Текстовые расшифровки программ цикла «Деловидение» (2016-2017)

В видеоформате:

Текстовые расшифровки

Legend New York

Олег: Здравствуйте, у нас тут сегодня пиратская съемка, и я решил зайти в новейший салон красоты, который открыла в универмаге «Цветном» моя старая знакомая Елена Махота, которая раньше работала в Промсвязьбанке. Вот она кстати стоит вон там, какие-то вопросы решает. Сейчас мы с ней поговорим. Привет, Лена.

Елена: Да, привет, привет!

Олег: Рад тебя видеть!

Елена: Я тоже рада тебя видеть, добро пожаловать в Legend New York.

Олег: Ты прекрасно выглядишь, потому что в этом бизнесе без того, чтобы хорошо выглядеть наверно нельзя, да?

Елена: Ты знаешь, я тебя расстрою, владельцами крупнейших сетей в России являются мужчины, поэтому на самом деле без разницы как ты выглядишь, важно, как ты обслуживаешь клиента и что у тебя за концепция.

Олег: Понятно, ну всё очень красиво, всё так светло и…

Елена: С чего начнем, что тебе рассказать?

Олег: Расскажи обо всем подряд, мне всё интересно, вот это, например, какая-то техника, похожая на БДСМ-приспособление.

Елена: Слушай, это мужские кресла, такие очень крутые, они вот так вот поворачиваются (показывает), можно вот так повернуть, например, и вот здесь открывается раковина. Кресло, в которое садится мужчина, он сюда нажимает и кресло таким образом… Я не сделаю это сама, у нас тут мужчины-барберы. Соответственно, здесь мы стрижем мужчин, делаем бороды, ну в основном конечно это мужские стрижки, и можно параллельно делать маникюр. Мы недавно запустили мужскую зону, чтобы мужчины у нас не сидели в женской зоне, потому что мужчины в целом не любят сидеть в женской зоне, поэтому и маникюр, и стрижки мы делаем вот здесь вот, в этом уголочке, где мужчинам более-менее спокойно и тихо. У нас работают два барбера, которые стригут только мужчин.

Олег: Слушай, а барбер — это, по-моему, какая-то хипстерская терминология?

Елена: Ты знаешь, нет, барбер — это достаточно не хипстерская терминология, в силу того, что мода на хипстерство была в позапрошлом году, ну, последние несколько лет, появилась мода на ношение бороды, то появилась такая отдельная профессия — мужской парикмахер, он же барбер. Мы называем его мужской парикмахер и те люди, которые к нам приходят — мужчины в основном 30-35+, люди бизнеса, у которых нет времени, ну которые любят подстричься за полторы тысячи.

Соответственно здесь мы делаем брови, мэйкап, брови — это сейчас такой очень модный тренд для девушек, потому что модно ухаживать за бровями, потому что брови — это большая часть лица, важная, не большая, важная часть лица, и у нас очень модная, очень популярная процедура — это уход и коррекция бровей хной. Антон, Антон! Антон — наш старший стилист, он специализируется на женских головах, наш любимец и красавец, поэтому за шикарными укладками к Антону.

Олег: А сколько стоит укладка, Антон?

Елена: Две восемьсот.

Олег: Надо будет в Youtube закрыть доступ малым российским городам к этой информации.

Елена: (смеется) Слушай, ну, две восемьсот, да, аренда высокая.

Смотри, значит я тебе хочу показать наш нейл-бар, вот он справа, здесь мы делаем ногти и можем одновременно делать уходы за волосами, и даже красить клиентов, клиент садится за нейл-бар и делает маникюр.

Здесь очень интересный, на что я хочу обратить внимание, сухожаровой шкаф, который… А, пойдем, пойдем, Олег. Здесь такая важная вещь, это — сухожаровой (я посмотрел в интернете, на самом деле — сухожаровой шкаф, но она говорит сухожарочный) шкаф, где есть соответственно… Вот здесь у ребят лежат их собственные наборы, продезинфицированные, инструментов, каждый мастер подписывает свой инструмент, например, это — мастер-эксперт Марианна и мастер-эксперт Альбина.

Вот здесь у нас парикмахерский зал, красим, стрижем, делаем кератиновое СПА, алафлекс, это сейчас такая новая штука, да, кстати, профессиональный свет — это очень тоже важно, потому что если нет профессионального света, видишь, как много света, свет у нас дополнительный, помимо света универмага «Цветной», если нет дополнительного профессионального дневного света, то может быть качество работы не очень хорошее, так как профессионализм для нас — это такой, один из важных принципов, то очень важно, чтоб был выставлен хороший профессиональный свет.

А здесь мы все в работу, то есть это тоже классно очень придумали, чтобы не путать, что мы используем в работу, что мы продаем клиентам, мы сделали вот такие вот наклеечки «для работы», и чтобы дополнительные затраты, которые мы несем не перекладывать на клиента в виде высоких цен.

Дальше показываю тебе… Марианна — наш мастер — эксперт, который делает просто невероятные педикюры, маникюры, к Марианне надо записываться прямо за две недели, а перед Новым Годом, наверное, за месяц. А это — педикюрный диван, моя гордость, почему гордость — потому что ничего подобного нет в Москве, ты видишь такой вид, и здесь конечно очень здорово, потому что он — полный трансформер, то есть ты можешь убирать вот эти кубы и выставлять так, чтоб было удобно, стоит почти как самолет, он очень дорогой, но здесь всё продумано, мы его переделывали три раза и получилась такая очень удобная конструкция, хотим расширять и…

Олег: То есть два человека могут одновременно?

Елена: Да, да, могут одновременно два человека, причем мужчина и женщина, совершенно без разницы, это такая вот история, которая была привезена мной из Нью-Йорка, потому что там нет никаких закрытых педикюрок, никаких кабинетов, в общем вот так вот очень удобно и здорово.

Олег: Хорошо, а скажи тогда пожалуйста, модель вообще нью-йоркская получается?

Елена: Да, да, да, ну вот одновременное обслуживание, почему она пришла из Нью-Йорка — потому что времени нет, ты приходишь, у тебя час пятнадцать, час и человеку одновременно делают укладку, брови, мэйк-ап или, например, мэйк-ап, ногти и укладку.

Олег: Да, но Нью-Йорк считается State of Mind, да? Деловой город, поэтому люди не готовы тратить много времени.

Елена: Абсолютно верно, и там начинается день с семи утра.

Основной наш целевой сигмент — это все-таки работающие, женщины, мужчины, которые ценят время, качество, профессионализм, для которых конечно очень важно, что они пришли, час потратили, получили услуги в шесть рук и ушли.

Я тебе вот здесь немножко открою, это — тайная наша часть, такой бэк-офис, где находятся ребята, где есть небольшая косметология и комната директора.

Олег: А сколько всего метров?

Елена: 150.

Ты же знаешь, что мы сейчас запустили мобильный сервис, да?

Олег: Да, да, а покажи кстати, для айфонов.

Елена: Слушай, да, для айфонов, где мой айфон? А где моя сумка вы не знаете? ( спрашивает кого-то) вот, сейчас я тебе покажу, единственное, что надо зайти.

Олег: А ты знаешь такой сервис — Luuk?

Елена: Да, это совсем другая история, это знаешь…

Олег: Это массовый сегмент.

Елена: Luuk — это Яндекс.Такси, то есть это — агрегатор, ты не знаешь, кто к тебе приедет, к тебе может приехать хороший водитель, может приехать не очень хороший. Мы — это Uber, Uber-Black, или Wheely, то есть это премиальный сервис, где приезжает фирменный мастер, который обучен всем технологиям, который приезжает с чемоданчиком.

Вот, смотри, здесь можно выбрать услуги, женские, например: ногти, маникюр, при этом цена маникюра в мобильном сервисе ровно такая же, как и в салоне, а, допустим, укладка сейчас в мобильном сервисе дешевле, чем в салоне, потому что в мобильном сервисе у нас нет таких затрат, как аренда. А вот нам чемоданчик привезли, вот так он выглядит, немножко грязный, с таким чемоданчиком, видишь, у него губка для обуви даже есть.

Олег: То есть на банковский бизнес обратно не тянет?

Елена: Нет.

 

Рецептор

Олег: Здравствуйте, сегодня я пришел в новый ресторан «Рецептор» и меня встречают 2 его совладельца Александр Брайловский и Надежда Пак, спасибо большое, что пригласили, на самом деле очень приятное место, это уже четвертый ресторан, кафе «Рецептор», судя по всему раз он открылся, значит все три были успешны.

Надежда: Есть, были и есть успешны.

Олег: Ну так покажите тогда!

Надежда: Мы сейчас пойдем на кухню, нужно надеть этот чистый халатик, совершенно. Это у нас холодный цех, здесь готовят салаты, закуски, это как раз у нас планшет, собственная наша система ERP.

Олег: Как жалко, что видео не передает запахи!

Надежда: Здесь у нас раздача, это наш су-шеф Александр Хосёв, он самый главный на кухне, он заправляет всем производством, обучает людей и, вообще, рулит всем процессом на кухне.

Это у нас сушист, самый быстрый, делает всё очень быстро и качественно, такие вот наши блюда…

Олег: Ой, какая красота!

Надежда: Это корейское блюдо, фирменное, называется «аль-паб», подается оно вот с таким вот бульоном, это микс корейских салатов там у нас.

Олег: Товарное соседство не нарушено нигде?

Надежда: Ну, у нас нету мяса, поэтому, так как это — раздача, это всё быстро раздается.

Матвей (Андрей) готовит чудесные напитки, смузи.

Олег: Получается, что акцент на корейскую кухню?

Надежда: Ты знаешь, у нас акцент на азиатскую кухню, азиатская, индийская, то есть это у нас такой тренд здорового питания, еще я заметила, есть тренд корейской кухни и это приятно. Видимо, надоела японская, надоела итальянская, а корейская — это как-то интересно. Ну вот, видишь, у нас порции вот такие вот огромные, то есть здесь 700-800 миллилитров супа, такой наваристый очень.

Олег: А сколько стоит?

Надежда: Слушай, ну у нас в районе 450 рублей стоит суп, вообще в целом блюда в районе 450 рублей, салаты чуть-чуть дешевле какие-то, суп подается с рисом, вот сейчас у нас… А вот, это здесь миска бульона, это — «хедо-паб», подается вот с таким вот соусником, это потом заливается все остро, в общем, вкуснятина.

Александр: Мы перенесли все процессы, которые у нас есть на кухне, в формат видео и прикрепили их к технологическим картам, это позволяет, ну у нас вот девушка как раз в том зале занимается программой обучения поваров, это позволяет нам обучать повара за 4-5 дней.

Олег: Ну, давай угадаю средний чек.

Александр: Ну, давай.

Олег: Ну, 700 рублей.

Александр: Где-то так, да.

Надежда: Без алкоголя это действительно так, 700-800 рублей у нас средний чек, можно даже и поменьше поесть, подешевле.

Олег: Так, а сколько человек проходит через кафе в день?

Александр: Ну, мы говорим про месяц, мы обслуживаем 12 тысяч человек приблизительно, все сети. Большая часть гостей лояльная, что нам нравится.

Олег: Ну, 12 тысяч, это с повторными?

Александр: Да, конечно. Большая часть людей именно повторные гости, что нам нравится, то есть гости, которые попробовали и возвращаются.

Олег: А скажите, сколько стоит вот так вот оформить место, по-модному и красиво?

Надежда: Ну, мы уложились в 7 миллионов.

Олег: 7 миллионов, это так, не мало.

Надежда: Не мало. Ну это и двойные аренды, залог, стоимость оборудования, стоимость ремонтных работ, стоимость материалов, затем мы набираем сотрудников, мы их обучаем, это — время, то есть мы не можем взять нулевых сотрудников и сразу выпустить, это порядка месяца.

Олег: И какие планы по развитию?

Александр: Планы для себя мы ставим очень амбициозные, готовимся к тому, чтобы сделать наш очень сложный бизнес более стандартизированным, приспособленным к франшизе, при этом сохранив его качества и атмосферу, которая у нас есть. Для себя, внутренне, мы ставим очень амбициозную цель, это — 100 заведений за 5 лет.

Надежда: И готовим полностью бренд-бук, для того, чтобы… Мы сейчас можем пройти, у нас там повара учатся.

Олег: Пойдем.

