги? Неужели пришлось продать бессмертную душу (я на всякий случай принюхался, но запаха серы не почувствовал)?

– Гете начитались, молодой человек? Нет, в 21 ве­ке мы, немцы, добываем деньги по-другому. Пошел в банк и взял кредит на 9 лет, хотя руководитель нашего отделения банка и впрямь вылитый Мефисто.
– Но ведь эти жирные коты ободрали, наверное, вас похлеще Мефисто?
– Что есть, то есть. Вынужден был брать деньги под 1,75% годовых. Но ничего. Сейчас со строителями разберусь и начну работать с банком над снижением стоимости. Просто нас, немцев, отучили воевать на два фронта одновременно.
– А налоги? Небось, вздохнуть не дают?
– Да, это есть. В этом месяце мне вернули MWeSt на два дня позже! Нет, конечно, заплатили пени, извинялись долго, но осадок-то остался! И куда только катится Германия!!!
И он побежал руководить далее, оставив меня в глубокой задумчивости. Да, подумал я, не ту страну назвали тихой гаванью!

 

01.06.2009

Лучший тост за именинника в День предпринимателя – бессмертные стихи: «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь»

Отгремел в нашей тихой гавани очередной праздник – День предпринимателя. Представители государства произнесли кучу здравиц в честь именинника, однако я не услышал в шуме поздравлений главного – будет ли жить именинник долго и счастливо? И здесь основная угроза – само государство. Планомерно и с удручающей прытью унич­то­жа­ет­ся среда обитания предпринимателя – свободный рынок товаров и услуг. Все большую долю в ней занимает государство. Если дело пойдет такими же темпами, то в скором будущем последняя коммерческая палатка в деревне Гадюкино будет принадлежать «Газпрому», «Ростехнологиям» или «Рос-чему-нибудь»… А государство, как известно, никогда не бывает готово к самоограничениям и, как газообразное вещество в соответствии с физическими законами, занимает собой весь предоставленный ему объем. Поэтому с исчезновением среды обитания недавний именинник может сгинуть и сам, оставшись только в искусственно созданных резервациях и зоопарках.

Государство должно понять, что предприниматель и чиновник – естественные противники, и заставить их любить друг друга – наивная мечта сродни желанию научить волков питать нежные чувства к зайцам. Да и зачем это делать? Надо уменьшить раковую опухоль чиновничества, а то и так уже до 30% ВВП уходит на эту непроизводительную силу. Чиновничество ориентировано на процесс, предприниматель – на результат, а конкурируют они в борьбе за одни и те же ограниченные ресурсы. Именно поэтому, на мой взгляд, провалилась идея с системой ЕГАИС. Если государству нужна была дейст­ву­ю­щая система к определенной дате, оно должно было поручить создание этой системы предпринимателям в ходе открытого конкурса. Если нужен был только бесконечный процесс имитации сверхважной деятельности, то необходимы разработчики программного обеспечения из непонятных институтов, что и было с блеском сделано.

Другой вопиющий пример – «Автоваз». Любой успешный автопроизводитель – это в первую очередь предпринимательская организация. Именно поэтому подавляющее большинство автоконцернов носят имена своих создателей. А у нас путем передачи пакета акций «Автоваза» «Рособоронэкспорту» автопроизводителя превращают в чиновничью вотчину. Но все это уже было в советской истории, и куда зарулили наш автопром, мы с вами прекрасно знаем. И вот – опять те же самые грабли. Конечно, государству легче управлять чиновниками, чем предпринимателями, тем более свободными. И с этой точки зрения их позиция понятна. Но надо все-таки решать, что мы хотим видеть в итоге.
Не надо ничего особенного от государства – только поменьше его любимого, поменьше!

 

08.06.2009

Приземленным бизнесменам не понять ни любви «Ночного портье», ни гоголевского «Полюби нас черненькими, а беленькими всяк полюбит»

меня зазвонил телефон. Звонил однокашник, ныне успешный городской чиновник.
– Прочитал твою колонку о предпринимателях и чиновниках. Ну, знаешь… Надо все-таки отделять мух от котлет! Главные враги предпринимателя – федеральные чиновники. Мы, региональные, очень даже вас любим. А наш мэр даже распорядился выделить малому бизнесу 6,5 тысяч микрокредитов до 350 000 рублей!
– Аттракцион неслыханной щедрости при бюджете города в $44 млрд! И пойдут эти деньги, конечно, через уполномоченные банки. И сумма наверняка коррелирует с той, что мэрия тратит на разгон облаков, но чуть больше, чем расходует на уничтожение вредителей – крыс и тараканов, не подумай чего другого. В системе ценностей региональных чиновников место предпринимателей определено – между крысами и тучами. В одном соцопросе я видел среднюю сумму «вознаграждения» для открытия собственного дела: подозрительно близка она к 350 тысячам! Гениальная операция «Да не оскудеет рука берущего»!
– Неблагодарное животное! – только и сказал мой визави и бросил трубку.

У меня опять зазвонил телефон. Звонил старый приятель, ныне – средней руки федеральный чиновник.
– Прочитал твою колонку. Надо правильнее расставлять акценты. Расходы на чиновников в размере 30% ВВП – это не нагрузка на общество, а затраты на сферу услуг. Тебе ли не знать, что в развитых странах на эту сферу приходится до 80% ВВП! Что нам, чиновникам, остается, раз вы, предприниматели, пока так мало услуги развиваете! И еще, главный враг предпринимателя – региональные чиновники, а мы, федералы, очень даже вас любим!
– Любите-любите, знаем! Два-три раза в день, и в такой извращенной форме, что даже Hustler не опубликовал бы – по соображениям нравственности.
– Ну-ну, старина, не все так плохо! Видишь, федералы оперативно снизили налоговую нагрузку на малый бизнес, а вот регионалы никак не примут соответствующие законы.
– Ты знаешь, мне как-то все равно, какая часть вертикали бьет по спине и чуть ниже. Вы уж там сами как-то разберитесь.
– Какие вы неблагодарные!
И опять гудки в трубке.
Все это мне напомнило одну историю из старой школьной программы. Берлин, начало XVIII века. Король Фридрих Вильгельм совершает послеобеденную прогулку. На улицах ни души. Король думает, что все работают на его благо, а на самом деле все жители попрятались. Вдруг он видит убегающего пожилого бюргера и бросается за ним вслед. Догнав его, начинает, как обычно, охаживать старика по спине своей знаменитой буковой палкой. Устав, спрашивает: «Ты зачем от меня убегал?» Старик кряхтит: «Ой, боюсь, боюсь тебя». Взбешенный король с удвоенной силой бьет старика, приговаривая: «Ах, ты, сволочь! Ты любить меня должен, а не бояться! Любить, любить, любить…»

 

22.06.2009

Песни руководителя одного Банка, рисующие будущее автопрома, упорно рифмуются со строками: «Жаль только жить в эту пору прекрасную…»

В нашей тихой гавани опять спасают автопром! Я уже сбился со счета, в который раз. И с каждым разом меры все дороже и дороже. Руководитель крупнейшего банка страны, видимо, посчитал, что экономику РФ он уже спас, кредиты реальному сектору не нужны, поэтому можно и нужно вытаскивать из долговой ямы немецкую экономику. Или, что более похоже на истину, г-на О.В. Пикалевского. Означенный олигарх через свою компанию «Элементарные частицы» уже получил пол-России. И, кстати, зря премьер его обвинял в отсутствии социальной ответственности, ведь вышеуказанный О.В. женился на Золушке – падчерице дочери ах какого человека. И за всю историю империи не смог прихватить только ручку премьера.
Концепция О.В. очень проста: купить 35% акций Opel и перенести производство автомобилей на принадлежащий ему завод в Нижнем Новгороде. Однако, на мой взгляд, эта гениально простая идея обречена на провал. Логика любой системы подразумевает поэтапное прохождение всех этапов развития. В противном случае пресловутые крыловские мартышки, завладев очками, моментально стали бы магнатами. А в контексте нынешнего дня, разжившись вместо приспособлений для улучшения зрения акциями Opel, вмиг превратились бы в акул автобизнеса.

