Об экстравагантности в бизнесе

Об экстравагантности в бизнесе

Олег Анисимов, редактор-основатель журнала «Финанс.»

Приносит ли бизнесу пользу экстравагантность владельца? Почему в бизнесе мало ярких людей? На вопросы Олега Анисимова отвечает Олег Тиньков.

Олег Анисимов: Олег, скажи, пожалуйста, что для тебя значит «быть Олегом Тиньковым»? Это престижно, пафосно… или, может быть, опасно?

Олег Тиньков: Это отстой (смеется). Я про это никогда не думал. Вопрос хороший. Being John Malcovich (американский фильм режиссера Спайка Джоунза, – «Ф.»). Быть Джоном Малковичем (смеется).

У меня вообще формула простая – про нее мне много раз задавали вопросы – полуфилософские, полустранные. Быть самим собой. Мне это важно. Мне важно придти домой, поговорить с детьми, с женой.

Они читают интервью или видят меня по компьютеру, и знают, что я такой есть и дома. У меня одно лицо. Это для меня важно.

А политики, которых мы видим по телевизору, и большинство наших предпринимателей сначала одни, а потом другие.

Быть Олегом Тиньковым для меня, значит, быть честным с самим собой, с моими клиентами, с моими партнерами и с моими… как вас звать? Зрителями или интернет-пользователями?

 

С людьми…

– С народом!

 

– У нас есть узкая прослойка экстравагантных людей, к которым ты, безусловно, относишься, и этого нельзя отрицать…

– Нет, я к суперрич, себя не отношу.

 

Экстравагантность это другое.

– А… я думал экстрабогатость. Я уж испугался, как ты мог меня в такую группу записать… Экстравагантных? (думает). Да, пускай, да. Я себя отношу к экстравагантным, но с той лишь поправкой, что на безрыбье и рак рыба.

 

Евгений Чичваркин у нас экстравагантный, но он был вынужден продать свой бизнес Мамуту и «Вымпелкому». Сергей Полонский – тоже у него сейчас проблемы. Говорят, «Миракс Групп» купят некие окологосударственные игроки. У нас не останется экстравагантных предпринимателей вообще?

– Как? Я останусь (смеется). Куда я денусь-то? Обрати внимание: и в мире не так много того, что ты имеешь в виду – людей с яркой харизмой. Предприниматели в основном интраверты, скрываются, как Баффет, интервью не дают. Странные, скрытные. Как у нас Рогачев (Андрей, основатель сети «Пятерочка», – «Ф.») или Дерипаска (Олег, глава холдинга «Базовый элемент», – «Ф.»).

А успешных предпринимателей, которые открыты и готовы разговаривать с аудиторией и рассуждать о том, что на самом деле они думают, в мире не так много. Тот же Брэнсон (Ричард, основатель группы Virgin, – «Ф.»)… На пальцах двух рук можно пересчитать. Поэтому совершенно нормально, что и в России их немного. И, наверное, много не будет.

Мир, к сожалению, двигают посредственности. Яркие люди указывают куда идти, своей харизмой задают посыл, а посредственности потом все это подчищают. Это совершенно нормально.

«Евросеть» будет развиваться. Может быть, еще лучше развиваться с новыми людьми. Но создать ее, сдвинуть мог такой человек как Чичваркин. То же самое «Миракс Групп». Ну, будет государственной компанией, но все-таки сделать ее, вывести мог Сергей Полонский с его харизмой. За что я уважаю его.

 

Экстравагантность это не напускное, а просто внутреннее состояние человека?

– Настоящая – да. Напускное рано или поздно заканчивается. На каком-то этапе надоедает или не получается. Я много помню предпринимателей, которые пытались «быть cool». И даже меня пара человек копировала, но потом это все не работает, потому что не идет изнутри.

 

А это помогает, если идет изнутри, или…

– Ты знаешь, это, конечно, помогает, но, если мы говорим про бизнес серьезный, должна быть хорошая, сбалансированная команда. За мной стоят очень серьезные профессионалы, такие как Оливер Хьюз, Георгий Чесаков, не буду дальше называть фамилий. Это в банковском бизнесе. В пивном бизнесе другие стояли. Должны быть профессионалы, которые делают свое дело.

Я сейчас провел у Ричарда на Неккере (остров Ричарда Брэнсона в Карибском море, -«Ф.») неделю, он почти бизнесом не занимается. На все вопросы по бизнесу он берет трубку и спрашивает – у председателя правления Virgin Atlantic или Virgin Radio. Он ничего не знает. Его миссия – зажечь, запустить проект и указать путь, а дальше должны профессионалы все это делать.

Проблема, мне кажется, начинается – может быть, в частности, это справедливо и для Чичваркина, и для Полонского (при всем моем к ним уважении) в том, что они всем пытались сами заниматься очень активно.

Может, нужно было больше довериться… Я лично очень люблю делегировать и доверять профессионалам. При том, что мое имя стоит, я двигаю и зажигаю. В этом смысле не вижу никаких угроз.

 

Я пару раз говорил с инвестбанкирами, и они упоминали о встречах с тобой. Они говорили, что Тиньков это такой «фрик», с которым очень сложно договариваться… «Крэйзи человек» говорят. Зачем ты вообще встречаешься с инвестбанкирами, если есть профессионалы?