Надежда: Мы поняли для себя, что объяснять много раз одно и то же очень сложно и это зависит от человеческого фактора, поэтому мы для себя приняли решение, что мы снимаем видео, видео, которое начинается с самого начала, с приемки продуктов и заканчивается отдачей блюда и, таким образом, мы привели обучение, то есть сократили срок обучения повара с полутра-двух месяцев до 5 дней.

Олег: А сколько всего видов сырья есть?

Надежда: Очень много.

Олег: Ну, кроме риса, рис, я понимаю.

Надежда: Могу тебе сказать, какое количество блюд у нас в меню — 92.

Александр: Ну, считай, я думаю, что ингредиентов 300 нужно для этого.

Олег: А какая норма выручки в день одного ресторана должна быть, чтобы он считался успешным?

Надежда: Это зависит от аренды.

Александр: Это от аренды зависит, от заработной платы, зависит от площади. Здесь мы только открылись, в среднем 50-60 тысяч, это мало, мы сейчас будем раскачиваться.

Надежда: Наша сейчас задача — раскрутить выходные, мы сейчас работаем в выходные, зарабатываем немного, но люди приходят, для посетителей, потому что есть компании, которые работают в выходные и для посетителей, и для каких-то мероприятий, для банкетов.

Александр: Выглядит так, у нас на входе стоит айпад и человек когда приходит, у нас в облачко сразу попадают данные о приходе и уходе. Вот мы может увидеть, когда этот человек приходил и уходил, таким образом мы решаем вопрос посещаемости, таким же образом у нас построено тестирование персонала ежемесячно, ну, все процессы, которые можно…

Олег: А люди не считают, что это такой большой брат, не обижаются?

Александр: Нет.

Надежда: У нас мало того даже прекратились в целом разговоры по поводу опозданий, если раньше мы разговаривали с конкретным человеком «А почему ты опаздываешь?»-, то сейчас таких вопросов просто нет, потому что нет человеческого фактора, всё считают системы и люди просто не опаздывают, у нас опоздание стоит 1 минута — 10 рублей.

Александр: Хочешь опаздывать — пожалуйста тебе на здоровье, ну и как понимаешь, данные, они минуточка в минуточку и придраться не к чему, от 11:30 приход.

Олег: Ну, если честно, я бы купил себе сегодня еще один час за 600 рублей.

Александр: (смеется) Ну, некоторые так и делают.

Олег: Февраль, но уже тепло, мы находимся около входа в кафе «Рецептор», оно открылось буквально недавно, пока еще разгоняется, 50-60 тысяч рублей пока выручка, в день, до какого уровня будете разгонять?

Александр: У нас большие планы, ну, в два раз хотим мы разогнать, хотя бы.

Олег: Ну это не так много осталось уже.

Александр: Ну да.

Надежда: Половина пути пройдена.

Александр: То есть это немножечко отдельная модель под это помещение, оно у нас сразу в нескольких возможностях задействовано, первое — здесь бизнес-центр заканчивает работу в 7 часов вечера, значит после, вечером мы можем делать все что угодно, это могут быть: праздники, дни рождения, банкеты и так далее, это — отдельная история. К тому же мы здесь открываемся, самые ленивые, в 12 часов дня, то есть мы еще не запустили завтраки, и помимо этого мы еще будем использовать это помещение, как цех, то есть мы будем ночью делать заготовки на все остальные заведения и с утречка развозить свежее.

Надежда: Потому что нагрузка у остальных рецепторов в два, три раза больше.

Александр: То есть, мы в любом случае воспринимаем развитие, как пробовать новые возможности и изначально мы подстраховались от каких-то возможных…

Олег: То есть там, другие рестораны в три раза больше обслуживают?

Надежда: А ты не был у нас там, на Большом Козихинском?

Олег: Я не был, мне стыдно.

Надежда: На Большом Козихинском, это наш самый большой «Рецептор» и там все хорошо.

Александр: Ну, потому что мы там работаем с утра до вечера, а здесь, считай, мы работаем 3 дня.

Надежда: Ну и Козихинский — это патриаршие, такой район.

Олег: Это такой маленький Лондон конечно, очень красиво, или даже Ливерпуль.

Надежда: Мы три дня кормили людей бесплатно и здесь просто был фулл, люди ругались за места, но было классно. Мы не умеем делать маркетинг, но на это нам сказали — «Как круто вы придумали».

Олег: Нет, подожди, если бренд «Рецептор» даже я уже знаю, значит мы умеете делать маркетинг.

Надежда: Ну, мы это не делаем специально, не запланировано, мы не умеем пиариться абсолютно, то есть мы как-то делаем это сами, по наитию, как получается — так и делаем.

Олег: Ну, давайте, удачи вам!

Надежда, Александр: Спасибо, спасибо.

 

Casa de amigos

Олег: Сегодня я пришел в гости к своему старому приятелю Валерию Кардашову, который работал в разных банках, в том числе Транспортном банке, который вместе со своим партнером Галиной Радаевой открыл…Опа, уже танцуют! Школу латиноамериканского танца. Привет, Валера, Галя, привет, вот что значит, когда люди занимаются своим хобби.

Валера: Всем доброго дня, привет, Олег.

Олег: Вот, это Валера Кардашов стоит и Галина Радаева, про Валеру я уже сказал, пока шёл, а Галя работала в Альфа-банке, до этого в Сбербанке. Вот вы видите пример, как два банкира сделали свой собственный проект, школу латиноамериканского танца, называется «Casa de amigos», то есть дом друзей, и я уже у Валеры спросил, сколько вложил в ремонт, я оценил это все, прошел так, оценил это в 6 миллионов рублей, Валера сказал, что чуть меньше.

Валера: Я скромно умолчал. У нас довольно-таки многопрофильный, помимо клубной Латины мы хотим учить людей и йоге, и…

Галина: У нас такой комплексный, и йога, и телесные практики, и…

Валера: Аргентинское танго.

Галина: Да, и программы для похудения, чтобы человек пришел и понял, что в одном месте он может получить весь комплекс, то что он хочет.

Валера: Вот, в нашем центре два зала, один мы назвали «Синий», более спокойный.

Галина: Для аргентинского танго, йоги, бачаты.

Валера: И для подготовки к свадебному танцу. Он более спокойный, но это не значит, что он будет менее эмоциональным.

Галина: Мы уже его опробовали, у нас был семинар по аргентинскому танго, мы приглашали известного маэстро.

Валера: Тут хорошая акустика, тут хорошая пожарная сигнализация, все сделано так, чтобы всем было хорошо и все. Поэтому зал назвали «Синий».

Галина: Такой уже эмоциональный, активный, красного цвета, где у нас будет зажигательное сальса, зажигательная румба, и, думаю, что.. У нас фитнес-программы, которые действительно к лету людей подготовят, создадут формы тела.

Валера: И хорошее настроение, повышение самооценки, все вот это мы хотим вложить в концепцию нашего танцевального клуба, зал вот такой вот, мы его назвали «красный», для того, чтобы выразить всю эмоциональность зажигательных латиноамериканских ритмов, тут специальное место, мы его назвали местом «для поцелуев», но на самом деле тут места учеников, которые хотят немножечко отдохнуть, собраться с мыслями. Это зал для вечеринок, мы будем проводить обязательно практики, то есть это не только занятия, это именно практики, без практик невозможен рост и прогресс, правильно?

Галина: Интенсивы в выходные, потому что не каждый получается в течении рабочей недели может выбраться вечером, мы сами знаем, а вот интенсивы в выходные и, как показала наша практика, они действительно очень прямо востребованы, поэтому мы рассчитываем, что на выходных у нас будет полный зал.

Валера: Цена очень демократична…

Олег: Как это, в центральном месте на Кутузовском проспекте может быть демократично?

Валера: Это творческий проект, мы хотим сделать людям добро, прежде всего. Конечно, монетизация для нас важна, но по нашей финансовой модели, которую мы считали, пока демократичные цены нас вполне устроят.

Олег: И сколько это?

Валера: 500 рублей разовые занятия, приобретения 8 занятий, уже делается скидка 5%, и так далее и так далее.

Галина: Такая динамическая линейка скидок.

Олег: Ну это в принципе дешево, как в кино сходить в общем.

Валера: Да.

Олег: Галина, а сколько опыта у тебя?

Галина: Я 8 лет занимаюсь аргентинским танго, и вот где-то порядка 4 года уже преподаю, я совмещаю с банковской деятельностью и это меня очень сильно творчески подпитывает, когда ты с новыми эмоциями приходишь на работу и творишь еще и на работе, поэтому это очень здорово.

Валера: Ну а для меня конечно увлечение латиноамериканскими танцами началось всего год назад, за это время я мало того, что заразился этим танцем, начал изучать множество других, таких как: бачата, руэда, Галина меня приобщит обязательно к аргентинскому танго, буду ходить сам на все занятия здесь, но это дало мне еще возможность похудеть, я похудел более, чем на 14 килограмм за год.

Галина: Вместимость удобная 15-20 человек, в зависимости от направления, поэтому если на 2 зала, то порядка 30-40 человек в час.

Валера: За каждый час. На какие-нибудь индивидуальные занятия, мини-группы, до 12 человек.

Галина: Чтобы была возможность тренеру работать индивидуально с каждым, чтоб было качество, чтобы люди за результатом приходили.

Валера: Мы сделали карты, которые предназначены не только для оплаты занятий, нас кстати оплата занятий будет, что просто человек покупает карту, считывается штрих-код, конечно мы хотим сделать потом банковский, подключить систему лояльности, у нас есть уже интересные, уникальные задумки для именно танцевального клуба, по системе лояльности, поэтому это такая будет, вот, наша банковская…

Галина: Ну да, вопрос такой, что человек покупает абонемент и с него списываются занятия, он может довносить эти деньги, как в депозит, чем больше довносит, тем получает больше скидку на занятия.

Олег: А это такие зеркала специальные танцевальные?

Валера: Да, эти зеркала специальные танцевальные, чтобы, когда идут занятия, ученик мог смотреть на себя, педагог мог несколько раз показать движения.

Олег: Ну, Галя будет обучать аргентинскому танго.

Галина: Да, у меня йога и аргентинское танго.

Олег: А соответственно доминиканцы и кубинцы будут обучать жарким вот этим танцам, да?

Галина: Да, у нас уже 12 человек преподавательский состав.

Олег: Можете изобразить что-нибудь?

Валера: Конечно.

Галина: Ну, сальса, это импровизация, потому что Валера пока не танцует аргентинское танго.

(танцуют)

Олег: Ну здорово, здорово, даже без музыки.

Галина: Да, если что, я не танцую сальсу.

Валера: А я пока еще ученик, занимающийся только год, даже меньше года.

Галина: Это еще о том, я все время говорю на своих занятиях, особенно по танго, танго — это инструмент коммуникаций между партнерами, это можно променять как и в бизнесе, наоборот в жизни и в бизнесе в том числе, поэтому ты через танец начинаешь понимать человека, получать обратную связь, и очень хорошо это прикладывается на своей жизни, у меня лично очень многое поменялось и в взаимоотношениях на работе, со своими сотрудниками, с подчиненными и не только у меня, поэтому есть такие дополнительные результата, помимо физического и эмоционального настроения.

Валера: Танец — это как любовь: надо практиковаться.

Олег: Ну, в общем, я хочу пожелать всем, кто занимается своим делом, заниматься любимым делом, потому что будете такими же счастливыми, как Валера и Галя, и по ним видно, что они горят своим увлечением и счастливы тому, что скоро откроются.

Валера: Сейчас вот, буквально на днях мы запустимся.

Галина: Счет идет на часы, это прямо правда.

Олег: Ну, давайте, большой удачи.

Галина, Валерий: Спасибо.

 

Plov.com

Олег: Здравствуйте, я Олег Анисимов, сегодня я приехал в гости в компанию «плов.ком», к ее основателям, братьям, Ильхому Исмаилову и Зафару Исмаилову.

Зафар: Вот кабинет, где мы проводим встречи, и такой символичный, так скажем, стол, стол, за которым сидел мой отец, когда я был маленьким, и в общем-то, по наследству перешел к нам.

Ильхом: Мы его сохранили, ни на что не променяем, на дорогую какую-нибудь итальянскую мебель, в общем-то, семейная реликвия, такой удобный, немножко олдскульный.

Зафар: Отец у нас из науки, он профессор медицинских наук, ну потом правда пришел в бизнес и достиг там успеха.

Олег: А какой у отца бизнес?

Зафар: Ну, у нас был семейный бизнес, это был строительный холдинг, и я сам по образованию строитель и работал долгое время в девелопменте.