Культура производства на заводе О.В. в нижнем Новгороде находится на уровне каменного века. И никаким экспортом очков – то есть, технологий – радикально ситуацию не изменить. Кроме того, немецкое правительство не горит желанием выгнать немецких рабочих на улицу, чтобы поддержать рабочих российских. Надежды на то, что Банк будет играть первую скрипку, минимальны. Тем более что на примере принадлежащей ему страховой компании О.В. разъяснил иностранным партнерам суть древней поговорки «посеешь ветер, пожнешь бурю», продемонстрировав, как надо обращаться с миноритариями.

Скажу больше, эта гениальная операция способна полностью угробить слабые ростки нового автопрома: как только Банк произведет данную инвестицию, его риск-менеджмент закроет кредитование отрасли в принципе из-за чрезмерной концентрации риска: не будем забывать, что Opel – убыточное предприятие по итогам прошлого года. Значит, остановится кредитование производителей комплектующих, а из-за отсутствия инвестиций этот сегмент отрасли прикажет долго жить. И ни один из сборочных заводов так и не локализует производство. Таким образом, новый автопром, подающий первые признаки оживления, будет уничтожен в угоду играм одного олигарха.

 

29.06.2009

«Доколе же ты, Катилина, будешь злоупотреблять нашим терпением? До каких пределов ты будешь кичиться своей дерзостью, не знающей узды?»

Эта классическая фраза Цицерона всплыла в моей памяти, как только я прочитал об очередной инициативе «Автоваза» провести аудит поставщиков, не снижающих цены, чтобы указать им, где и как сократить издержки. Революционную мысль президента автомобильной компании Бориса Алешина стоит углубить и расширить. Почему бы ему не провести аудит в домах своих сотрудников, которые также поставляют услуги в виде труда? Эта мера позволит определить, насколько разумно они расходуют зарплату, и поможет внедрить эффективные методы ведения домашнего хозяйства. Например, в приказном порядке изъять из рациона мясные бульоны, на которые уходят драгоценные средства «Автоваза», включив в меню постные щавелевые щи, котлеты из брюквы с крапивой и компот из одуванчиков. Круглосуточный аудиторский пост в домах сотрудников сможет дать еще около 20% экономии заработной платы. Затем надо заняться потребителями – излишние траты на книги, кино и прочую ерунду отвлекают средства от покупки продукции «Автоваза». Аналогичные мероприятия нужно провести дальше по производственной вертикали: поставщики комплектующих «Автоваза» пойдут с аудитом к своим поставщикам, те, в свою очередь, к своим и т. д. Если, конечно, ФАС по черствости своей не задушит эту гениальную идею.

Похоже, г-н Алешин сформулировал, наконец, национальную идею, в поисках которой лучшие умы России бились последние 20 лет. Когда-то в начале 90-х наше общество представляло собой общество лавочников, которые продавали друг другу то немногое, что еще осталось. На новом витке эволюции, благодаря новациям «Автоваза», страна может стать обществом аудиторов – все будут проверять друг друга. Правда, и сам «Автоваз» рискует: рано или поздно, по закону бумеранга, к нему могут прийти потребители и в интересах снижения цен потребовать провести аудит, причем не из разряда тех, что готовится для акционеров, а настоящий «потребительский».

Правда, вчера мой приятель после четвертой кружки пива изложил свою точку зрения на идеи г-на Алешина: «Это же главный либерал в стране, а его предложение – это закамуфлированный призыв ко всем гражданам РФ требовать аудита расходования слугами народа полученных от него денег – т. е. налогов. И нельзя ли, сократив ряд расходов государства, в том числе, и на «Автоваз», сократить и эти самые налоги». «Да он же карбонарий!» – воскликнул я. Выпив еще по одной, мы решили написать заявление в Комиссию по экстремизму с просьбой ограничить свободное мыслетворчество некоторых управленцев «Автоваза» исключительно производственными процессами. А то, неровен час, горячие молодые головы слишком буквально воспримут иные воззвания нашего Катилины.

 

13.07.2009

Российская федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной

Я решил напомнить статью 14 Конституции РФ, а то у меня складывается ощущение, что наши власти все реже заглядывают в этот документ. Клерикализация государства идет семимильными шагами. Средневековая по сути своей формулировка небезызвестной статьи 282.1 УК изначально играет краплеными картами в пользу клерикалов: «Под преступлениями экстремистской направленности в настоящем Кодексе понимаются преступления, совершенные по мотивам … религиозной ненависти или вражды». Ведь таким образом нарушается базовый принцип Конституции о всеобщем равенстве перед Законом. Ибо, если агностик, атеист, ученый или просто честный человек будет критиковать церковь, то иезуитским образом это легко подвести под данную статью.
Большинство иностранных философов и правоведов до сих пор не решили одну из древнейших проблем: что есть Религия в юридическом смысле. Только ли это свод канонических законов, приобретенных чудесным образом, или совокупность церковных актов и обрядов, явно привнесенных людьми? Если верно первое – то очень многие деяния отцов церкви могут быть подвергнуты критике уже с точки зрения канонических текстов. Например, беспошлинный ввоз РПЦ алкоголя и сигарет.
Меня не покидает чувство, что как наши чиновники редко заглядывают в Конституцию, так и клерикалы редко читают Святое Писание – не с амвона, а вдумчиво, примеряя на себя каждое Слово Его. Когда во время недавних известных событий все общество обращалось к власти с просьбой о милосердии, только голоса РПЦ не было слышно, а ведь именно любовь и милосердие являются основой Его Церкви, а не беспошлинный дурман.

Клерикализация страшна тем, что, по сути, она легитимирует в обществе этический релятивизм. Лозунг клира «не согрешишь, не покаешься» оправдывает любое морально-нравственное свинство. Можно убивать, насиловать, грабить, брать взятки, но «очиститься» покаянием и внесением соответствующего вспомоществования. Лет десять назад прогремел по РФ случай, когда одна очень известная ОПГ преподнесла в дар РПЦ дорогой колокол. Я спросил батюшку: «Как же так, ведь кровь на нем?» Ответ меня обес­куражил: «Отмолим и святой водой отмоем, главное, что подарок от чистого сердца». Подобное невозможно, например, для Кантовского категорического императива и других научно-философских концепций. И эта проблема, в первую очередь, касается именно экономики. Кризис рано или поздно заканчивается, а нравственный упадок ведет к эрозии и гибели системы.
Служба судебных приставов (ССП) и РПЦ заключили договор о совместной деятельности по выбиванию долгов. Если в угоду не самой высокой в вертикали власти службе РПЦ готова выкинуть на свалку истории один из своих основополагающих принципов «ако же и мы оставляем должникам нашим», то мне страшно представить, на что они пойдут, если обратится к ним служба рангом повыше (но отнюдь не Высшая).

