Инвестор Rambler Сергей Васильев о создании Lenta.ru

Что это за люди, «интернетчики»? Можешь ли ты их найти? В какую цену они оценивают свои интернет-компании? Сколько они зарабатывают, и зарабатывают ли вообще? Вопросов было много и все они посыпались на Юлия, когда он закончил свой короткий рассказ о том, что такое «русский интернет» или «Рунет», как стали его уже называть в обиходе.
Ответов на все эти вопросы Юлий не знал, но найти эти компании было не сложно. И он пообещал организовать мне встречи уже в ближайшие дни.
«И еще … важно переговорить с ГУРУ» – напоследок добавил Юлий. Есть такие люди в нашем русском интернете, они всё про всех знают и таких самых главных два: Носик и Тёма Лебедев. Без разговора с ними, лучше не начинать.

Первым из них, кто пришел в мой тёмно-зелёный кабинет поговорить о «русском интернете» был Антон Носик. Молодой паренек, щуплого вида с еврейской кипой на голове. Антон подтвердил все основные тезисы, что до него объяснял мне и Юлий: про «поисковики», «почтовики» и что-то про новые тренды. В частности, что счётчики, типа TOP100 по-видимому, умрут. В Америке они уже не актуальны, хотя в России сейчас рулит именно TOP100 Рамблера.
Антон Носик всех критиковал, уже тогда он чувствовал себя самым умным гуру.
«Главная проблема ТОР100 – накрутки!» – возмущался Носик.
Какие-то сайты специально «накручивают» свою посещаемость по счетчику Рамблера, чтобы подняться выше в рейтинге. Оказывается, быть в тройке или даже в пятерке лидеров этого рейтинга – очень круто. Это была заветная мечта любого русского сайта оказаться в лидерах ТОР100, в любой категории!
Для меня открывался постепенно целый новый мир. Оказывается, есть какие-то категории, рейтинги, куда все стремятся попасть. Там люди что-то «накручивают», чтобы быть выше других в этих рейтингах, а я вообще об этом ничего не знаю. Это было для меня, как открытие совсем неведомой до то ли земли!
Но самое поразительное в этом открытии было то, что об этой заветной земле толком не знал никто. Это было очень странно. Я, как и все мои коллеги по финансовому рынку ежедневно перечитывал десятки газет и журналов. Там писали куча журналистов, аналитиков о разных рынках, отраслях, компаниях. Писали про нефть, газ, металлы, телеком, про всех. А про интернет никто ничего не писал! Финансовая пресса в то время, вообще не замечала интернет и «интернет-компании», как таковые. И потому, узнать, что у нас в России есть какой-то рейтинг, где десятки категорий и в каждой категории, оказывается, уже бьются за лидерство десятки, а где-то и сотни сайтов, это было сравни…открытию Америки!
Сам Антон Носик в тот момент запустил свой очередной горячий новый проект, Лента.ру. В течении нескольких месяцев он вышел в лидеры ТОР100, в разделе СМИ, самом массовом и самом престижном разделе рейтинга «русского интернета» в те годы. Антон этим очень гордился.
«А кто хозяин твоей Ленты, чьи там деньги?» – спросил я.
«Это деньги ФЭПа, Глеба Павловского» – ответил Антон. А тот берет их откуда-то из Администрации Президента на предвыборные дела.
Глеб Павловский недавно закончил какой-то свой очередной «предвыборный» марафон и Антон помог ему в нём, быстро организовав эту новостную площадку, LENTA.RU. Сама площадка и сайт носили чисто прикладное значение, через неё легче было продвигать в солидные бумажные СМИ нужные новости. Но, предвыборная компания уже прошла. Деньги, на нее выделенные кончились, а сайт с небольшой редакцией остался. Никаких денег этот сайт не зарабатывал, но посещаемость его была огромной.
Три ужасных террористических взрыва в Буйнакске, на улице Гурьянова и Каширском шоссе Москвы, в сентябре 99-го взорвали русский интернет. Все хотели узнать последние и самые горячие новости из первых рук. Бумажные газеты за ними не успевали и новостная Лента.ру взлетела, став в тот момент одним из основных источников информации, через которой ежеминутно все с тревогой следили за происходящим.
К ноябрю ситуация в Москве успокоилась, но посещаемость Ленты оставалась высокой. И Павловскому жалко было закрывать случайно раскрученную интернет-площадку.
«Он готов её продать?» – тут же спросил я Антона.
«Думаю, да» – ответил он и обещал мне устроить встречу с Глебом Олеговичем.
«А сколько вы зарабатываете?» – спросил я у молодого гуру.
«Сейчас «Лента» ничего не зарабатывает» – ответил он. Но с такой посещаемости можно постепенно зарабатывать с рекламы, размещая баннеры. Тут же, на пальцах, он прикинул, что можно довольно быстро выйти на окупаемость, но гарантировать он это не может. Рекламодателей, готовых платить за баннеры на «Ленте» пока нет, их еще нужно искать. Да к тому же нужно еще и увеличивать штат редакции, т.к. сейчас все работают без выходных. Было видно, что продуманной или хотя бы какой-то бизнес-модели у Антона Носика нет, но говорил он убедительно.
P.S.
Через несколько месяцев, когда мы уже владели Рамблером, мы выкупили «Ленту.ру» у Глеба Павловского за 100 тыс. $, это были тогда большие деньги. Редакция переехала в отдельный офис, двухкомнатную квартиру на Тверской. Доходы от баннеров постепенно стали появляться, но росли и расходы. Рекламная модель так и не окупала расходов, но посещаемость все время росла.
Мы пытались скрестить Рамблер с Лентой, встроить новостную площадку в основной портал, но команда Рамблера на дух не переносила заносчивого Антона Носика и Лента.ру так навсегда и осталась отдельным, независимым и плохоокупаемым новостным ресурсом.