Это у нас фонд-офис, здесь у нас можно поесть. Это мы тестируем разные доставки, разные продукты, вот у нас новый… Рекламировать никого не будем.

Карта с запросами на франшизу, где плов.ком планирует открываться, где есть запросы на открытие плов.кома.

Олег: Ничего себе, то есть даже Америка две точки.

Вот эту серию кто придумал?

Ильхом: Сами придумали, вот это вся команда, которая это все придумывает, у нас еще Олег Данилов не здесь.

Олег: Make plov, not war.

Ильхом: Это нам подарил банк, где нас пригласили выступить.

Зафар: Аня у нас первый помощник арт-директора, вот, Аня еще делает красивые фотографии, вот она аж покраснела сейчас.

Аня: Я смущаюсь, да, когда меня начинают хвалить.

Зафар: Аня у нас вообще такой луч света в темном царстве, у нас здесь одни мужчины, а Аня у нас одна.

Гриша, арт-директор наш, это один из тех людей, с кем мы вообще начинали с первого дня.

Ильхом: Так же известен, как «инди-плов».

Зафар: Это такой у него псевдоним.

Ильхом: В общем-то Гриша тоже вначале относился скептически к нашей идее, снисходительно, «Да, там, плов, да, какие-то..»

Гриша: Когда мы были «Плов Номер 1» я так и относился.

Ильхом: Но при этом делал качественно работу.

Олег: Ну, «Плов.ком» это конечно бренд, в большей степени, чем «Плов номер 1».

Ильхом: И спустя какое-то время, после публикаций в прессе, каких-то небольших, маленьких успехов Гриша немножечко так, и он прям присоединился к команде, и мы очень даже идем.

Это у нас Юра, чиф фан-офиса, у нас знаете так, есть визитки там, знакомящие с директорами, у них там всех написано «чифы», у нас есть чиф плов-офиса, Никита, Юра у нас чиф фан-офиса, отвечает за СММ, в общем, штатный, свой человек, потому что одно время мы делали все сами.

Ильхом: Кирилл у нас как-то заказал плов, и написал мне письмо, что он думает о нашем сервисе, что ему понравилось, что не понравилось и мне очень понравился подход, которым он сделал письмо, очень прикольно структурированно, с конструктивным подходом, мы встретились, познакомились, приглядывались друг к другу и в какой-то момент пригласили просоединиться к команде, в общем он у нас такой, человек под процессом.

Олег: Маленькая бухгалтерия.

Ильхом: Здесь в общем-то у нас такой колл-центр.

Площадь для фасовки, это коробки на заказ 12, большие порции, это небольшие, на порций, мы недавно снизили сумму минимального заказа до 1000 рублей, и соответственно, чтобы не грузить маленькие заказы в большие коробки, мы их размещаем в вот такие вот пакеты, еще мы размещаем горячие блюда в термо-пакете, мы обязательно прикладываем к каждому заказу магнитики.

Олег: Это подготовка плова, да?

Ильхом: Да, мы используем 2 вида морковки, а эта желтая, она растет в Узбекистане.

Олег: Это самса.

Это промышленный казан, да?

Зафар: Да, это казаны, такая разработка уникальная.

Ильхом: Вот, гости к нам приехали.

Давлет: Здрасьте, Олег, узнал.

Ильхом: Это тоже юный предприниматель Давлет Сулейманов, может стать реально вашим героем следующей программы, он развивает бренд «Резеда Сулейман».

Давлет: Да, это бренд женской одежды с узкой специализацией: для мусульман.

Олег: Ой, здорово.

Ильхом: Видишь, как я вовремя подошел.

Давлет: Ну, вот так бывает.

Олег: И сколько продается?

Давлет: Нормально, то есть у нас уже 15 бутиков, в Казахстане бутик, остальные в России, в Грозном, в Махачкале, в Казани.

Олег: А в Москве есть?

Давлет: В Москве да, есть, сейчас в Москве в торговом центре «Золотой вавилон».

Ильхом: Если посмотреть на российский рынок общепита, то за 25 лет современной России практически, есть 2 состоявшиеся сети, это «Крошка-картошка» и «Теремок».

Рынок разогнался и есть очень много пустых ниш, и тому подтверждение может там сделки в рынке, в частности покупка Food Panda, Delivery Club, буквально сегодня была статья о том, что, в Ведомостях, что «Доминос пицца» делает ставку на агрессивный рост в России, поэтому мы видим большие ниши.

60, да, 70 заказов у нас в день.

Зафар: Сейчас да, у нас немного заказов, потому что мы сейчас это все отрабатываем, мы обкатываем систему.

Олег: Вы уже 2 года же работаете, все у вас же отработано.

Зафар: Ну, мы порядка так, активно, полутра лет.

Ильхом: Достаточно амбициозные планы, мы хотим расти кратно в разы.

Олег: Когда у вас будет миллиард оборот?

Ильхом: Миллиард, ну, я думаю, в следующем году.

Зафар: Дай бог.

Ильхом: По-моему, Федор Овчинников с «Додо пиццей» сделал миллиард, да, прошлый год закрыл, да, там 1,1 млрд, Лёша Гисак, по-моему, под единичку делает, ну, в целом достижимые цифры.

Олег: А в этом году сколько планируется?

Зафар: Ну, в этом году мы хотели бы, для нас это планка, то в районе 400 миллионов.

Ильхом: Верим в нашу историю, верим в нашу команду, верим в продукт, верим в Россию, ура.

Олег: Удачи.

Ильхом: Спасибо.

 

ТАЙГА ХОСТЕЛ

Олег: Всем привет, я Олег Анисимов, и я приехал в Санкт-Петербург, в город, в котором родился и вырос, чтобы увидеть, как здесь происходит предпринимательство и следующие несколько программ будут про питерских предпринимателей и первый из них — это Алена Енова, также известная, как Алена Иванова — хозяйка Тайга-хостела. Это дизайнерский хостел, который находится вот там вот в левом углу вот этого тупичка питерского.

Вот такая дверь здесь, типичная нелогичная нумерация, после тридцать восьмой квартиры идет пятьдесят девятая сразу.

Ален, привет.

Алена: Привет.

Олег: Показывай свое хозяйство, я уже с виду смотрю, так все красиво очень, не похоже на хостел.

Алена: Да, часто говорят, что это или какие-то апартаменты или это ближе к мини-отелю.

Олег: Ну похоже на какой-то лофт.

Алена: Да, да, да, это наш любимый стиль, лофт, скандинавский стиль с какими-то элементами. Потому что гости приезжают из атмосферы, они хотят почувствовать кто такие русские, на самом деле это медвежонок, шапка-ушанка и так далее или это что-то другое, и мы показываем скажем так Петербург с совсем другой стороны.

Олег: Сколько иностранцев процент?

Алена: Когда лето конечно больше, то есть примерно там 50 на 50, если это низкий сезон, то конечно это больше наша Раша, то есть внутренний туризм, который развивали уже сколько времени, наконец-то он дает свои плоды, в том числе в связи с политической ситуацией, ну хостелы в этом плане выигрывают сейчас.

Олег: Ну я тебе скажу 9,2 по Booking, это очень хорошая оценка. Общая кухня, да?

Алена: Да, это гостиная, это кухня, это как, у нас формат всякой домашности, мы не стали делать какое-то в общем большое пространство для кухни.

Здесь же была коммуналка, и мы ее выселяли, и всю планировку делали вообще с нуля, поэтому если бы мы сделали большую гостевую зону, гости спрашивают, точней они хотели бы, чтоб она была больше, но чем больше гостевая зона, тем больше шума, соответственно его тоже глушат.

Олег: А стены кирпичные были в коммуналке?

Алена: Это все не новодел, это все настоящее.

Олег: Они были просто заделаны штукатуркой, да?

Алена: Вот, по-моему, у Достоевского было семь слоев обоев, мы насчитали у себя восемь.

Олег: А как у вас с супругом распределяются обязанности?

Алена: Слушай, я полный гуманитарий, он же полный технарь, поэтому он отвечает за техническую составляющую в плане, ну скажем так, как мальчик, по ремонтным работам естественно, по системам бронирования, по экстра-нетам, по различным компьютерным настройкам, плюс на нем в большей степени бухгалтерия и отчетность, а я соответственно гуманитарий, поэтому я отвечаю за маркетинг, за партнерки, за персонал.

Идем, там тоже гости спят, но мы тихонечко заглянем.

Здесь вот гости спят, то есть капсульные кроватки, у каждого гостя есть свой ящичек на этажах, вот свободная кровать, могу показать, то есть у каждого гостя, получается, есть свой багажный ящик, в котором спокойно поместятся два чемодана, в кроватке встроено еще два ящика, один из них запирается на ключик, то есть получается гость может спокойно положить гаджет, через дырочки протянуть к розетке и не бояться, что куда-то он денется. Вид у нас во двор выходит, можно на подоконнике сидеть, я люблю сидеть на подоконниках, в большие окна питерские, это как раз то, что связано с питерскими уникальностями на мой взгляд, вот, собственно тут подушки, большие подоконники, в общем, все, что гостям удобно, то они могут иметь.

Фишка всех сувенирок у нас, что это все авторские, только от петербуржских мастеров, то есть никакого там «Китай-стайл», и цены соответственно тоже очень реальные.

Опять же там два мак-бука для хостела, вообще гостевой компьютер в хостеле максимум какой-нибудь зашоренный ноутбук, который еще выдается под залог и скорее всего платный, еще и интернет платный, у наших же гостей всегда в свободном доступе два аймака, бесплатный интернет, в общем вообще все на свете, приставка денди.

Когда летом очень жарко, то в таких парадных всегда прохладно, вот как сейчас например, но сейчас у нас в принципе холодно, В Питере погода соответствующая, мокрая, влажная, то есть здесь гости отмечают у нас на карте откуда они приехали, могут писать какие-то свои пожелания на разных языках.

Олег: В общем обычно же на хостелы все жалуются?

Алена: Вот, я как раз об этом и говорю, наши соседи. Приезжал телеканал Россия, они постучались в двери и говорили: «У вас тут хостел, что вы можете сказать?», они говорили: «Мы рады, что они у нас появились, потому что мы реально разогнали бомжей», теперь лампочки перегорают — мы звоним или сами меняем датчики.

Олег: Подожди, ну ты же говорила про питерские традиции, ну как же без бомжей?

Алена: Слушай, ну все-таки есть крайности, и эта одна из них.

У нас в душевых и вообще во всех санузлах фишка, что если включаешь свет, то поют птички, все-таки это Тайга, можно идти, послушать.

У нас получается 27 мест плюс дополнительные места, то есть у нас есть двухместные номера, но можно только на сайте посмотреть, так все занято, получается у нас есть двуспальная кроватка и кровать-лофт, получается она еще выявляется, как дополнительное место, то есть либо два человека приехали и хотят на разных кроватях поспать, ну, например, шикарная альтернатива семейного отдыха, то есть мама, папа, ребенок, мама с папой на одной кроватке, ребенок на другой.

Олег: А средняя заполняемость?

Алена: Ну вот сейчас, по идее невысокий сезон, у меня мест нету, только вот в «Пятёрочке» одно место, которое я показала, так в среднем вообще по рынку оценивают обычно 60 процентов по Питеру, но у нас где-то 85, при этом 80 процентов у нас прямые бронирующие, для хостела это конечно является нонсенсом.

Олег: И сколько стоит номер в день?

Алена: Тоже в зависимости от сезона, то есть самая низкая цена, это где-то 450, это самый низкий сезон со скидкой, в общем, самый плинтус, скажем так, а самый высокий ценник — это 4800, или 4700, это высокий сезон, майские праздники.

Много зелени, простора, свежести, чистоты.

Картины питерской художницы, они еще перекочевали у нас с Дворцовой набережной, первый хостел у нас там находился, это были самые первые картины, которые находились по наследству, с приданным, перекочевали непосредственно уже в этот объект.

Олег: Сейчас я поеду в свадебный ресторан «Весенний», тоже, как лофт устроен, и специализация такая, что только свадьбы там можно проводить, вот, удачи, спасибо большое, что показала нам, каким может быть хостел, каким он может быть приятным, в котором хочется находиться, а не хочется уйти из него, потому что я парочку видел хостелов, ну, скажем так, они выглядели не очень хорошо.

Алена: Спасибо, ну мы ставим конечно всю нашу дичь, мы им живем.

Олег: Спасибо, давай, удачи, Алена.

Алена: Спасибо, пока-пока.