 

27.07.2009

Все признаки средневековья налицо: сакральная власть, опирающаяся на клир, шуты, инквизиция (комиссия по вопросам истории)

В июле главным ньюсмейкером явно был Главный Санитарный Врач РФ. После поражения в борьбе с белорусскими буренками он вновь накинулся на российский народ, который только-только начал приходить в себя от его активности. Тактика нападения очень сильно напоминает средневековую: взять действительно важную проблему и подсунуть то решение, которое очень хочется провести в жизнь, хотя оно и не имеет никакого отношения к реальности. Например, вместо реальной борьбы с чумой накинуться на ненавидимых церковью женщин и обвинить их в том, что они наслали болезнь своим колдовством. Так и требование получения фитосанитарного паспорта при ввозе подержанных автомобилей носит явно политический характер из разряда защиты нетарифными мерами отечественного автопрома. Если бы ГСВ действительно озаботила фитосанитарная безопасность, то он бы ввел карантин для всех наземных транспортных средств, пересекающих границу, включая поезда. Ведь почти 99% биологического материала попадет с них в почву в течение первых пяти дней, а дождь и ветер значительно ускоряют этот процесс. Кроме того, основная опасность для средней полосы РФ находится не где-то за границей, а на юго-востоке и внутри страны. Как когда-то были занесены с транспортных средств семена борщевика, оккупировавшего Подмосковье, так сейчас реальна угроза появления саранчи из Волгоградской области, где она уже нанесла огромный ущерб полям.

Не менее драматично и другое предложение ГСВ – запретить выезд россиян за границу на отдых. Аргументы вообще сумбурные – если из-за свиного гриппа, то для начала необходимо полностью истребить незаконную миграцию, так как это более вероятный источник любой эпидемии. И ГСВ должен был первым жестко ответить на демарш Общественной палаты, попросившей легализовать незаконную миграцию. Если же пугает образ жизни россиян на отдыхе, то я бы посоветовал сменить компанию и вместо притонов Паттайи и злачных мест Стамбула посетить Лувр, Прадо или, на крайний случай, Дрезденский музей гигиены. На мой взгляд, за исключением одиозных куршевельцев, русские отдыхающие сейчас наиболее пристойные в Европе, в отличие от толп пьяных англичан и немцев, снующих по афинской Плаке. И, самое главное, я так и не понял, почему турист в Сочи или на Байкале будет вести себя лучше, чем за границей?
Если все эти инициативы – личное творчество ГСВ, то хочется обратиться к нему с древним призывом: «Исцелися сам!». Но так как он производит впечатление умного и квалифицированного специалиста, то, скорее всего, исполняет роль шута, которые в средние века проводили социальную экспертизу готовящихся сильными мира сего мероприятий на предмет десакрализации власти в результате их применения. Если общество возмущалось выходкой шута, он получал от государя оплеуху или пинок, если относилось спокойно, то мероприятие приводилось в жизнь. Значит, отечественный автопром и дальше будут поддерживать, а свободы, спущенные сверху, потихонечку отбирать. Добро пожаловать в средневековье!

 

17.08.2009

Ужасающая математическая дремучесть наших чиновников, особенно из экономического блока, чрезвычайно дорого обходится государству

Едва начался кризис, как в адрес экономистов посыпались обвинения: почему не предвидели и не предупредили. Справедливы ли эти упреки? Или не слышал предупреждений тот, кто не хотел слышать? Ведь только низкая математическая культура правительствующих экономистов не позволила им разглядеть в массе работ такие, которые уж точно нельзя отнести к маргинальным. Например, опубликованный Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) труд Aнгуса Мэддисона. Если опустить все математические выкладки, то результатом работы была формула роста всемирного ВВП:
Gt = C/(t0 – t)2
где С – некая константа, t – искомый год, а t0  – 2005,56. Всякому, кто знаком с математикой, понятно, что функция в окрестности 2005 года не работает. Значит, с приближением к этому году система должна перейти на новый уровень, или с ней должны произойти некие глобальные изменения. Самые грамотные экономисты сделали выводы вовремя. Например, ушедший в отставку Алан Гринспен, с которого теперь вроде и взятки гладки.
Судя по всему, не в ладах с математикой и наш министр финансов. Разворачивая свою гениальную схему поддержки отечественных банков, он совершенно упустил из виду, что наша банковская система представляет собой систему с положительной обратной связью. А такие системы в принципе неустойчивы и в ряде случаев могут перейти в так называемый режим с обострением. Дав банкам вкусить легкой крови спекуляций в отсутствие каких-либо стабилизаторов, наш министр финансов вырастил вампиров, которые уже не захотят перейти на черствый хлеб нормальной банковской работы, включающей в себя кредитование. Более того, такая система может войти в стадию саморазрушения, признаки которого мы уже наблюдаем. Отсутствие кредитования приводит к растущему числу дефолтов, а увеличение дефолтов – это дальнейшее сокращение кредитования. Налицо вход системы в спиралеобразное пике.

Таким образом, для системы с положительной обратной связью был применен рецепт, подходящий только для систем с отрицательной обратной связью. За такое решение задачи в приличном институте ставят двойку. Может быть, пора вводить специальные экзамены на профпригодность высших чиновников экономического блока? А ведь пользу знаний математики для управления государством знали даже средневековые правители. Так, учитель Галилея Остилио Риччи был советником по математике при Тосканском дворе с очень приличным содержанием, а сам Галилей занял аналогичную должность при дворе Медичи.
А в заключение еще одна смешная формула, выведенная Хайнцем Фон Ферстером:
Nt = C/(t0 – t)0,99
где Nt – численность населения мира в год t; t0 – 2026,87, что соответствует пятнице 13 ноября 2026 года.

 

31.08.2009

На фоне подъема мировой экономики российская росла темпами значительно выше средних, зато в кризис падает «стремительным домкратом»

Многие экономисты сейчас пытаются нам объяснить, почему российская экономика оказалась такой волатильной. На мой взгляд, основная причина даже не в ее сырьевой направленности. В конце концов, сырье – такой же подверженный конъюнктурным изменениям экспортный товар, как, например, мобильные телефоны или автомобили. Главная беда – неэффективное госуправление. Наши чиновники обычно ссылаются на то, что у нас не самые большие расходы на госаппарат в структуре ВВП, значит, вот она – эффективность! Но эффективность – это результативность, а с этим у нас большие проблемы. Во всем мире зарплаты в госсекторе ниже, чем в частном, зато у нас высокие зарплаты чиновников привлекают в государственное управление деятельных людей, которые могли бы куда больше пользы принести в частном секторе.

Неповоротливость системы управления в период роста играет положительную роль, поэтому наша экономика росла быстрее других: пока чиновники решали, как им снять с бизнеса добавленную стоимость, она спокойно развивалась. Но как только настали трудные времена, неповоротливость системы стала тормозом. Вместо того чтобы принимать решительные и молниеносные меры, чиновники все решали и думали. В итоге потребность в этих мерах отпадала сама собой, а экономика все глубже и глубже погружалась в кризис – в отличие от ситуации во многих других странах. Так, наши чиновники одними из последних в мире приступили к обсуждению утилизационной премии за автомобили. И при их скорости принятия решения очень велика вероятность, что эти меры подоспеют тогда, когда они уже будут бесполезны или даже вредны. Напомню, что антикризисные варианты, содержащие в том числе и предложения по утилизационной премии, легли на стол Ангелы Меркель в ноябре 2008 года. С нового года эта мера уже заработала. Да, были риски, в том числе мошенничества. Дальнейшее развитие событий показало, что ряд опасений был оправдан, но позитивный эффект – налицо. За Германией подтянулись остальные страны, и только мы плетемся где-то в конце.

И напоследок – байка, в которой мне определенно слышится что-то родное, хотя ее любят рассказывать англичане в пабах. Перед заседанием правительства в зале находят подкидыша. Входит сердитый премьер-министр, обводит суровым взглядом своих подчиненных. Один из министров робко замечает: «Это не мы. У нас ни одно дело не делается за 9 месяцев». Премьер переводит взгляд на другого: «Джентльмены, чтобы зачать ребенка, необходимо как минимум хоть один процесс довести до конца. Нет, это определенно не мы». Взгляд премьера добреет и останавливается на третьем: «И потом, разве хоть кто-то видел материальные плоды нашего труда? Конечно, это не мы».