– Не совсем. У нас роуд-шоу евробондов было, и мой партнер Goldman Sachs был против, чтоб я участвовал в европейских встречах. Там вообще владельцы не ездят никогда. А в США, например, принято, чтобы владелец участвовал. Так что я полетел на два дня. В Лондон тоже полетел. То есть англосаксоны привыкли к собственникам, а в европейской модели хотят видеть менеджеров, сухие цифры, факты. Иногда и в России встречаюсь.

Общество зашоренное у нас. Я надел туфли блестящие сегодня – в Италии это очень модно. Кого-то это шокирует. Прическу не такую сделал – уже шокирует. Чего-то не nfr или правду сказал – шокирует.

Я не виноват, что у нас люди так просто шокируются. Мне их жалко даже где-то. Я такого сверхестественного не сказал ни на одной встрече. Я штаны не снял, на хрен не послал.

Ну, бывает, скажу: «Чего ты мне говоришь? Сам ничего в своей жизни не построил. Ты меня сейчас критикуешь, а что ты сделал?» А потом он говорит, что я фрик. Но я ему правду сказал, потому что он ничтожество.

 

Ну, нельзя же так с людьми…

– А зачем он меня учит, как делать? Я хочу слышать это от людей, мнение которых мне важно. А не от человека, который нанялся после какого-нибудь лондонского университета и удачно развел очередной «Номура-банк» на зарплату в $120 тыс. И ходит-рассказывает, что я делаю неправильно. Мне его мнение никак не интересно. Мне интересно мнение Ричарда Фэйрбанка (председатель правления банка кредитных карт Capital One, – «Финанс.»), Билла Гейтса, Уоррена Баффета. Или Михаила Прохорова, Олега Дерипаски.

Я готов разговаривать со всеми, но не хочу, чтобы кто-то меня учил. Он ведь ничего сам не построил, он только консультант.

 

Михаил Прохоров, похоже, выйдет самым сухим из всей этой воды, которая в результате кризиса образовалась…

– Самый умный оказался. Я прогнозирую, в вашем февральском рейтинге он должен занять, с хорошим таким отрывом первое место (беседа проходила до выхода рейтинга, в котором Михаил Прохоров занял первое место, – «Ф.»). Я думаю, у него есть шанс в мировом масштабе в десятку попасть. Сколько у него сейчас кэша… Вряд ли у кого столько есть.

Он – молодец, грамотный. Опять же о нем было мнение, что он фрик: прыгает на мотоцикле, карате, девки. Чуть ли не наркотики вокруг, во что я никогда не верил, если честно. Но, на самом деле, оказался умный, правильный человек. И это хорошо, потому что экстремальные вещи балансируют.

Нельзя быть скучным и каждый день бумажки читать. Потом какая-нибудь зараза из тебя выскочит.

 

Наверное, ему все-таки повезло, что удалось четверть «Норильского никеля» продать «Русалу» весной 2008 года…

– Да, повезло, но везет всегда не просто так, а везет умным. 100% ему повезло. 10% я могу дать на то, что он просчитал. Тем не менее, другой это не просчитал. Везет умным. Молодец.

Его поведение никак не коррелирует с его бизнесом. Хочет так вести. Свободный, молодой, не хочет жениться, хочет с девушками. ОК. Не надо никого в штампы загонять. Вот вам фрик – но суперуспешный. Опять жеРичард (Брэнсон, – «Ф.»)– тоже вроде он фрик, но миллиардер и суперуспешный.

Твоя постановка вопроса сначала была такая: если человек фрик, или «такой один», ему потом обязательно будет плохо. Это скорее для нашей страны больше правда. Все-таки действительно у нас весь бизнес на околобелодомовских связях, на банях построен, о чем я писал в колонке. Это правда. К сожалению, в нашей стране не востребованы таланты, харизматики, миссионеры. Зачем? Посредственность что-то делает, делает и… бах, он потом председатель правления ОАО «Чего-нибудь».

 

Сбербанк России? (комментарий: Сбербанк проявлял интерес к переманиваю менеджеров ТКС-банка, – «Ф.»)

– Это я не сказал. Как раз-таки Греф – не посредственность, у него галстук оранжевый. Как он может быть посредственностью?

 

Я, кстати, тоже так считаю. Во-первых, Греф – талантливый человек. Во-вторых, честный.

– Я тоже считаю, что так.

 

То же самое и Кудрин, честный человек.

– Ну, это видно. И Кудрин, и Греф – та школа, которая приехала из Питера… Я помню, с Грефом общался. Он рассказывал: «Я приехал в Москву, я был в шоке. Мы в Питере экономили, тяжело нам было, а тут…

Это уже говорит о нем хорошо. Греф – отличный парень. И Кудрин. Это люди действительно правильных взглядов и пониманий. Посмотришь на других чиновников – более грустно становится.

 

А как в России победить коррупцию, которая всю вертикаль власти сгрызает и укрепляет одновременно?

Ты хочешь, чтобы меня выдвинули на соискание следующей Нобелевской премии (смеется)?

 

… и меня в соавторстве…

И скажут: эти люди победили коррупцию в России. Лауреаты Нобелевской премии Олег Анисимов и Олег Тиньков (смеется). На этом мы и закончим. Будем побеждать и получать Нобелевскую премию. Ладно, ребята, давайте. Счастливо.