 

FOODBAND

Олег: Здравствуйте, Я Олег Анисимов и сегодня я пришел к Артему Халимоненко, основателю компании Foodband, которые занимаются производством и доставкой еды москвичам и гостям нашей столицы. Артем, привет.

Артем: Привет всем. Это Людмила, наш технолог.

У нас порядка 30 видов пиццы, которые собственно мы собираем из этих начинок, здесь у нас происходит раскатка теста, потом дальше здесь начинение.

Людмила: У нас все доски разного цвета, на зеленой доске мы режем овощи, овощи у нас режутся на зеленых досках, зеленые ножи. Во красные доски, мы можете увидеть, обрабатывается сырое мясо, синие доски — обрабатывается сырая рыба.

Артем: Пойдем покажу где тесто делают.

Олег: А сколько в день происходит заказов?

Артем: Доставок, где-то от 350 до 700, зависит от дня.

Вот мы заходим, свет включается, у нас тут новейшие технологии, датчики движения для экономии электричества, вот тестомесы, где делается тесто, соответственно, как это происходит — есть некий секретный рецепт, там все прописано: температура воды и так далее, и повара это дело выдерживают, контролируют, здесь замешивают тесто, делают шарики, выкладывают на поддон и убирают в холодильник, оно там выстаивается в течение суток и потом развозится по точкам.

Мы тщательно прорабатывали по тесту рецептуры и по поставщикам.

Олег: И почему она тогда итальянская, если в России делается?

Артем: Ну, она в России, просто видимо так позиционируется от мукомольного комбината.

Олег: То есть она специально пиццевая?

Артем: Да, да, да, конечно.

Олег: Соуса тут у тебя, продукты для суши, нори.

Артем: Ну да, здесь хозяйственные товары тоже, такой мини-склад, ну и соответственно там админская, там где пицца выдается курьерам, тут производится контроль качества, там планшет с заказами текущими, вот эта ленточка, админ перед тем, как отдать пиццу, смотрит, действительно она соответствует заявленному, не подгорела, ничего и заклеивает вот этой вот ленточкой контроля качества, и выдается курьеру заказ.

Это видео, чтобы администратор контролировал, что происходит на филиале, поваров, склад и так далее, достаточно удобно, то есть им не надо везде ходить.

Замечательный наш холодильник, здесь у нас все хранится, вот могу показать какой сыр мы используем, он достаточно короткого срока годности.

Олег: Туровский молочный комбинат, не боишься, что конкурент узнает, где нужно закупки делать?

Артем: Слушай, у нас кроме сыра еще много всяких тонкостей, мне в принципе даже не жалко, в Москве повысится общий уровень качества по пицце, я буду только рад.

Людмила: Вот тесто, тесто у нас уже готово, по нашей фирменной рецептуре индивидуально мы сделали, отстоялось оно в холодильнике,  он формирует основу для пиццы, используют для того, чтобы тесто не прилипало к рукам, было более эластичным для работы. Растягивает тесто, делает бортики для пиццы и переносит на стол для формирования начинки. Все мы делаем по весам, соус мы тоже кладем по весам, ну просто повара, которые уже с опытом, они знают, что сто грамм соуса — это 2 ложки. Размазываем соус по всей основе, потом кладем на весы и начинаем формировать начинку.

Олег: Это столько сыра надо для одной пиццы?

Людмила: Да, потому что диаметр такой, надо 180 граммов моцареллы.

Олег: Мне кажется его там мало.

Людмила: Ну, он запекается и кажется, что мало.

Артем: Так, ну все, пицца готова и пошла загорать.

Олег: У людей сейчас доходы снижаются, спрос может быть немножко падает или как?

Артем: Тут такая история, не знаю, как у элитных ресторанов   стоит, но в доставке я не чувствую, что спрос падает.

Мы будем открывать еще один филиал, и все деньги, которые у нас появляются мы тратим туда.

Олег: А где будет филиал?

Артем: Это будет на юге, где-то в районе юго-запада, ну там, плюс минус 10 минут на машине, потому что там достаточно большая площадь, которую мы, скажем так, не достаточно быстро покрываем.

Вот так вот выглядит наша пицца.

Олег: Ну как ты оцениваешь твою компанию, какая она в Москве по оборотам?

Артем: Мы пока достаточно маленькие, но я думаю, что мы растем чуть ли не быстрее всех, то есть, с того момента, когда мы последний раз виделись, мы выросли наверно раза в два.

Мое дело:

Артем: Прибыль в этой истории появляется, когда у тебя там 10 точек по Москве, потому что уже не 300 рублей курьеру платишь, а 150 и учитывая средний чек, там 1200, там, 1100, у тебя сразу остается плюс 15 процентов маржинальности.

Филиал:

Олег: Артем, когда компания будет с миллиардом оборот?

Артем: Хороший вопрос, с миллиардом годовым?

Олег: Да.

Артем: Сейчас прикину, ну мне кажется, что это будет года через три, если все у нас получится, то года через три будет, но если бы мы были IT компанией, где маржинальность — 50 процентов, то это бы было очень хорошо. К сожалению, в доставке пиццы не все так просто, потому что чуть-чуть там цены на сыр поднялись, у тебя там миллиард оборот и пол миллиона прибыли, может быть вполне такая ситуация, поэтому этот бизнес скорее похож на опасное катание на серфе, потому что потерял хорошую волну и упал в воду. Тут надо за всем четко следить, чтобы нигде перерасхода не было, чтобы поставщики делали качественный продукт поставляли, потому что если идет списание или где-то перерасход, то сразу сказывается на остальных  .

Олег: А средний чек сейчас какой?

Артем: Средний чек сейчас где-то 1250.

Олег: Артем, удачи, скорейшего достижения миллиардного оборота.

Артем: Спасибо.

Олег: Пока.

Артем: Пока.

Охота Сэндвич

Олег: Здравствуйте, я Олег Анисимов, сегодня в Петербурге я снимаю следующую программу с Ириной Бабкиной, которая является основательницей сэндвич-бара «Ohota Сэндвич». Ирина, привет!

Ирина: Привет.

Олег: Спасибо за то, что готова рассказать нашим зрителям программы «Деловидения» о своем увлечении и своем деле. Я слышал, что ты просто фанатела от сэндвичей.

Ирина: Я вообще фанатею от того, чтобы кормить людей, это всегда было моей тайной мечтой, но вместо того, чтобы этим заниматься я долгое время сидела в офисе.

Олег: Понятно, и занималась IT, да?

Ирина: Да, занималась, скажем так, финансовой стороной IT бизнеса.

Олег: Сколько уже времени действует бар?

Ирина: С сентября.

Олег: Сколько человек в день проходит?

Ирина: Ну, в хорошие дни у нас по чекам до 60, в плохие около 40.

Олег: Я тут был только что у Виктора Коржова, он сказал, что у него на новое заведение где-то там 800 он сказал покупателей в день.

Ирина: Количество чеков в день очень зависит от площади.

Есть такое заведение, как «Сабвэй», вот у них, ну, франшизой, широко известная, вот у них от 60 до 300 чеков в день, 60 считается плохо, 300 считается хорошо. Во первых, это всемирно известная франшиза, поэтому для меня, для начального этапа бизнеса в принципе 60 чеков в день — это довольно неплохое. Что касается Коржова, у них все-таки пекарня, не надо забывать, что из этих 800 чеков где-то человек заходят туда купить один круассан. Средний чек в пекарнях и средний чек в кафе, он очень разный, если в пекарнях средний чек — около 100 рублей, то в таких заведениях, как мое, средний чек около 250 рублей.

Ирина: Вас снимают, улыбнитесь. (обращается к персоналу)

Олег: Так, мы сейчас цены снимем. Вот багеты по 110, по 90, даже за сорок рублей есть багет для небогатых людей.

Ирина: Мы работаем на очень маленькой площади, 30 метров всего площадь торгового зала, вот опять же ответ по разнице количества чеков в день, то есть тут в принципе обслужить 800 покупателей в день не представляется возможным.

В служебном помещении, площадь всего 12 метров. Это морозильник, поддерживает температуру -18 градусов стабильно. Вот это вторая необходимая вещь, это — пароконвектомат, в котором вот такие хорошие штучки мы выпекаем, это бэйгл.

Олег: Если бы здесь, на этом месте стояла точка сабвэя, это был бы больше оборот или нет?

Ирина: Я думаю, что для точки сабвэя наверно, здесь бы ее не было точно, для них это очень маленькое помещение служебное, сабвэй, как известно, это франшиза и у владельцев франшизы огромные требования, очень серьезные требования вложения в бизнес, я, кстати, когда собиралась открыть точку я думала о покупке франшизы, но как следует все взвесив, я обнаружила все-таки, что средств именно на покупку франшизы и выполнение всех требований компаний-владельцев франшизы, это другой.

Олег: Ну, приятней же свой бренд иметь, правильно?

Ирина: Да, но и сложнее.

Олег: А вообще сейчас что происходит на рынке общепита в Петербурге?

Ирина: Очень душит аренда, к сожалению, то есть я слышала такие слова знающих людей, что к сожалению аренда, вообще вздохнуть и сделать что-то хорошее, интересное, неожиданное в принципе не позволяет и я согласна с этим, к сожалению.

Олег: И не упала что ли, должна же была сильно?

Ирина: Как ни странно, нет.

Олег: И сколько сейчас в Питере стоит аренда?

Ирина: На проходных местах, по-настоящему проходных местах это от 3000 долларов за квадратный метр.

Нормальные все стрит-кафе требуют очень большого количества электроэнергии, потому что вот такая вот штука потребляет, как минимум, около 4,5-5 киловатт, плюс вентиляция, как видите, под нее сделано, чтобы не мешать никому: соседям, и не вытягивать в общедымовую вытяжку всякие запахи, плюс кофе-машина потребляет около 4 киловатт, в общем здесь очень большая энергоемкость, энергопотребление. Питерский старый фонд, найти здесь помещение, в котором бы было больше 10 киловатт, это просто нереально, это задача… Как иголку в стоге сена. Поэтому в общем-то арендодатели, которые когда-то озаботились тем, чтобы добиться каких-то больших киловатт на свое помещение, особенно здесь, здесь всего 50 метров, но на эти 50 квадратных метров есть 15 киловатт, поэтому здесь можно что-то сделать. Конечно, пользуются этим, они понимают, что у них эксклюзивное предложение, что оно интересно, поэтому они диктуют условия.

Сейчас мы начали развивать доставку, с прошлого месяца начали, очень хорошо пошло. Как оказалось, рынок любителей заказать на дом даже превышает рынок желающих покушать на месте.

Олег: А откуда они появляются?

Ирина: какие-то агрегаторы, «Деливери клаб» в первую очередь, ну есть и многие другие, «Еда 24», много всяких.

Олег: Восемь видов начинки, да?

Ирина: Да, собственно, три вида мяса, говядина, свинина и курица, еще есть рыба, но она не может храниться в общей витрине, она хранится отдельно, и различные овощи. На цену не влияет ни что, только то, какое ты выбираешь мясо. Неважно, какой ты берешь хлеб, неважно, сколько у тебя будет овощей, хоть все сразу.

Здесь у нас хранится хлебушек, но за обеденное время все скушали уже, все, что могли, сейчас мы свежую партию выпечем. Вот здесь разогреваем, ну от такой некрасивый, но работает хорошо. Это хлеб, но к сожалению мы его сейчас даем меньше, только багеты, все-таки цены сейчас в связи с кризисом, мало кто может себе это позволить.

Олег: Что прямо спрос упал?

Ирина: На хлеб конкретно да. Дороговатым он сейчас стал.

Олег: Ну не знаю, например, в Москве в «Азбуке вкуса» багеты выросли в цене в два раза и сейчас стоят 180 рублей.

Ирина: Тут у нас салатики, которые мы на заказ делаем, а это — десерты, десерты покупные, мы их сами не делаем.

Олег: Ирина, а какие планы? Что будет с компанией через два года, допустим?

Ирина: Ну, в идеале конечно нужно открывать новые точки.

Я начинаю понимать людей, которые открывают точки на первых этажах бизнес-центров крупных. Во-первых, там гарантированная проходка в рабочее время, с 09:00 до 18:00 там будут люди, хоть ты умри.

Если будут такие же 12 метров в бизнес-центре и плюс еще маленький торговый зальчик 25-30 метров, это было бы очень здорово и там бы я развернулась.

Олег: Ну, Ирин, успехов, чтобы через пару-тройку лет небольшая сеть была «Ohotа Сэндвич” была.