 

14.09.2009

Добро пожаловать в дивный новый мир. Основной закон эволюции – стремление к золотой середине. Иначе «деревья росли бы до небес»

В Штутгарте выдался свободный день, и я решил съездить в замок Hohenzollern. Тех самых Гогенцоллернов, из рода которых вышли короли Пруссии, а затем – императоры всей Германии. Представитель именно этого семейства, содомит, скрывающийся более 20 лет от своей жены на полях сражений и в казармах, по свойственному историкам чувству юмора и цинизма был назван Фридрихом Великим. Жена одного из отпрысков этого рода, отвечая на вопрос Лейбница, все ли она поняла в его учении о бесконечно малых, со вздохом произнесла: «Конечно, я уже 30 лет как замужем за таким бесконечно малым». Один из Гогенцоллернов по скудоумию развязал Первую мировую войну, которая покончила со II рейхом и открыла путь к рейху III, а другой – кронпринц Вильгельм – активно поддержал Гитлера. Как и предупреждали меня мои немецкие товарищи, на месте родового гнезда семьи Гогенцоллерн, я увидел пошлейший новодел образца середины 19 века.

Покидая эту заполненную одними японцами обитель торжествующей глупости и духовного убожества, я уже было сожалел об испорченном выходном, как вдруг увидел на автобане указатель Gо..ppingen, и в голове всплыл образ другой швабской семьи. Поплутав по окрестностям и изрядно напугав местных жителей, я все-таки нашел то, что искал – холм, на вершине которого стояли руины Hohenstaufen – родового гнезда Гогенштауфенов. После долгого подъема по грунтовой дороге меня ожидал красивейший закат над швабскими горами и тяжелые раздумья о несправедливости эволюционного процесса. В отличие от Гогенцоллернов, семья Штауфенов давала человечеству одну уникальную личность за другой. Это и знаменитый Фридрих Барбаросса, и, конечно же, Фридрих II, заслуги которого переоценить просто невозможно. Он подарил Средневековой Европе математику (без Фридриха не состоялся бы Леонардо Фибоначчи) и сохраненные восточными культурами классические греческие тексты. Критическое отношение к религии, веротерпимость и мультикультурность, которую новые русские почему то путают с мультивалютностью. Провел, пожалуй, самую успешную реформу госуправления – ему не приходилось говорить своим вассалам: «Ни фига мы не продвинули!». Однако не в пример Гогенцоллернам, этот род угас трагично и быстро, последним представителем его боковой ветви был тот самый полковник фон Штауффенберг, организовавший одно из покушений на Гитлера. И теперь от этой семьи остались только руины и наша добрая память.
Конечно, умом я понимаю, что подрезание всего выдающегося  – основной закон эволюции, и без него не было бы человечества. Но сердце не принимает этот порядок – не будет больше Ньютона и Эйнштейна, Гегеля и Канта, Дизраэли и Черчилля, а Гоголь и Булгаков выродятся в Дубовицкого. Этот же закон действует в экономике. Многие яркие компании не переживут кризиса, зато те, кто меньше всего думал о развитии, чувствуют себя распрекрасно. Но здесь уж ничего не поделаешь, нам и нашим потомкам придется жить в мире торжествующей серости. Эволюция безошибочно и беспощадно стрижет свой газон.

 

05.10.2009

К сожалению или к счастью, очень многое в нашей жизни подчиняется закону «что посеешь, то и пожнешь». Алла Пугачева в этом убедилась

Случайно включив телевизор на прошлой неделе, увидел выступление перед журналистами члена Общественной палаты и по совместительству широко известной  эстрадной певицы. Обличая судебную систему нашей тихой гавани, она патетически заявляла, что собирается искать честного судью. Судя по трагическим интонациям, дело это представляется ей достаточно сложным. «Ну, наконец-то! – подумал я, – хоть один член ОП всерьез озаботился состоянием нашей судебной системы!» Но дальше меня ждало разочарование. После следующей фразы маска общественного деятеля, озабоченного язвами нашей судебной системы, слетела, и под ней отчетливо проступило лицо обыкновенной мещанки. Мещанки, делающей вид, что ничего не происходит, пока государственная машина не заедет на ее частную территорию. Только когда проблемы коснутся ее или членов ее семьи, она начинает прилюдно кричать. Как правило, истошно. Не вдаваясь в саму проблему, носящую семейный характер, где, как известно, нет правых и виноватых, стоит задуматься о судьбе нашей тихой гавани, где былые властители дум все чаще оказываются мелкотравчатыми обывателями. Как говорится, «это хуже народа, это лучшие люди города».
Правовой нигилизм члена ОП меня также поразил. Мало того, что без всяких оснований она назвала суд, находящийся в одном из субъектов РФ, игрушечным, так еще и открыто заявила, что будет искать неподкупного судью, явно намекая на то, что судья, принявший решение, которое ее не устраивает, однозначно подкуплен. При этом член ОП организовала давление на суд в шоу, прошедшем в прайм-тайм по главному телеканалу страны. Несколько лет назад модельер, принимавший участие в шоу, призвал дать отпор тем, кто использует «отдельный судебный процесс» для «дискредитации всей судебной системы, государства и общества» и «ставит под сомнение основы законности и порядка в стране», кто смеет «обвинять правосудие в предвзятости и необъективности». Поэтому увидев этого мужа на телеэкране, я подумал, что сейчас он, в соответствии со своими былыми убеждениями, поставит на место зарвавшуюся певицу, чем проявит свою принципиальность – несмотря на дружбу с примадонной. Но не тут-то было. Видно, за прошедшее время в его мировоззрении многое изменилось.

При этом хочется спросить члена ОП, а где же вы были раньше? Не видели состояния дел в судебной системе или не хотели видеть? Думали, что чаша сия минует вас? Если бы вы после прихода в ОП задались вопросом судебных реформ в интересах общества, изучив, например, жалобы, поданные российскими гражданами в Европейский суд по правам человека, может, и сегодняшней ситуации удалось бы избежать? Да Бог с ней, с певицей. Высокие друзья, коих у нее немало, наверняка помогут решить личную проблему. Вопрос в том, что делать миллионам граждан, которые таких друзей не имеют, да и организовать подобное шоу не в силах. Видимо, остается рассчитывать только на Высший суд, который, как известно, пока не входит в зону действия судебной системы РФ.

 

12.10.2009

Уже в XIV веке власть понимала, что жульничество с законом даже ради благих целей недопустимо – урок, усвоенный не всеми даже в XXI веке

Недавно одна кредитная организация начала беспрецедентное судебное преследование своих заемщиков из разных регионов и отраслей с целью изъятия активов. Сначала объяснения, что это исключительно попытка вернуть свое, вроде бы успокоили. Но когда банк за бесценок скупил долги и начал процедуру отъема активов одной коммерческой организации, стало понятно, что это планомерная операция в интересах инвестиционной компании, входящей в один холдинг с банком. Экономический кризис свирепствует во всем мире, а не только в России, но ни в одной другой стране не наблюдается политика экономического мародерства. Почему?
Европа решила этот вопрос для себя еще в средневековье. Манифестом можно считать пьесу Уильяма Шекспира «Венецианский купец», написанную в конце XVI века, хотя первоисточник датируется веком XIV. Именно в этот момент правители Европы стали понимать, что только класс предпринимателей может обеспечить процветание их странам и им лично. Предприниматель должен принимать на себя те или иные риски – контролируемые и неконтролируемые. В средние века почти все они были неконтролируемыми: пираты, бури, войны, эпидемии и пр. И, в отличие от нынешнего времени, застраховать их было негде. Отсюда и значительная норма прибыли средневековых торговых операций – до 400%. Значит, рано или поздно любой предприниматель мог столкнуться с проблемой просроченных займов, вызванных неподвластными ему обстоятельствами. Чью сторону в этом конфликте принять власти – займодавцев в лице шейлоков или предпринимателей – антониев? На первых порах власть поддерживала шейлоков, так как сама любила у них одолжиться, а чтобы не возвращать долгов, закрывала глаза на их бесчинства по отношению к заемщикам. Но с XIV века парадигма меняется. В пьесе власть в образе Дожа однозначно на стороне Антония. Но власть понимает, что ее защита должна быть только в рамках закона. Иначе, если Дож начнет по ходу менять правила игры, это приведет к исчезновению Закона вообще («Закон хоть раз своей склоните властью;/Для высшей правды малый грех свершите»). В этой сложной ситуации Дожу помогает хрупкая Порция, выстраивая сложнейшую для XIV века юридическую конструкцию. В итоге Дож торжествует – закон не нарушен, Шейлок наказан, Антонио спасен.

