fbpx

Будущее российской чайной промышленности

Рассказывает Александр Жиряков, который производит чай в Лаосе:
В 60-е годы была достаточно хорошая чаеводческая база. Всё это пришло в стагнацию в 70-х, и в общем-то из неё не вышло на данный момент. Но мне кажется, что потенциал именно производства интересных и необычных чайных сортов в России очень хороший.
У нас в Пхонгсали своеобразная опытная база. Мы учимся, как чай можно по-разному готовить, фасовать, паковать. Что нравится французам, что нравится китайцам. У них разные чуть-чуть вкусовые предпочтения. Но в итоге три дня пути до Лаоса в какой-то момент мне станут достаточно тяжелы. В Лаосе тоже могут измениться реалии, поэтому мы активно смотрим на то, чтобы поставить небольшое, но очень современное производство чая в сочинском регионе Краснодарского края.
ОЛЕГ АНИСИМОВ: Там есть сырьё уже растущее?
АЛЕКСАНДР ЖИРЯКОВ: Оно хорошее, но сейчас абсолютно заросшее. На плантации уже где-то лес, где-то папоротник растёт. Нужно расчищать, восстанавливать фонд, и, конечно, возобновлять работы по селекции чая. Селекция — это дело больше государственных институтов, нам интересно само производство и обработка. Потенциал есть, но это сложнее, чем в Лаосе. У нас сделать производство сложнее, чем в Лаосе.
Лаос — родина чая, он там зародился, чувствует себя очень хорошо, а у нас нужно ещё ему нужно привыкать, чтобы он был и вкусный, и ароматный, с высоким урожаем на гектар.
ОЛЕГ АНИСИМОВ: И когда будет этот переход в Россию?
АЛЕКСАНДР ЖИРЯКОВ: Мы надеялись сделать в следующем году. Во многом это зависит от поддержки Министерства сельского хозяйства. Если она будет, то надеемся к следующему сезону какой-то пробный цех небольшой запустить.
ОЛЕГ АНИСИМОВ: А у нас сейчас есть вообще производители чая вообще?
АЛЕКСАНДР ЖИРЯКОВ: У нас есть шесть заводов, которые производят чай. Я был на них, общался с работниками. Очень отсталая технология, если говорить честно, на том уровне, на котором мир был 30 лет назад. Достаточно много всего ушло вперёд, и сейчас чай у нас делается неэффективно, мало, его часто приходится смешивать с цейлонским, каким-то ещё, чтобы сделать более вкусным. Мне кажется, не совсем правильный путь, у нас может быть очень хороший качественный российский чай, но для этого нужно просто внедрить технологии.
ОЛЕГ АНИСИМОВ: Я помню, в Советском Союзе в магазинах был краснодарский и грузинский чай…
АЛЕКСАНДР ЖИРЯКОВ: Совершенно верно. Ещё был азербайджанский какое-то время. Но меньше.
ОЛЕГ АНИСИМОВ: А всё потом куда-то исчезло.
АЛЕКСАНДР ЖИРЯКОВ: Да. В Грузии тоже были на плантациях, смотрели, там совсем плачевно сейчас. В Сочи лучше, но в целом всё это нужно восстанавливать. Конечно, чай лаосский или из другой страны, это хорошо, но у нас страна, пьющая чай, и столько всего было сделано, чтобы он у нас рос. Мне кажется, сейчас самое время всё это восстанавливать.
ОЛЕГ АНИСИМОВ: Могу пожелать только успехов в этом благородном деле. Приятно, что человек, у которого горят глаза в какой-то отрасли, в данном случае производство чая, такая редкая отрасль. Александр, только больших успехов могу пожелать.
АЛЕКСАНДР ЖИРЯКОВ: Спасибо, Олег, будем стараться. Это очень интересное дело. Чайное дело как-то увлекло и ничего другого уже не видишь.
ОЛЕГ АНИСИМОВ: Будем тогда ждать прекрасного российского чая.
Полностью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.