Ирина: Да, небольшая сеть «Ohota Сэндвич», это было бы в идеале.

Олег: Удачи, а я поехал к бизнесмену Саше Батушанскому, моему однокурснику. Пока.

Ирина: Пока.

 

ФИТНЕС-КЛУБ BODYSHOCK

Олег: Здравствуйте, уважаемые зрители, я сегодня пришел в гости к Дарье Лукиной, основательнице фитнес-клуба Бодишок.

Дарья: Это комната ожидания, мы недавно открылись, поэтому у нас нет пока столика, то есть все будет доделываться, вот наш диван, на котором все активно фотографируются. Вот святая святых — сама тренировочная комната.

Олег: ЕМС фитнес — это вообще несколько другое направление, да?

Дарья: Да, это больше направлено на реабилитацию и на восстановление.

Это отличается от тренажерного зала тем, что здесь не нужны утяжеления никакие: ни гантели, ни какие-то там блины, штанги.

В чем вся фишка этой фитнес-студии — этот аппарат, который создает микротоки, которые сокращают мышцы и позволяют увеличивать нагрузку от обычного упражнения в 3-4 раза. Нагрузка здесь создаётся за счет импульса.

Это наше маленькое царство, где живем только мы, это-подсобка.

Клиент приносит с собой только кроссовки, мы выдаём ему форму, выдаем полотенце, в каждой душевой — у нас 2 душевые раздевалки — мылопенные принадлежности ему предоставляем, ну и в принципе без заморочек он также может оставлять у нас кроссовки, у нас есть камера хранения для кроссовок.

Олег: Даша, а вообще, как пришла эта идея?

Дарья: Изначально я работала тренером фитнес-клубов крупной студии «Физика» и решила, что я хочу такую свою студию, тем более, что навыки администрирования и управления у меня имеются, ну а тренерство — мое хобби, любовь.

Олег: Даша, вопрос такой, сколько здесь у тебя всего метров?

Дарья: Всего у меня здесь 140 квадратных метров. Сам фитнес-зал, сам вот этот тренажерный зал, он всего порядка 35-40 метров, больше там и не нужно, то есть этот фитнес подразумевает минимальное количество пространства и оборудования.

Сама тренировка длится 20 минут плюс 5 минут идет дренажный массаж для того, чтобы немножечко расслабить мышцы и   лишнюю жидкость, которая накопилась в организме.

Олег: Во сколько обошелся ремонт?

Дарья: Всего вышло в районе 800, почти под миллион, если там считать стойку, если считать минимальную меблировку, она присутствует и вот оно накапало, накапало и практически под миллион все вышло. Потому что площадь большая, я изначально рассчитывала на меньшую площадь, но предложили по очень низкой арендной ставке.

Олег: По самарским меркам дешево — это сколько аренда?

Дарья: Если брать первую линию, то стоимость где-то в районе 1000-1500 за квадратный метр, то есть у меня как бы вышла 140 аренда, если брать фактическую стоимость.

В дальнейшем у меня здесь будет, скорее всего, шоурум, одежда для спортсменов, такие яркие обтягивающие компрессионые футболки и штаны, которые позволяют уже с таким спортсменом в залах тренироваться. То есть, я это делаю для привлечения немножко другой публики.

Местоположение очень удачное в том плане, что это евроквартал, это элитные многоэтажки и исторический центр города.

Олег: Ты, как начинающий предприниматель что сейчас чувствуешь: воодушевление или может быть страх, или может быть надежду, или что?

Дарья: Страх я чувствовала, когда оставалось 2-3 дня до открытия, когда уже был завершен ремонт и такой мандраж был в том, что: а вдруг что-то пойдет не так, а вдруг я не умею, это первое мое, я не знаю, что делать.

Я не только управляющая, я еще и тренер, потому что изначально я была здесь единственным тренером, я отстранилась и ушла в тренировки, я уже общалась с клиентами непосредственно, и я поняла, что клиенты проявляют какую-то лояльность.

Им нравится здесь, то есть им нравится сервис, им нравится то, что я им предлагаю, им нравится то, как я тренирую. Я поняла, что очень много клиентов ко мне приходит только из-за того, что им нравится, как я тренирую и они рекомендуют людям непосредственно меня, как тренера.

Мы гарантируем результат в короткий срок, для того, чтобы в максимально короткий срок достигнуть какого-то эффекта, либо подтянуть кожу, потому что как раз микростимуляция очень хорошо подтягивает кожу и избавляет от целлюлита, либо в тонус мышцы привести.

Сейчас у меня есть какая-то уверенность в том, что все будет улучшаться, улучшаться, потому что я знаю над чем работать, я вижу свои недочеты какие-то.

В первый месяц мы практически не спали, из-за того, что было очень много работы.

Олег: Даш, я желаю огромного успеха на предпринимательском пути, очень хорошо, что ты рассказала нам о своем клубе и надеюсь это поможет кому-то из других, кто хочет стать предпринимателем, например, принять решение не открывать клуб, потому что это тяжелая вещь, я так понимаю.

Дарья: Да, да, поскольку постольку я девочка и все в управлении лежит на мне, какие-то моменты решает мой мужчина, но все основное лежит на мне: покупка, там, я не знаю, лампочка перегорела — пригласить электрика, вытяжку что-то сделать, я уже начала разбираться в каких-то строительных моментах.

Было тяжело, у нас были майские праздники, и я вырвалась буквально на 1 день в Казань отдохнуть, прям вот отключиться от работы и действительно я в этот день даже не думала о работе, ну, у нас здесь был парад, все перекрыто и клуб не работал, это единственный день, когда у нас клуб не работал, а так никакие праздники, мы работаем круглосуточно и 7 дней в неделю, у меня в расписании с 8 утра до последнего клиента стоит, конечно по нормам трудового законодательства так делать нельзя.

Олег: Сколько стоит сеанс?

Дарья: По стоимости у нас действует сейчас система скидок до конца лета, стоимость 11 тренировок — 11200, если сравнивать с Москвой, 8 тренировок в Москве стоят 25000. Стоимость разовой тренировки — 1800, это достаточно дорого, поэтому люди берут блоками. Почему такая стоимость? Сейчас объясню. Стоимость складывается из того, что у тебя есть тренер рядом с тобой и как в обычном зале ты платишь за абонемент, в среднем абонемент на месяц стоит в районе 1500 рублей, и плюс еще за 10 тренировок ты отдаешь тренеру от 10 до 15 тысяч, вот там и набегает, будем брать 13 плюс 1500 — 14500, здесь 8 тренировок, следовательно, вычитается там 3 тысячи и вот получается 11200. 1400 за тренировку в блоке, я думаю, что за тот результат, который мы даем? это достойная цена.

Олег: Понял, еще раз Даш спасибо огромное и огромной удачи, чтобы все процветало.

Дарья: Спасибо, я желаю всем, кто просмотрит это видео, не бояться начинать и делать, какая бы безумная идея вам не пришла в голову — беритесь, делайте, потому что никогда не знаешь где что выстрелит и любое новшество, нужно за него хвататься и пытаться улучшать, не бояться этого делать. Все, спасибо.

 

МИСТЕР ГИК

Олег: Здравствуйте, уважаемые друзья, и сегодня я пришел в гости к Павлу Зеленину, который основал магазин подарков «Мистер Гик».

Павел: Добрый день.

Олег: Привет, Павел, очень интересно, я тут все начал смотреть и уже кое-что себе посмотрел. Какой у тебя тут ассортимент?

Павел: Ассортимент у нас — подарки необычные.

Олег: Сколько наименований?

Павел: Наименований у нас порядка 3 тысяч, в наличии держим где-то около половины, то есть полторы тысячи.

Средний чек — 2 тысячи, как правило это подарки такие небольшие, просто презентик, сувенир, знак внимания, то есть без претендента на что-то выдающееся.

Олег: А что сейчас лучше всего продается?

Павел: Лучше всего наши камни для виски, которые охлаждают напитки, их кладешь в морозилку, потом они полчаса охлаждают и не разбавляют тем самым напиток.

Олег: Ну это такой не прикол?

Павел: Это реально функциональный подарок, мы сами нашли производителя в Карелии, нам их привозят, у нас там хорошая конкретная цена.

Олег: А вот это вот что такое?

Павел: Это — сиськи-антистресс, тоже очень любят дарить в офис, есть пятый размер, есть что-то среднее между… Ну, наверное, второй. Просто покупают мужьям жены, в то время, когда улетают куда-нибудь отдыхать, чтобы он так сказать не грустил.

Олег: И вот это — гриб-антистресс?

Павел: Гриб-антистресс, да, причем это особенно нравится женщинам. То есть это реально антистресс, что угодно можно делать, плюс он приятный на ощупь, на камеру этого не видно, но зрители могут проверить.

Олег: В стену его не кидают?

Павел: Можно кинуть, с ним ничего не случится.

Олег: Что из самого нового из приколов?

Павел: Просто на самом деле это необычный вопрос для нашего магазина, здесь приходят и для них все в новинку. Вот кстати бородисты, для хипстеров, очень много заезжает бородачей, нашли так сказать свою нишу, кстати я бороду подстриг.

Хэндмэйд, соответственно делается все вручную, ни одного похожего нету, тоже очень популярен, дарят, как правило коллегам не самым надежным и исполнительным.

Олег: Тоже такой тренд зародился, это московский?

Павел: Производитель? Да, московский, «бюро находок».

Олег: Московский тренд, да? Потому что здесь больше всего таких людей, безответственных.

Кошелек-ватрушка, сумочка-батон.

Павел: Да, да, да, это все как раз хэндмэйд.

Олег: Так, здесь какие-то приколы, я, знаешь, сначала посмотрел и думаю-вот круто, нет ни одного Путина у тебя тут, но потом все-таки одного увидел.

Павел: Путин, а что у нас Путин? Маска Путин, обложка на паспорт.

Олег: За маску Путина посадить же могут.

Павел: Да, серьезно?

Олег: Ну да.

Павел: А, я понял, это тонкий троллинг или все, за нами уже выехали? Если что, масок у нас не было.

Олег: Почему, нет, допустим человек идет по улице и машина идет в аварию, потому что он Путина увидел.

Павел: Ну, там маска китайская, не особо похожа.

Карта мира, здесь нарисован слой, как в лотерейном билете, предназначена для того, чтобы стирать страны и регионы России в которых человек побывал. Например, побывал он в Норвегии — вот монеткой стер аккуратненько. Все гости этого человека будут знать, соответственно можно взять аккуратненькую рамочку деревянную, на стену повесить, все красивенько, отлично смотрится.

Это склад, здесь происходит наша основная обработка заказов, здесь приходят все мысли продуктивные и не только продуктивные, здесь же мы формируем заказы, сюда приезжают курьеры, транспортные службы, все у нас происходит отсюда. Это как раз таки наше конкурентное преимущество, то есть обычно склад находится где-то вдалеке и начинается: Посмотреть, что есть в наличии, чего нет в наличии, сроки доставки увеличиваются. А у нас, так как все находится за стеной, мы всегда можем посмотреть товар, всегда можем проконсультировать по нему, потому что можем товар достать, подключить, посмотреть, если ли у него функционал. Это час нашего сервиса — быстро, подробно, достоверно.

Олег: Сколько в день происходит продаж?

Павел: Сейчас на самом деле самый несезонный месяц, в день через интернет происходит заказов 10 и в шоуруме 3-5, соответственно в декабре доход до 300 заказов в сумме.

Сейчас здесь тишина, если бы ты заехал в декабре, у нас бы здесь стояло семь курьеров, в шоуруме было бы 10 человек, телефона бы все 4 звонили и так далее, все это — декабрь, особенно последние две недели очень напряженные, мы никогда ничего не планируем на эти 2 недели: никаких там гулянок, концерты, праздники, ничего, две недели последние мы работаем, потому что они окупают весь год практически.

Олег: Так может не нужно работать круглый год, открываться на декабрь.

Павел: Мы летом переводим дух, оптимизируем все процессы, то есть сейчас мы делаем сайт, делаем мобильную версию сайта, оптимизируем нашу мутную счетную систему и так далее, в плане лета наоборот все нормально, можно спокойно посидеть без звонков обильных и без множества клиентов спокойно вразумительно подумать, а уже в декабре обслужить качественно.

Олег: Ну и соответственно все клиенты приходят из интернета?

Павел: Клиенты да у нас, 100 процентов через интернет, потому что у нас не розничный магазин, как таковой, все в интернете нас находят, у нас прям нету траффика с улицы большого, как правило в интернете находят, приезжают, выбирают, смотрят.