В современном мире уже не надо привлекать Порцию. Сами банкиры сознают, что им невыгодно ликвидировать класс предпринимателей. К тому же на помощь приходит государство: создает банки плохих долгов, входит в капитал, кредитует под залог кредитных требований, страхует, предоставляет защиту от кредиторов в случае банкротства и пр. Вышеупомянутый банк часто говорит, что своими действиями он способствует передаче активов от неэффективных собственников эффективным. Но это явное лукавство. Отделить одного от другого возможно только на этапе нормального функционирования экономики, и лишь в этом случае подобные действия благотворны.

 

19.10.2009

Во избежание экономических кризисов необходимо изгнать торгующих наукой математиков из храма Золотого Тельца. Они постоянно все портят

До сих пор не утихают споры о том, кто виноват в экономическом кризисе. Отмету сразу отечественную версию: международное закулисье, прихлебывая из котелка кровь христианских младенцев, устроило кризис, дабы погубить свободную Россию. Хочется остановиться на другой, активно обсуждаемой в последнее время в американских и европейских кругах. На мой взгляд, именно в ней присутствует значительная доля истины. Согласно этой версии, во многом виноваты математики, променявшие служение научной истине на золотые офисы Wall Street. Это они, комбинируя несочетаемое, разрабатывали головокружительные схемы с использованием срочных, спотовых, валютных, кредитных рынков и, кроме того, наплодили целую армаду дурацких роботов в надежде обмануть судьбу. Не удалось. Их псевдогениальные абстрактные конструкции только на порядок увеличили волатильность и неопределенность на мировых рынках. При этом некоторые еще обвиняли в произошедшем не себя, а науку. Хотя «прикладники» не раз пытались доказать «теоретикам», что математика – лишь инструмент познания мира, который ни в коем случае нельзя превращать в оружие. Но последние с гордо поднятой в вечном снобизме головой пошли прямо на любимые грабли и, кстати, подбираются к нашей многострадальной экономике.

Их ослиное упрямство понятно – оно произрастает из тех же корней, что и царица наук. Они всегда были уверены в том, что, если Одиссей покинул Трою и направляется на Итаку, то он рано или поздно туда доберется. А чем глубже его познание мира, тем быстрее и с меньшими приключениями он попадет к Пенелопе. То есть кризисы (Циклопы, Сирены, Женихи и пр.) – результат неполной картины мироздания. В то же время, большинство «прикладников» уже давно убедилось, что субъект (объект) движется в этом мире подобно не Одиссеею, а, скорее, Полю – главному герою гениального романа Ивлина Во «Упадок и разрушение». Чем сильнее он пытается убежать из исходной точки повествования, тем скорее там оказывается. В этой концепции кризисы (безденежье Поля, тюрьма, предательство любимой) появляются скорее от стремления избежать проблем. Чем не восточная философия: истинный мудрец должен спокойно созерцать, как колесо Сансары совершает очередной свой бессмысленный круг, а не суетиться во имя выгодной сделки с судьбой, как Старик и Старуха из «Сказки о золотой рыбке».

Исходя из этого, я дал бы простой совет руководителям HR-служб инвестиционных банков и брокерских компаний – изгнать служителей чистой науки из храма Больших Денег, введя для математиков запрет на профессию. Кроме того, не помешает специальный ценз: отсекать людей с IQ выше 100. Как в бессмертном фильме: «Все то же самое, Барон, но без фантазий, да-да поменьше фантазий». На мой взгляд, профессия инвестбанкира, а тем более брокера, ремесло, а не искусство. Она должна быть полностью регламентирована, отрегулирована и подконтрольна – желательно с ежеутренним медицинским освидетельствованием на отсутствие опьянения. Как работа машиниста в метро. Иначе наши экономические поезда постоянно будет заносить черт знает куда! А оно нам надо?

 

26.10.2009

В недрах власти зреют настоящие чудеса, сулящие воплощение вековых народных мечтаний. Неужели дело дойдет и до полного коммунизма?

В молодости я очень любил мечтать. Действия родного правительства за последние лет двадцать отбили у меня эту вредную привычку. Но, судя по всему, пора вспоминать старые грехи. Первым звонком для меня стала речь очередного «кремлевского мечтателя» Игоря Шувалова, в которой он изложил намерение решить проблемы «Автоваза», обойдясь без увольнений. Неужели Игорь Иванович изобрел вечный двигатель, готов отменить законы термодинамики и открыть эру экономики с неограниченными ресурсами (ЭНР), освободив себестоимость продукции от производительности труда, знерготеплопотребления на единицу продукции и прочих головных болей?
Следующей приметой эпохи чудес стало появление машины времени в Высшем арбитражном суде. Эта важная информация стала известна широкой общественности совершенно случайно: на сайте уважаемого органа появилось решение по заседанию, которое должно было состояться через несколько дней. Я не готов поверить в обыкновенное жульничество с законом в стране, где президент и премьер-министр являются юристами! В отличие от многих циников, я скорее склонюсь к существованию машины времени и нерадивого сотрудника, перепутавшего даты. А чем объяснить метаморфозы нашего министра финансов? В начале лета c его уст слетали пессимистичные прогнозы о второй волне кризиса и прочих ужасах. И вот наш герой стал таким оптимистом, что Кандид – просто мрачный мизантроп на его фоне. Думаю, и здесь не обошлось без применения чудо-вещества!

Сами по себе эти события не могли бы привести к выводам о прорыве в области невероятного. Подготовка населения началась заблаговременно. Сначала нашим «народным достоянием» почему-то оказалась коммерческая организация, обладающая кучей доставшихся по наследству от СССР ржавых труб и почти наполовину принадлежащая иностранцам. Ее главная цель – строительство четырехсотметрового фаллосоподобного здания в Северной столице с соответствующим освоением сметы. Ну, а основная идея – рекламный лозунг о том, что мечты сбываются.
Часть населения бросилась пить горькую, другая – паковать вещи и рвать когти в страны, где базисом будущего являются не только мечты, но и более осязаемые вещи. А кое-кто, вот я например, кинулся мечтать. О том, как мы будем кайфовать в условиях ЭНР, разъезжать в «Ладах» модели ИШ с вечным двигателем и прихлебывать чудо-зелье.
Есть только один недостаток в этой мечте – журнала «Финанс» не будет, и я потеряю работу колумниста. Ведь кто будет читать журнал с прогнозами, когда безработные сотрудники Высшего арбитражного суда (ведь тяжбы – это удел Экономики с ограниченными ресурсами) смогут регулярно наведываться в будущее и узнавать грядущие курсы валют и другую полезную информацию! То-то мы повеселимся на иностранных биржах! Так что, разминайте, граждане, правые полушария мозга, и приступаем к мечтам!

 

02.11.2009

Когда сам президент по-настоящему признает верховное главенство закона, может, что-то начнет меняться и в судебной системе

Бессмертный лозунг «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» я вспомнил, когда смотрел встречу президента с олигархами. Сначала я подумал, что она пойдет по сценарию: «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться». Ведь в программной статье «Россия, вперед» Дмитрий Анатольевич прямо указал на тех, кто мешает модернизации РФ – «ничего не предпринимающих «предпринимателей»… У них «все есть». Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам». Персон, подходящих под эту характеристику, в зале было достаточно. Но разговор пошел по другому руслу.
После фразы президента, что долг предпринимателя – писать заявления в соответствующие инстанции на коррупционеров от судебной системы, я заглянул в Конституцию РФ. Нет, ошибался не я… Статья 10 прямо говорит о разделении государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. А Статья 80 однозначно указывает, что гарантом Конституции Российской Федерации является президент. Иными словами, построение независимой судебной системы – его задача, а никак не предпринимателей. А кому писать заявление в условиях признанной хронической коррупции? Не попадет ли оно коррупционеру, который применит к автору соответствующие меры? Извечный юридический вопрос – кто сторожит сторожей? Обвинение бизнеса в платах разного рода судебным посредникам сомнительно. Ведь задача президента именно в том и состоит, чтобы исключить подобное посредничество. А так, в полном соответствии с экономической теорией, предложение порождает спрос.

И кто развратил судебную систему? Не сама ли власть, которая требовала от судов нужных решений, позволяя вольно обходиться с Законом? Даже в вышеупомянутой статье есть ссылки на то, что эта практика продолжится. За пассаж президента: «В конечном счете, судебная система сама способна разобраться, что в интересах государства, а что отражает шкурный интерес коррумпированного бюрократа или предпринимателя» преподавателям ЛГУ должно быть стыдно. Судебной системе должны быть безразличны чьи-либо интересы, включая государственные. Не зря старая тетка с весами стоит с завязанными глазами! В конце концов, максиму Pereat mundus et fiat justitia (Да свершится правосудие, пусть даже погибнет мир) сформулировали не вчера. Известно, что моральные нормы подвижны, и под интересы государства можно подвести что угодно, даже Аушвиц и проскрипционные списки. Конечно, президент прав – взять новых судей нам негде и помочь может только смена поколений. Но власти уже израсходовали половину 40-летнего срока, в течение которого Моисей водил свой народ по пустыне. Главное сейчас – не дать старой гвардии развратить молодую поросль. Значит, высокопоставленные чиновники должны забыть телефоны судей, а их подручные – дорогу в совещательные комнаты. А вот как это сделать – решать гаранту Конституции.

 

09.11.2009

Слава Богу, закончилась ­полугодовая эпопея с самой непонятной сделкой в автопроме – покупкой Opel консорциумом Magna-Сбербанк

General Motors оказался большим российским патриотом, чем наше родное правительство, так как отказ от сделки выгоден России. Планируемые на эту бессмысленную сделку 500 млн евро можно теперь направить на развитие отечественного, а не немецкого автопрома. GM даже указал Сбербанку, куда лучше потратить эти деньги: концерн готов продолжать сотрудничество с ГАЗом, а для этого потребуются значительные инвестиции, которые может обеспечить только Сбербанк.
GM преподал еще один урок нашему правительству: именно в тот момент, когда премьер-министр заявил о том, что кредиторам «Автоваза» придется дисконтировать долги, а про судьбу поставщиков, клиентов и дилеров даже не упомянул, президент GM заявил: «Нашей целью было обеспечить лучшее долгосрочное решение для наших клиентов, сотрудников, поставщиков и дилеров».
Вызывает удивление и то, что на реструктуризацию Opel, объем производства которой втрое больше, чем у «Автоваза», планируется потратить всего 3 млрд евро, что соизмеримо со средствами, необходимыми на реструктуризацию «Автоваза» с учетом уже выделенных 25 млрд руб. Может, правы те пессимисты, которые подозревали в непонятной сделке некоторые «специальные мероприятия», так широко используемые на 1/6 части суши.

Кто же в итоге выиграл, а кто проиграл в финале данной эпопеи? Среди проигравших, на мой взгляд, только те, кто хотел половить рыбку в мутной воде. Остальные только выиграли. GM останется глобальным автомобильным концерном, Magna получила достойный повод выйти из сомнительной игры, не потеряв лица, Россия получит сильного партнера для своих планов возрождения автопрома, Европа – стабильный Opel. Истерия в Германии скоро стихнет, т.к. вызвана она не бизнес-интересами, а только политическими причинами: в победе Ангелы Меркель велика составляющая фактора Opel, и сейчас получается, что немецкого избирателя банально провели – вроде как неудобно для демократического государства – избиратели обязательно это припомнят. При этом в бессильной ярости коалиционное правительство идет на откровенный шантаж – если сделка не состоится, то верните досрочно бридж-кредит в 1,5 млрд евро. Но шантаж не сработал – на следующий же день Opel вернул треть кредита. Негативная реакция боссов профсоюза заставляет припомнить историю Клауса Фолькерта, проф­союзного босса VW, попавшегося несколько лет назад на взятках более чем в 2 млн евро и оплачиваю­щего из средств концерна свои любовные утехи по всему миру, прославившегося на весь мир сакраментальной фразой на деловом ужине: «А бабы где?». Видно, профбоссы знают, что от американцев трудно получить вспомоществование, в отличие от деловых партнеров в РФ.
Таким образом, на счастье российских налогоплательщиков, мутная сделка сорвалась по не зависящим от СБ и Magna условиям. Как говорится, бодливой корове Бог рог не дает.

 

16.11.2009

При наличии финансового ресурса можно купить хорошую рекламную кампанию, но, к счастью, ни за какие деньги нельзя изменить свое прошлое

Когда умер князь Талейран, в Париже можно было услышать следующие возгласы: «Вы слышали, Талейран умер! Интересно, зачем ему это надо?». Так велика была вера сограждан в то, что все действия этого человека направлены исключительно на извлечение личной выгоды. Этот исторический казус пришел мне на ум, когда я увидел рекламу входящего в одну олигархическую Группу банка, утверждающую, что быть честным – выгодно. Прежде всего, поразила меня пещерность этического сознания. Конструкции типа вышеприведенной были впервые сформулированы древними иудеями в книге Исход (например, максима Декалога «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь Бог твой дает тебе»). Т.е. любой положительный поступок делается во имя того, чтобы получить что-то взамен или не пострадать. Излишне говорить, что цивилизованное человечество давно уже отказалось от подобного «ветхого» подхода и ориентируется на категорический императив Иммануила Канта: моральный закон есть имманентное свойство человека. Но главный вопрос – зачем это надо банку – породил целый каскад предположений.

На кого направлена реклама? Вряд ли на саму Группу. Ведь если я, к примеру, решу с понедельника бросить пить, то вряд ли буду в пятницу оглашать в прессе свое намерение. Значит, кампания рассчитана на окружающих. Возможно, стратеги Группы решили использовать известную тактику из теории игр: если все участники игры следуют определенному своду правил, а один игрок им не следует, то вы­игрыш достанется именно ему. Какая роль и кому здесь уготована, как долго Группа будет в нее играть, и какие еще «открытия» на почве морально-этических исследований сотрудников нас ждут, остается только догадываться – в рекламе об этом ни гу-гу.
Ну и наконец, учитывая репутацию Группы, не возникнет ли эффект отторжения? Широкие массы могут задуматься, что, скорее всего, быть честным невыгодно, раз уж проповедь исходит из уст таких нравственных «авторитетов»?
Когда-то апостол Нафанаил усомнился в системе ценностей Христа: «Из Назарета может ли быть что доброе?» (Иоанн 1, 46). Если даже учение Его могло ставиться под сомнение из-за репутации родного города, то что уж говорить об «откровениях» Группы.
Вообще, в последнее время рекламные кампании стали заметно интереснее для исследователей современного российского бизнеса (если, конечно, таковые есть). Пора уже этим самым исследователям осваивать психоанализ, так как львиную долю информации о компаниях и их стратегии можно узнать из рекламных роликов. Можно даже защищать кандидатские диссертации. К примеру, известный слоган «Газпрома»: «Мечты сбываются». Необходимо изучить и обосновать: а чьи, собственно, мечты сбываются (топ-менеджеров, акционеров, потребителей), в каком объеме (в полном, частичном, нулевом), как часто (постоянно, периодически, в прекрасных вещих снах с четверга на пятницу).