Олег: А как находят, через какие каналы?

Павел: Каналы у нас все 80 процентов все трафик, остальное это агрегаторы, типа «Яндекс.Маркет», оно в подарочной тематике.

Олег: А Яндекс и Гугл как распределяются?

Павел: В гугле, к сожалению у нас не так много трафика, сейчас выясняем эти все нюансы, где-то 20 на 80.

Олег: Павел, а какая часть ассортимента является уникальной, которой нету у других продавцов?

Павел: Которой очень мало на самом деле, я сперва думал, что именно в этом-то и будет фишка, но потом понял, что очень сложно первому завозить товар, которого ни у кого нет, неясно, как он пойдет, неясно, как он будет по качеству, это все нужно контроллить.

Сейчас мы большинство товара закупаем в Москве, ну в Москве и России.

Олег: Слушай, а кто конкуренты, «Красный Куб», например, конкурент?

Павел: Красный Куб, максимально отстраиваемся от них, эти оловянные слоники, деревянные там всякие подставки, подсвечники, у нас ничего такого нет, никогда не будет, это моя позиция. То есть у нас, я считаю, преимущество, что конкретно я вижу нашего клиента, я знаю, чего он хочет, магазину 6 лет будет 30 августа, соответственно мне кажется, что мы точно бьем и наш клиент не хочет видеть ассортимент Красного Куба.

Олег: Туалетный баскетбол.

Павел: Туалетный баскетбол, футбол, рыбалка, туалетный гольф.

Олег: Винные подставки-лассо.

Павел: Получается эффект, как будто они в воздухе висят.

Олег: А это типа автомата, который достает конфеты?

Павел: Автоматы, да, ну как они там называются, как в магазинах раньше стояли, достают мягкие игрушки и так далее. Сюда прям кидаешь монетку, она прячется, то есть хозяин может даже немножко отбить стоимость этой покупки, соответственно его друзья, гости начинают играть, вытаскивать конфетки.

Олег: Это хороший бизнес, для тех, у кого много друзей.

Кстати, вопрос: онлайн-магазины без офлайн-составляющей насколько вообще возможны?

Павел: Да очень возможны, у них, например, преимущество, это цена будет низкая, содержание шоурума будет стоить денег. У кого шоурума нет, всегда будут в более лучшем положении по цене, они находят свою нишу, другое дело, что какой там сервис будет, у нас можно приехать, посмотреть, мы весь этот товар видим, а там начинаются неточности, не то положили и так далее.

Олег: Павел, спасибо, что показал свой онлайн-магазин с шоурумом. Желаю удачи, чтобы декабрь продолжался не только в декабре, но и в другие месяца.

Павел: Спасибо, Олег, что заехал, собственно зрителей призываю приезжать к нам, покупать, mrgeek.ru.

Олег: Счастливо, больших успехов.

Павел: Спасибо.

 

МАСТЕРСКАЯ ДАР ТРУДА

Олег: Здравствуйте, господа и дамы, которые нас сегодня смотрят. Сегодня я пришел в гости к Олегу Фараджуллаеву, основателю компании «Дар труда», открытая столярная мастерская, где каждый может прийти и что-нибудь попилить, построгать и так далее. Здесь темновато, но может там будет посветлей.

Олег Ф: Итак, что это за место? Это одна из первых открытых столярных мастерских в Москве, да и наверно, в России, здесь можно прийти на почасовое поработать, либо взять месячный абонемент, дневной абонемент, это уж как удобно будет.

Дима, привет. Дима делает вот такие вот чудесные рамки для икон, кроме того Дима преподаёт свои уроки по шлифовке, по воскресеньям у нас проходят учебные дни.

Олег: Спасибо.

Олег Ф: Да, очень симпатично. Здесь соответственно зона сборки. Это Евгений, наш администратор, здесь зона станков, все необходимые станки: риспусы, фугалки, циркулярные пилы, ленточные пилы.

Олег: Пахнет, как на уроке труда в школе.

Олег Ф: Да, да, да.

Олег: Что здесь наверху?

Олег Ф: Здесь наверху у нас индивидуальные мастерские. Это те ребята, которые уже не просто хотят иногда приходить, а приходят сюда на постоянной основе. Здесь ребята уже сами организуют свое пространство, мы говорим, что вот столик — это его место, порядка 7 квадратных метров и вы уже тут придумываете, что хотите. Вот тут 2 мастера, например, объединились, они вместе работают. Антон, который работает внизу сейчас, вот он сделал себе вот такую вот ячеечку, здесь полностью загородился, свет сделал, ну вот ему так удобно — ну и отлично.

Олег: Ну, в советские времена все же делали в квартире себе такой уголочек.

Олег Ф: Да и сейчас собственно тоже кто-то делает в квартире, но просто еще пока не всем известно, что такие места есть, хотя в принципе открытые столярные мастерские и не только столярные уже появляются.

Олег: Сколько стоит прийти поработать?

Олег Ф: Если вы приходите на почасовой основе, то это будет стоить 300 рублей в час, если вы работаете целый день, то это, по-моему, 1300, если вы работаете в течение месяца, то это будет стоить 8 тысяч, если же вам нужна вот такая вот ячейка, а не просто приходить в течение месяца, это уже стоит 15 тысяч.

Олег: Олег, а как вообще идея пришла сделать вот такое пространство уникальное, да, я понимаю?

Олег Ф: Ну, по сути дела да, когда мы начинали таких мест еще не было, насколько я знаю. Идея пришла еще 10 лет назад моему коллеге и партнеру, который, к сожалению, сейчас отсутствует, Константину, во время посещения одного из магазинов, где продавались товары от мастеров, авторские товары и он тогда подумал, что странно, что нет такого места, куда бы любой человек: мастер, не мастер мог бы прийти и поработать, получить инструменты в аренду, получить рабочее место, то есть не обязательно же по сути дела иметь свою мастерскую, зачем? Он эту идею озвучил мне спустя там какое-то время, еще через какое-то время мы организовали сначала на Чистых прудах открытую мастерскую, а потом уже переехали сюда.

Олег: А сколько здесь всего метров?

Олег Ф: Вообще, на данный момент у нас территория составляет порядка 800 метров, здесь 200 метров внизу, 200 метров — второй этаж, кроме того есть еще другой цех, там порядка 250 метров, есть место, где лазерная резка у нас, то есть в общей сложности сам по себе, вот эта вот часть, это порядка 440 метров, с учетом 2 этажа.

В воскресенье к нам, как правило, приходят люди просто поучиться и очень часто бывает так, что пришли и больше ты их не увидишь, то есть для них это скорее развлекуха, если все-таки не учитывать их, то здесь поток навскидку порядка человек 100.

Часть нового оборудования — это вытяжки.

Придя в обычной своей уличной одежде, нужно все-таки поменять обувь, соответственно, раздевалка у нас здесь есть, приходят, переодеваются, переобуваются. Здесь можно перекусить, попить чай, просто пообщаться.

Олег: Тут такие раритетные стулья, все разные.

Олег Ф: Да, да, да, стулья у нас, это наследие НИИДАР. Судьба НИИДАРа довольно любопытная, предприятие 1915 года, в прошлом году у них должно было быть, насколько я понимаю, столетие. Но вот на 99 лет, в середине-конце 2014 года НИИДАРа был полным составом перевезён в Зеленоград. Не знаю функционирует или нет, но территория была сначала соответственно освобождена непосредственно от самой, а далее уже заселена вот такими вот персонажами, как мы.

КОЛЛИЗЕЙ ТЕХНОЛОГИЙ

Олег: Здравствуйте, я Олег Анисимов, сегодня я пришел к Денису Кузнецову, основателю группы компаний «Колизей технологий», которая занимается, можно сказать, импортозамещением в области ремонтных разных приспособлений, например, люков, решеток.

Денис: Люки-невидимки под плитку, люки-невидимки под покраску, напольные люки. На самом деле мы занимаемся не просто импортозамещением, все, что мы делаем — мы это придумали сами, у нас свои патенты, даже аналогов в мире на много таких продуктов нету. Ну вот, собственно, это наш цех, вот это станок, лазерная резка.

Вот так мы храним листовые материалы, чтобы удобно было доставать. А дальше у нас покрасочная камера, здесь мы красим наши изделия, вот как раз ребята достают изделия из сушки.

Олег: Горячо как-то здесь.

Денис: Да, печка нагревается до 200 градусов. Это петли, которые используются в люках. Мы — сторонники бережливого производства, мы стараемся у себя здесь ничего особо не складировать, вся готовая продукция вынесена, каждый день мы ее забираем, выносим.

Вот рамы здоровых люков, такие двери, можешь на фоне меня.

Олег: Так, а здесь что?

Денис: Здесь сварка.

Олег: Ну красота, слушай, здесь чего только нету.

Денис: Ну да, это мы здесь построили второй этаж, это все наше. Аренда дорогая.

Готовая продукция — вот она, стоит упакованная, ждет, когда завтра мы ее отгрузим на склад.

Олег: Сколько стоит один люк?

Денис: Средняя цена где-то 4-5 тысяч рублей.

Олег: А сколько стоит люк импортный?

Денис: Аналогов таких люков нет импортных, все, что они делают, это такая дешевая продукция, которую мы лет 5 назад производили.

Олег: Подожди, ты мне хочешь сказать, что мы здесь лучшие в мире?

Денис: Да, именно по этой продукции мы лидеры в мире, то есть мы лидеры в мире, но об этом никто не знает, вот я завтра улетаю в Прагу и хочу начать налаживать отношения там. Пока такой продукции там нету, интересно.

Там склад, вот эти вот контейнеры тоже все наши.

Олег: Ну, тут промзона советского плана чисто, здесь локомотивное депо.

Денис: Да, здесь этот завод принадлежит РЖД.

Олег: А что не убираются-то здесь?

Денис: Вот так вот, потому что ничье.

Здесь у нас склад, Жень, закрывай тут дверь, тут мы храним  .

Олег: Сколько люков в месяц продается?

Денис: Порядка 10 тысяч разных наименований, может чуть больше 10 тысяч. То есть в том году мы сделали 230 миллионов.

Олег: Выручка?

Денис: Да, за год 230 миллионов.

Олег: Это большая хорошая выручка, то есть это уже не малый бизнес, это уже средний бизнес, да?

Денис: Да не, средний бизнес — это у нас от 800 миллионов в год идет, насколько я знаю, ну это малый бизнес, но не мелкий.

На мировом рынке есть аналоги вот такой продукции, это люки под покраску, есть там немецкие компании, но кризис, масса была такой турецкой продукции, но на данный момент с нашей ценой эти все поставщики европейские, турецкие, они все ушли с рынка, даже китайцы не могут сюда залезть, потому что наша цена там в 4 раза дешевле, чем то, что делают они.

Олег: В 4 раза дешевле, чем у китайцев?

Денис: Ну, чем у европейцев, у китайцев — в 2 раза дешевле.

Кабинет у нас такой 2 мини-начальников, наблюдение, распределение работы, видеонаблюдение. А здесь у нас сборка собственно происходит.

Мое дело

Олег: Когда образована компания?

Денис: Компания образована в 2005 году. Изначально не планировалось заниматься люками, мы начали с пластиковых окон, потом мы стали дистрибуторами по люкам. Ну и дальше наш путь собственно с этого и начался, мы переросли в производителя, в 2007 году уже сделали свое собственное производство люков.

Завод

Денис: Начали с того, что брали 2 куска железки, просто брали и их вот так вот сваривали и получали изделие, вставляли туда лист гипсокартона и продавали.

Олег: А сейчас во время продаж люки составляют сколько процентов?

Денис: На данный момент процентов 90 составляют именно люки.

Олег: А что сдерживает выход на снежные направления, я так понимаю, дистрибуция уже есть и можно захватывать вот параллельные куски: и двери там, и не знаю.

Денис: Можно, да, ну мы сейчас выходим как раз на рынок дверей, то есть мы начинаем делать противопожарные люки, противопожарные двери, возможно мы будем делать ворота, возможно мы будем делать ставни какие-то, ну, честно говоря, проблем с что производить нету. Есть ограничения некоторые по сбыту, не везде можно попасть, мы хотели бы работать, например: с Оби, с Леруа Мерлен, с Косторамой, но к сожалению пока у нас не получается попасть на этот рынок.

Олег: Желаю развиваться с теми же темпами.

Денис: Спасибо.