 

23.11.2009

Удивительно, что эффективность управления экономикой принято мерить в зависимости от роста или падения валового внутреннего продукта (ВВП)

Недавно венгерские экономисты предложили учитывать в ВВП страны услуги, оказываемые местными проститутками. В принципе, это очень правильный шаг, который позволит более грамотно отслеживать тенденции. На вооружение эту идею стоит взять и нашим властям, причем включить в его расчет не только услуги тех, кто продает тело, но и тех, кто торгует душой – коррумпированных чиновников. Страсти вокруг валового внутреннего продукта кипят с момента его появления. Структура этого показателя, как и любого другого, претендующего на универсальность, противоречива. К тому же, его составляющие во всех странах сильно отличаются. Как заметил один американский экономист, женитьба на своей домработнице снижает ВВП вашей страны: платные услуги ведения домашнего хозяйства в него входят, а работы внутри домохозяйств – нет. Например, в США в ВВП входят все бытовые платные услуги (ведение хозяйства, сдача в аренду жилья, частный извоз и пр.), которые у нас не регистрируются. Но самый большой диссонанс, конечно, вносит коррупция: эта статья никак не декларируется и не учитывается в объемах внутреннего продукта.

Может возникнуть вопрос: а зачем нужна такая методологическая четкость? Может, достаточно иметь постоянный состав показателя? Ведь, по сути, важно не значение ВВП, а темпы его изменения. И вот здесь проходит фронтовая линия между разными школами экономистов и эконометриков. Я полностью согласен с теми, кто говорит, что главное – анализ структуры ВВП и ее изменения, а не колебания интегрального показателя. Например, если в мире упадут расходы на вооружение, это приведет к снижению ВВП, но в целом это позитивное изменение. Увеличение производительности труда в кратковременном периоде также приведет к падению ВВП, ведь зарплаты не будут расти пропорционально производительности, кроме того, это положительное явление будет способствовать увеличению безработицы. Кризис уже показал, что падение ВВП иногда приносит неожиданные блага: выброс вредных веществ в атмосферу сейчас находится на одном из самых низких уровней десятилетия. Среди несомненных плюсов и сокращение издержек компаниями, и снижение затрат на роскошь частными лицами.

Мир после кризиса будет уже другим. Мы станем жить и принимать решения в среде с не просто ограниченными, а очень сильно лимитированными ресурсами. И надо готовиться к тому, что естественным будет не рост ВВП, а в лучшем случае, его нулевая динамика (конечно же, при очищенных от инфляции показателях). И развитие общества пойдет по пути перераспределения ресурсов внутри ВВП. Именно поэтому понадобится не интегральный, а более четкий показатель ВВП. Венгерские экономисты сделали первый шаг в этом направлении, пора задуматься и нашим.

 

30.11.2009

Если государство не будет мешать, модернизацию экономики граждане направят сами. Таков мой вывод после президентского послания

Прошло уже две недели с момента оглашения послания президента федеральному собранию, а я все перечитываю его и нахожу новые грани. На мой взгляд, прекрасную речь омрачают две ложки дегтя. Во-первых, пафос, с которым было сказано о 1232 осужденных за коррупцию. Фраза «эти цифры, к сожалению, свидетельствуют и о масштабах коррупции, поразившей наше общество» окончательно убедила в отсутствии у высшего руководства понимания истинного положения дел. Ведь эти цифры – даже не капля в море, а молекула в океане. Осознание того, что надо не столько сажать, сколько модернизировать госуправление, конечно, радует. Но одной открытости мало. И даже электронное правительство – не панацея. Программа – лишь инструмент, в основе которого наполнение, логика работы, релевантные входные данные и прочее. А если настраивать систему будут чиновники, могу предположить, в чьих интересах она заработает. А указание президента ускорить получение согласований инвестиционных проектов легко будет проигнорировать: и детскую песочницу при желании можно отнести к разряду опасных объектов. Реальной стратегией борьбы с коррупцией, на мой взгляд, является значительное сокращение госслужащих и адекватное снижение госфункций.
Во-вторых, меня огорчило очередное сведение стратегии модернизации к странным программам. Это наша типичная черта – ставить цель, не выполнять ее и формулировать новую. «Догнать и перегнать Америку» – «Коммунизм к 1980 году» – «Продовольственная программа» – «Отдельную квартиру каждой семье к 2000 году» – «Автоваз» – лидер мирового автопрома». Например, развитие фармацевтики. Кто будет финансировать создание 50 новых препаратов при бюджетном дефиците на ближайшие три года? Размер инвестиций колоссален – достаточно посмотреть бюджет любой фармацевтической компании и учесть, что вложения в исследовательские центры и производство ими уже сделаны, а такого вала новинок не планируется. Программа явно не сработает, зато чиновники погреют руки. Не лучше ли потратить эти средства на решение проблем больниц и поликлиник?

Та же проблема с термоядерным синтезом. Задача реализации на этапе постановки научно-технологической проблемы абсурдна. Даже указам президента природа не подчиняется. Россия, как участница международного проекта ITER, должна вложить порядка $1 млрд в строительство термоядерного реактора во Франции, который до 2040 года будет только проводить эксперименты, а его промышленное применение начнется не ранее середины века. Как же мы одни сможем реализовать идею ТОКАМАКОВ, которую, к тому же, многие физики считают тупиковой? Не лучше ли создать комплекс мер для выгодного развития наукоемких технологий? И не мешать предпринимателям, ученым и инженерам? Проще говоря, следовать логике старого анекдота, где Дед читает вечернюю молитву: «Боже! Направь и укрепи», а Бабка резонно замечает: «Пусть укрепит, а направим мы сами»!

 

07.12.2009

Не успела утихнуть тема с покупкой Opel, как возникла новая – не менее мутная – попытка раскрутить Renault на инвестиции в «Автоваз»

О странностях первой сделки я уже много писал, теперь пришла пора начинать русско-французкую автосагу. Прежде всего напрягает в ней то, что власти порой идут на шаги, противоречащие элементарной норме справедливости по отношению к своим гражданам, а о законах даже говорить не стоит – известно, что они в России что дышло.
Во-первых, предполагается безвозвратно потратить на нужды «Автоваза» около 2 млрд из бюджета, т.е. средства граждан РФ. Сумма инвестиций со стороны Renault-Nissan при сохранении ими доли в 25% пока предполагается на уровне 300 млн евро, причем технологиями и оборудованием. За бюджетные 2 млрд евро мы получим одну, на мой взгляд, не самую интересную в своем классе платформу и, скорее всего, старое оборудование. Сам Renault его не выпускает, а на новое концерн не будет тратить живые деньги. Чудеса арифметики или щедрый дар французскому народу? В период высоких цен на оборудование и прочие инвестиционные активы вложения в $1 млрд позволили VW, Nissan и Toyota построить три завода в РФ. То есть на 2 млрд евро можно построить 9 заводов в Тольятти. Не лучше ли было провести международный тендер и дотировать инвесторам на каждый вложенный евро еще один-два из бюджета? Но это была бы слишком открытая и понятная сделка. Во-вторых, откровенная спекуляция – социальная сторона вопроса. Сокращение 27 тыс. человек муссируется постоянно, и для создания новых мест и прочего направляются колоссальные средства. А планируемое сокращение только в Сбербанке составит 30 тыс. человек до конца этого года, и еще 20 тыс. – в будущем. И таких предприятий – тысячи. Похоже, эти люди правительство не интересуют. В-третьих, предприятие на грани банкротства кредитуют банки с госучастием под низкий процент. Чудная модель поведения менеджмента банков после проведенных народных IPO! Полный аналог советских займов на восстановление народного хозяйства и, похоже, с тем же финалом. В-четвертых, российская сторона фактически предоставила французской бесплатный опцион на дальнейшее участие в проекте.