Олег: Чтобы в следующем году уже миллиард рублей был оборот.

Денис: Хотелось бы в этом году уже миллиард оборот.

Олег: Уже в этом? В 4 раза?

Денис: Да, надеюсь. Хотелось бы.

Олег: Денис, удачи, спасибо огромное, пока.

 

ПЛОВБОКС

Олег: Всем привет, я Олег Анисимов, и сегодня я пришел к Максиму Агашкову — создателю компании «Пловбокс.ру». Как вы уже наверно смотрели, мы делали программу про Плов.com, и чтобы нас не обвиняли, что мы кого-то рекламируем, мы делаем про конкурента — Пловбокс.

Максим: На самом деле наша компания совсем молодая, мы абсолютно стопроцентный малый бизнес, мы чистейшей воды стартап, то есть сколько денег было, собрали, никого не просили, ни у кого не занимали и год назад, чуть больше, открыли первое кафе на Таганке «Выпечка и плов» называлось. У меня за спиной 10 лет ресторанного бизнеса, последние 6 лет работал со своим учителем и наставником Аркадием Новиковым, он на самом деле молодец, все контролирует, то есть без его личного участия успеха, который сейчас есть и тех заведений, которые сейчас есть сейчас бы не было.

Олег: Так, 25 рублей стоит что? Лепешка.

Максим: Это лепешки из тандыра, вот они сейчас как раз свеженькие пекутся.

Помимо того, что цены указаны на витрине, цены на сайте, если вы берете комплексный у нас, то они получаются еще ниже. То есть там 2 килограмма плова у нас стоит 1999 рублей и туда еще идут 4 салата в подарок и 2 лепешки.

Олег: То есть получается килограмм плова — 1000 рублей?

Максим: Да, килограмм плова 1000 рублей, плюс подарки.

Олег: Ну это вроде совсем недорого.

Максим: Да, это отлично.

Олег: Здесь вообще экомаркет называется все, да?

Максим: Да, это пространство, в котором встречается сейчас всего 7 концепций, различные кухни всего мира, есть порядка 300 посадочных мест и аналог — это второе заведение возле Даниловского рынка, где совмещается рынок и такое вот пространство.

Олег: Ну и по ощущениям какой формат, какая кухня сейчас в тренде?

Максим: В тренде на самом деле очень хорошая вкусная кухня, в принципе, как и в любые времена.

Олег: Я смотрел там на входе даже дагестанская кухня есть.

Максим: Да, дагестанская кухня сейчас тоже очень популярная. Здесь ситуация, если ты сделаешь вкусно, качественно, но при этом даешь хорошую цену, то мне кажется, каким бы продукт ты не выдавал он будет пользоваться успехом.

Олег: Максим, сколько за день проходит плова?

Максим: За день проходит хорошее количество плова, то есть если мы говорим про этот казан, он вмещает в среднем 130-140 порций плова, то есть каждый день мы конечно такой большой казан не готовим, но несколько раз в неделю у нас уже получается готовить и продавать. Основное правило нашей концепции — это стабильное, хорошее качество и мы работаем одним днем, то есть мы сегодня приготовили это количество плова и сегодня у нас соответственно стоит планка — продать его. Помимо точки офлайновой здесь продаж у нас еще есть интернет-магазин, онлайн-точка пловбокс.ру, через которую мы принимаем заказы и тоже доставляем.

Олег: А как распределяются заказы онлайн и здесь?

Максим: Сейчас онлайн где-то у нас 20 процентов, и на самом деле очень хорошо оно помогает по понедельникам, вторникам, потому что понедельник, вторник для ритейла для общепита — это самые дееспособные дни, а те люди, у которых в выходные были дни рождения, они как раз на понедельник в офис заказывают большое количество плова, поэтому там доходит до 35-50 процентов по обороту с доставки.

Олег: Формат такой, совмещение производственной точки и куда можно прийти, да? У пловкома, например, нету куда можно прийти.

Максим: Да, да.

Олег: А у других наоборот нету онлайна.

Максим: Ты знаешь, когда у нас была точка «Выпечка и плов», у нас же сайта не было и мы как-то были сконцентрированы исключительно на продажах офлайн. А сейчас мы подумали — а почему бы не взять и не выйти на рынок онлайн с пловом, потому что хорошего плова действительно в Москве не так много, где можно заказать, поэтому мы решили, что совмещение будет очень хорошо сказываться для бизнеса, в принципе так и получилось.

Сейчас мы увеличиваем, все заведения уменьшают количество порций, а мы наоборот увеличиваем, у нас было 300 грамм порция, а сейчас мы сделали 330 грамм. Сюда мы кладем 270 грамм риса и 60 грамм мяса.

Это у нас кольцо с мясом идет.

Олег: А тандыр собственного производства что ли?

Максим: Тандыр, это такого кустарного производства, в России делают ребята, просто мы его так красиво красили, это уже наш креатив, а в принципе он электрический.

Помимо лепешек, самсы и плова мы еще здесь готовим блюда узбекской кухни, как то: шурпа…

Олег: Смотри, у дагестанцев как хорошо очередь выстроилась.

Максим: Да, молодцы, очень хорошо ребята работают.

Олег: Ну потому что этот формат вообще уникальный, он только начался.

Максим: Он пока что новый такой, люди смотрят.

Олег: Тут еще и рынок, оказывается.

Максим: И здесь еще открылся сейчас новый магазин экологических продуктов «Город-сад»

Олег: Зайдем на рынок, посмотрим краем глаза, что тут происходит.

Ну, баранина нужна получается, окорок бараний?

Максим: Да.

Олег: То есть это — ребрэндинг?

Максим: Ну да.

Ну, «Выпечка и плов» не очень как-то звучит, а пловбокс так, интересно. А шурпа где делается?

Максим: А шурпа как раз здесь, казанчик, вон как раз делается шурпа.

Олег: А сколько надо кстати, там, говорят, долгие процессы, там 5, 6 часов.

Максим: 3 часа мы ее делаем.

Олег: У нас я таких форматов особо не видел, ну вот я был недавно в Тель-Авиве и видел формат очень похожий, но гораздо больше и он сделан, как рынок. В центре идут такие заведения, где можно поесть, а по бокам лавка сыра — несколько десятков вида; лавка там мяса; еще что-то, то есть очень такой формат, очень мне понравился.

Модное место, можно сказать, для спального района.

Максим: Да.

Олег: Мы находимся в Коньково.

А вот кухня острова Кипр, а вот дагестанцы.

Максим: Планы — это открытие еще 2 точек, то есть, не больше, потому что на 4 точке, мне кажется, начнутся хлопоты, потому что плов очень нетехнологичное производство, здесь очень много тонкостей, нельзя просто создать технологичную карту, дать ее человеку, и чтобы он приготовил плов. То есть люди с раннего возраста учатся готовить и таких мастеров очень мало, здесь в Москве, поэтому…

Олег: А если описать процесс полностью,  , то человек не сможет приготовить?

Максим: Нет, абсолютно, то есть это годы и годы работы и годы практики.

 

TIMEFORWINE

Олег: Здравствуйте, сегодня я в Нижнем Новгороде я пришел в гости к ребятам: Ивану Моисееву и Екатерине Смычек. Они — семейная пара, которая развивает вот этот винный бар под названием TimeForWine, здравствуйте, ребят.

Екатерина: Добрый день, да, у нас такой небольшой нижегородский барчик, немного семейный, немного за углом, немного для своих, вот так вот получается. То есть мы находимся не на первой линии, находимся за углом и ждем всегда людей в основном которые знают, что они любят вино и идут на вино.

Олег: Здесь сколько метров всего?

Иван: 119 квадратных метров, но вот эта вот металлическая конструкция, которая создает балкон, сразу нам понравилась, мы прямо выбирали помещение для того, где обосноваться и где открыть подобное заведение. Соответственно сейчас она позволяет расширить пространство и там, на втором этаже проходят лекции, дегустации, дополнительные занятия, мастер-классы, на которых мы рассказываем про вино.

Олег: И сколько вложили во все это?

Екатерина: Деньгами, временем, силами, нервами?

Олег: Ну, сначала в суммах.

Екатерина: 4,5 миллионов получилось вложений сюда, дальше конечно много вещей допиливали, где-то что-то доделывали, где-то что-то украшали и конечно же где-то исправляли, потому что на опыте получилось, что не подходили нам эти стулья или еще что-то. По времени, нам всем говорили, что вы рассчитывайте на одну сумму и время, а потом умножайте на два, так в принципе и получилось, мы хотели открыться к началу ноября.

Иван: В День Народного Единства по доброй русской традиции 4 ноября хотели открыться, но получилось открыться 29 декабря, то есть на 2 месяца попозже.

Екатерина: А строились мы с сентября, то есть сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь.

Олег: А аренда долгосрочная?

Иван: Да, аренда долгосрочная, ну как, 5 лет.

Екатерина: Мы работаем с 16:00, нет такого, что с 4 у нас открывается дверь и очередь такая вот стоит, нет, в основном все-таки вино, алкоголь, люди подтягиваются ближе к 7.

У нас еды на самом деле, больше винная, то есть здесь несколько сетов с брускетами, тапасами, сырные, мясные нарезки, несколько десертов.

Олег: И даже устрицы.

Екатерина: Устрицы по четвергам — устричный четверг. У нас салаты, супы и два горячих, поэтом голодного накормим, а так чтобы посидеть и ужин устроить, такого конечно нет, у нас в основном все-таки легкий формат.

Олег: Российский рынок сейчас пользуется спросом?

Екатерина: Да.

Иван: Нам самим аккомпанирует эта тема, потому что за последние несколько лет российское виноделие прибавила в качестве, нам сейчас уже есть, чем гордиться и что сравнивать с конкурентами иностранными, мы стараемся это все как-то донести, постоянно в карте в наличии несколько позиций российских. Понятно, что это пока не очень стабильно, вина от одного производителя год от года могут быть совершенно разные. Но, поскольку у нас концепция винного бара такая экспериментальная, где можно разные бокалы попробовать, сравнить, мы очень часто их используем, включаем в карту.

Олег: А какие сейчас хорошие вина российские?

Иван: Если говорить из сортов, то самое такое знаменитое, это «Красностоп Золотовский», который является российским   сортом, который больше нигде не выращивается, кроме как у нас в Краснодарском крае. Есть еще несколько сортов: «Голубок», «Сибирьковы», которые только на территории России, нигде в мире не представлены. А если говорить о трендах, то есть уже о производителях, то хорошие показатели у «Усадьба Дивноморская», у старшей линейки «Ликурии», у «Шато Тамань».

К сожалению, если какие отечественные образцы начинают показывать хорошие результаты, сразу возникает большой соблазн у производителей поднять цены и, спустя некоторое время, достойные российские вина становятся дорогими российскими винами, порой не всегда оправдывающими свою цену и вот это тоже постоянные поиски соотношения цена-качество.

Это винная комната, специальное помещение с определенной температурой и влажностью для хранения вина, то есть здесь такой склад и мини-камера хранения для всех тех позиций, которые у нас есть, которые позволяют быть поданными к столу при нужной температуре и не портятся на протяжении хранения.

Олег: А какой ассортимент, количество наименований?

Иван: Позиций по бутылкам порядка 140-150 видов, а бокальная карта, которую мы меняем раз в 2 недели содержит 15 позиций, каждые 2 недели — это новые 15 позиций. Представлены все достаточно крупные винные регионы, в том числе такие неожиданные, начинающие только выходить на рынок, как, например, Израиль или Армения, их вина тоже есть.

Олег: Иван, а сколько в день проходит человек?

Иван: Зависит конечно от дня, в выходные естественно человека поток больше, в будни несколько меньше, ну в среднем получается порядка 40-60 человек в день.

Олег: И средний чек какой?

Иван: Средний чек в районе 800-1000.

Олег: То есть порядка 50 тысяч рублей в день выручка.

Иван: Да, где-то на выходных больше, на будних меньше.

Олег: Такая выручка позволяет бару получать прибыль?

Иван: Наверное, мы на эти показатели вышли около полугода назад, первый год шел на набор базы, на заявление о себе, то, что в городе о нас узнали и соответственно показатели до этого были меньше. Эти показатели получают прибыль, но сейчас основная масса средств уходит на текущие операционные работы и на закрытие некоторых   обязательств, которые были взяты для того, чтобы открыть это заведение.