Похоже, в Renault определяются с будущей стратегией и делают вывод об ошибочности предыдущей. Ведь инвестиции в 1 млрд евро были произведены менеджментом концерна вопреки интересам акционеров лишь для того, чтобы войти в тройку крупнейших производителей за счет продукции «Автоваза». Но что сейчас значат 300 тыс. «Жигулей» против планировавшегося миллиона? А конкуренты правильно вычислили тренд, и VW, например, по итогам трех кварталов 2009 года стал крупнейшим производителем в мире, прирос Китаем, Бразилией и Мексикой. Для Гона это стало настоящим Ватерлоо вместо Аустерлица.
И наконец, вследствие абсолютно разного понимания целей и задач обеими сторонами, тексты названий соглашений на русском и французском языках различаются. Каждый видит то, что хочет видеть. Разве это не индикатор того, что сделка, если она состоится, будет непонятной, запутанной и мутной? Так что финал может быть аналогичен мегасделке с Opel.

 

 

14.12.2009

Можно ли прикрыть течь? Две российские проблемы – коррупция и вертикаль власти – больший тормоз развития науки, чем утечка мозгов

Работающие за рубежом российские ученые недавно опубликовали открытое письмо президенту и премьер-министру с призывом увеличить финансирование российской фундаментальной науки во избежание ее коллапса и вырождения. Поддерживая инициативу в целом, не могу не высказать претензий к частностям. На мой взгляд, простое увеличение расходов на науку не приведет к сколько-нибудь значительному эффекту. Остановить утечку мозгов очень сложно: как любое общественное явление, она многослойна. И банальный отъезд за границу лучших ученых, возможно, наименее болезненная составляющая.

С одной стороны, это позволяет сохранить «золотые» мозги для России, с другой, улучшает имидж страны в академических кругах Запада. Приезжая в тот или иной университет, я не раз замечал, с какой теплотой люди отзываются о своих коллегах – наших соотечественниках. Намного страшнее «внутренняя утечка мозгов», когда талантливые и высокообразованные люди устремляются в бизнес или, хуже того, в госуправление. Подобное еще простительно нашему поколению, ушедшему во «внутреннюю колбасную эмиграцию» – тогда это был вопрос выживания (каюсь, сам грешен: не закончив диссертацию, дезертировал в бизнес в 1991 г.). Но с нынешнего поколения «рублевско-бентлевских эмигрантов» спрос особый. Обидно, что для большинства современных людей с высшим образованием Bentley – всего лишь лейбл на груде штампованного железа, а не имя известного английского философа, современника и оппонента Ньютона и Свифта. Как ни парадоксально, но пока мы не поборем чудовищную коррупцию в стране, внутренняя утечка мозгов будет набирать темп. Наблюдая за формированием огромных состояний чиновников, одаренные молодые люди будут уходить в госуправление. А это неизбежно приведет к тому, что в науке останутся аутсайдеры или те, кто просто купили ЕГЭ и дипломы. Кроме того, увеличение финансирования без изменения способа распределения средств будет способствовать «распилу» денег чиновниками от науки, а до ученых и университетов они снова не дойдут.

Лучшим решением была бы независимая Академия Наук. Во всем мире эти учреждения обладают автономией, и только у нас кандидатуру президента АН утверждает глава государства. Напомню, что в средневековых университетах власти не имели права даже появляться на их территории без соответствующего разрешения, а законы и юрисдикция власти на них не распространялась. Еще более разрушительным для фундаментальной науки будет введение неких показателей экономической эффективности. Затраты на науку – признак интеллектуальной зрелости общества. А индикатор успеха – количество нобелевских лауреатов, индекс цитируемости и пр. Конечно, независимая АН неудобна госчиновникам: в отличие от других составляющих вертикали, она не будет заискивать и петь осанну властям. Ведь даже АН СССР не дала изгнать А. Сахарова, неугодного сильным мира того.

 

18.01.2010

Новый год – всего лишь перемена дат, но по давно заведенной привычке мы считаем его вехой, после которой начинается новый отсчет

Накануне Нового года и других праздников января только ленивый не подводил итоги года уходящего и не составлял планы на 2010-й. Эта привычка настолько прочно укоренилась в нас, что я решил ей не сопротивляться. Безусловно, последний год первого десятилетия XXI века прошел под знаком финансового кризиса. Каждая отрасль экономики и каждое государство пострадали от него в разной степени. Но по непонятной «особости» России, этот катаклизм сильнее всего ударил именно по нашей стране.

Все отрасли отреагировали на него по-своему. Автодилеры почувствовали самое сильное в мире (не считая Украины) падение рынка – он рухнул более чем на 50%. Первые дни наступившего года не принесли благих вестей. Государственное субсидирование автокредитов вовремя продлить забыли, программа сдачи автохлама заработает с квартальным опозданием и продлится краткий миг: 8 марта власти ее обещают запустить, а 1 ноября – благополучно закрыть. И, учитывая полное отсутствие подготовки и опыта, большую часть времени она будет буксовать. «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые» – эти бессмертные строки, в первую очередь, можно адресовать российским продавцам железных коней. Дилеры ощутили мгновенную перемену участи, превратившись из баловней судьбы в изгоев общества. Как тут не вспомнить Книгу Иова! А большинству владельцев дилерских компаний теперь не стать поклонниками Екклесиаста! Наиболее радостный экономический итог года для них заключается в том, что отрасль скорее жива, чем мертва. Но им также предстоит разгадать самую большую новогоднюю загадку – «что год грядущий нам готовит?». Я думаю, наиболее вероятный прогноз следует строить так: всем дилерским корпусом не тратить время зря, а гадать в оставшиеся святочные дни о ближайшем будущем. Других оснований для оптимизма в 2010 году я лично не нахожу.

Конечно, не всем отраслям столь катастрофически «повезло» – есть и свои баловни судьбы. В первую очередь, это разного рода неэффективные предприятия, на которые как из рога изобилия посыпалась государственная помощь. И самое интересное, что чем хуже они работают, тем больше помощь. Не смог экономический кризис нарушить и благостное состояние предприятий, входящих в различные олигархические структуры, а также тех, чьи владельцы находятся ближе к распорядителям народных богатств. Банки, конечно же, стоят особняком. Вот кто хорошо пососал кровушки и с помощью поставщиков благ для рога изобилия скупил по дешевке кучу активов и заработал на падении рубля, опять же за счет общенародных денег. И, судя по явным и косвенным сигналам, поступающим из разных источников, в 2010 году эта политика вряд ли изменится. Так что в новогодние праздники есть смысл готовиться к очередному провалу российской экономики. Как говорится, как год встретишь, так и проведешь!

Игорь Пономарёв, председатель совета директоров автодилера Genser (17.10.1965-19.01.2010)

В журнале колонки выглядели так:

На этом сайте я публикую материалы про бизнес: маркетинг, продуктивность, финтех, рекламу и др. Информация по финансовому сектору публикуется в телеграм-канале Финсайд. Также присоединяйтесь ко мне в Facebook, LinkedIn, Twitter, Вконтакте.