Здесь в первой половине дня, поскольку мы работаем с 4, у нас есть дружественная организация, которая летом продает замороженные йогурты, достаточно новый для Нижнего продукт, поскольку мы работаем с 4, мы договорились с ребятами, что бар работает с 4 и направо, а до 4 и налево можно взять домашний замороженный йогурт, домашнюю выпечку, кофе с собой, вот в таком вот формате.

Екатерина: На втором этаже, вот здесь вот, мы специально построили эту белую стену, мы здесь проводим презентации все время, народ пытается что-то записать, фотографируют, а потом кстати покупают бутылки в магазине грамотно.

Олег: Допустим, в городе Дзержинск кто-нибудь открывает винный бар, какой вы ему совет дадите?

Екатерина: Первый совет — не открывать винный бар.

Иван: Он добрый, не то, что мы конкуренты, он такой опытно-добрый.

Екатерина: Ну да, Нижний Новгород пока еще все-таки по коктейлям, на пиво   все-таки, к вину потихоньку-потихоньку приходят, а так в остальном наверно все-таки атмосфера, то есть для винного бара самое главное — это атмосфера: музыка, где-то какие-то мероприятия, что-то рассказывать про вино, чтобы могли прийти и рассказать это. И хорошее вино.

Иван: И, пожалуй, терпение, потому что какие-то моменты, которые изначально планировались, которых ты ждал, начинают открываться и запускаться спустя полгода, год, спустя полтора года, и начинаешь вспоминать, что это планировалось чуть ли не на второй месяц, вот оно только-только пошло, поэтому в том числе терпение.

Олег: Могу вам точно сказать, что находиться у вас в баре очень приятно и думаю, что чем больше будет таких заведений — стильных и с атмосферой, тем всем будет лучше, главное, чтоб вы не разорились, чтобы к власти пришли проевропейские ориентирные политики и забивали вам весь посадочный ряд.

Екатерина: Да, вот так вот, на самом деле будем ждать хороших людей, мы их ждем, находим и они к нам приходят.

Олег: Ну а если без шуток, желаю больших выручек.

Екатерина: Спасибо.

Иван: Не повредит ни одному заведению.

Екатерина: А теперь по бокальчику вина?

 

ЦАРЬ ПИВО

Олег: Здравствуйте, уважаемые зрители, сегодня я приехал в Красногорск в магазин «Царь Пиво», поговорить с его основателем Николаем Жлагиным.

Николай: Здравствуйте.

Олег: Коль, привет.

Николай: Привет.

Олег: Очень красиво здесь у тебя, как-то даже по-европейски немножко, я тебе скажу, что в Москве даже таких вот красивых магазинчиков не так много.

Николай: Я думаю, ты прав. На самом деле дизайн, делала достаточно серьёзная компания и основная идея, которую я им поставил, это — перенести некоторые такие элементы ирландского паба в магазин, потому что у обычного человека, если мы говорим о пивном интерьере, в голове возникает атмосфера именно ирландского паба, потому что какие-то специфические другие элементы отсутствуют в других странах или, так скажем, других культурах пивных. Поэтому здесь наверно некое совмещение красивого интерьера и самое главное — качественного продукта.

Там сейчас недавно стояло 930 сортов, я надеюсь, в течение недели мы дойдем до 1000. Здесь оставлены наиболее востребованные сорта, наиболее популярные, которые хорошо продаются и которые действительно имеют спрос. Порядка 1000 сортов сегодня вводится в Россию и производится в России крафтовыми пивоварами.

Олег: Как может такой огромный ассортимент быть оборачиваемым, я вот не очень понимаю, мне кажется, что количество людей же просто ограниченно, которые могут зайти.

Николай: Как показывает практика, именно где-то 500 сортов очень хорошо оборачиваются, если ставишь больше, как у меня, например, под 1000 сортов, то это начинаются уже проблемы. Из 1000 100-200 сортов — это такие, не очень ходовые вещи, которые покупаются только иногда так скажем любителями, а вот 500 сортов оборачиваются вполне хорошо и вот этого уже массива вокруг вполне хватает для того, чтобы   от оборачиваемости.

Олег: А от какого объема начинается уже интересный бизнес, с 15?

Николай: Смотря, в каком формате, если в таком большом формате, то наверно с 10.

Олег: Ничего себе, а сколько в день покупателей?

Николай: количество покупателей очень сложно считать, в пятницу это одно количество, в четверг, в среду другое количество, ну наверно, можно говорить в тоннах, в рублях.

Олег: В тоннах и рублях.

Николай: В тоннах по разливному пиву хороший магазин должен разливать тонн 15-20 продукции плюс конечно же некие доп. продажи с бутылки.

Олег: 500 литров получается в день?

Николай: Ну это да, может быть конечно и 25, а то и больше, но я говорю про некие усредненные цифры по магазинам. Здесь все нацелено на то, чтобы, во-первых дать качественный продукт и привлечь покупателя скажем так народной волной.

Олег: Ты окучиваешь здесь любую аудиторию, потому что у тебя…

Николай: Ну да, потому что здесь на самом деле представлено все: начиная от очень простых лагеров и заканчивая очень сложными, изысканными сортами для истинных гурманов.

Мы выбираем именно те заводы, которые производят качественный продукт и помимо обеспечиваем температурное хранение. На выходе получаем очень правильный, хороший продукт.

Олег: Это собственное такое мини-производство у тебя, да?

Николай: Ну да, мы сами фасуем, потому что все, что продается в магазине в первую очередь не устраивает по свежести, оно может висеть в магазине полгода легко, там сроки годности позволяют, но даже такая мелочь, как закуска вся эта рыбная конечно портится от времени.

В данном магазине есть такая вещь, как окошечки в холодильную камеру, мы показываем людям, что мы все делаем по-честному, что там действительно холодильная камера находится, что там действительно много бочек, что все аккуратненько, чистенько и, скажем так, стерильно почти.

Олег: Градусов 5?

Николай: Тут градусов от 3 до 5 температура поддерживается.

Мы говорим о пиве, в основном еще пиве от мини-пивоварен, то конечно ему требуется холод в первую очередь, причем, что очень важно, не только холод при продаже, но и холод от прям завода до магазина. Это дает качество, которое человек может быть не сразу понимает, но которое однозначно привлекает покупателей.

Олег: Николай, скажи пожалуйста, сколько у тебя сейчас всего магазинов?

Николай: Сегодня у меня 9 магазинов, там в Москве, один такой экспериментальный в Новосибирске, ну конечно планируем развиваться дальше, сегодня все усилия направлены на то, чтобы сделать очень качественную франшизу и продавать ее в Москве, полным обслуживанием, начиная от обеспечения товаром и заканчивая контролем за качеством и технической поддержкой и так далее, и конечно хочется открываться дальше, но главное в погоне за количеством не потерять качество, именно на это сегодня все направлены.

Олег: Сколько сейчас всего человек работает?

Николай: В офисе или всего? В офисе чисто офисные работники — 12 человек, не считая там складских, грузчиков и так далее.

Очень большой вызов для любого продавца — сделать качественное обслуживание, вечером здесь работает до 4 человек и средняя скорость обслуживания — это 45 секунд на одного человека.

Олег: А это что такое?

Николай: Ну, это так, стоит для красоты, есть штука, которую делает новосибирский  , честно говоря, идея, которая у нас не прошла, мы ее тут держим. Ну нет, это интересно, то есть, например, стоит такая вещь, ты берешь бутылку, вставляешь, наливаешь из кранчика, это удобно.

На самом деле я считаю это все простым, то есть привез бочку, подключил, продал, там, принес бутылку. Огромное количество нюансов и мелочей есть, которые очень сильно влияют на качество продукта, которые приходится выдерживать. За качество обслуживания, за качество продукта, технические нюансы, нюансы санитарии и гигиены, нюансы хранения, продажи. В каждом деле есть свои мелочи и вот их очень важно соблюдать, потому что на сегодня человек воспринимает разливное пиво любое пиво, которое льется из крана, это не совсем так. Очень часто конкуренты с возможно похожими какими-то сортами, и потом человек приходит и говорит, что у них такой сорт не такой, как у вас, тот же самый, и пытаешься объяснять им, что одно дело — это все сделано правильно и с точки зрения хранения, и с точки зрения розлива, а другое дело, когда человек получает продукт, который непонятно где уже поездил, непонятно где полежал и непонятно, как его разлили и в каких условиях.

Олег: И сколько сейчас делается выручка в месяц?

Николай: Нормальная выручка в магазине — это миллиона 3 рубля в месяц, есть конечно значительно больше магазины, которые дают, но если брать усредненный формат, то 3, может быть, 3,5.

Олег: Николай, спасибо тебе огромное, что рассказал все, показал, красивый у тебя магазин.

Николай: Спасибо, стараемся очень сильно, но сегодня мы уходим на ребрендинг, и сегодня компания, которая входит в топ-5 СНГ по брендингу, по рекламе делает новый стиль, где-то через 3-4 месяца это будет уже представлено в виде одного из магазинов, который мы будем переделывать.

Олег: Ну, ребрендинг в смысле рестайлинг?

Николай: Да, наверно, это может быть более правильно слово — рестайлинг, хотя…

Олег: Бренд «Царь Пиво» сохранится?

Николай: Не факт.

Олег: Тогда ребрендинг. Ну, удачи, давай, пока.

Николай: Спасибо.

БАТУШАНСКИЙ

Олег: Всем привет, Я Олег Анисимов и сегодня я в Питере пришел к Саше Батушанскому, к моему однокурснику по Санкт-Петербургскому университету экономики и финансов и он мне сейчас покажет свой офис. Консалтинговая группа «Решение», которая была создана 18 лет назад. Ну, показывай.

Саша: Здесь у нас хозблок такой, принтеры. Здесь вот уникальное стоящее место, наш сотрудник, который любит работать стоя.

Олег: Молодец, кстати.

Саша: Уже много лет так делает, не эксперимент, он уже утвержден практикой. Тут у нас бухгалтерия разных проектов. Здесь у нас бывшая наша переговорная, которую мы временно превратили в мастерскую по изготовлению оборудования, о котором я расскажу позднее.

Мой кабинет, обычный рабочий стол, мы здесь вместе сидим с исполнительным директором и занимаемся всякими проектами. Картина, если я не ошибаюсь, называется «Путин и коты».

Олег: Саш, расскажи, чем занимается твоя компания.

Саша: Конкретно консалтинговая группа «Решение» состоит из нескольких компаний, три основных составляющих. Первое — это управленческий консалтинг, который мы в итоге сузили до стратегического консалтинга и в основном им занимаемся. Это исследования рынков, это наша любимая специальная аналитика.

Олег: Стратегический консалтинг — это когда говорят, что вам надо стать ежиками, а как — это уже тактика.

Саша: Да, это ваши проблемы. Ну на самом деле мы конечно стараемся, стремимся достаточно простые решения вырабатывать, которые всем понятны. Я считаю самым главным результатом стратегического консалтинга отнюдь не стратегические планы, не какие-то решения, а единое понимание топ-менеджментом, собственником компании — куда мы нацеливаемся и почему, самое главное — почему, то есть как мы к этому решению пришли, все остальное они сделают сами, как стать ежиками они знают сами лучше нас, потому что не мы же в их бизнесе работаем. То есть у меня всегда один вопрос — если я так хорошо разбираюсь, то почему я еще не самый крупный DIY-щик страны.

Направление деятельности, которое мы создали в 2008 году, потом оно стало существовать, как отдельная компания, сейчас мы назад вернули, ну как отдельное направление все равно осталось, просто уже не отдельная компания, это — аудит закупочной деятельности и оптимизация закупочной деятельности: ищем лучших поставщиков, выбиваем лучшие условия существующих поставщиков, такая борьба с издержками, достаточно кризисная история и сейчас у нас есть иное количество заказчиков постоянных, которые нам платят за эту работу.

Есть у нас компания, называется «Решение. Учебное видео». Основные потребители — это ВУЗы страны. Это игровое кино, это кейсы. Так же занимаются повышением квалификации в области активных   обучения преподавателей ВУЗов, недавно получили лицензию, буквально на днях, получили лицензию на образовательную деятельность.

Олег: И есть еще пищевое направление?

Саша: Общепит.

Олег: Общепита, вот ресторан «Северянин», который в последние годы очень сильно, я бы сказал, прославился в Питере, ресторан русской северной кухни и бренд очень хороший, с одной стороны Северянин — поэт, с другой стороны северянин — северный человек. Я всегда люблю, когда есть игра слов, например, в названии «Деловидение» у нас тоже есть игра слов, с одной стороны это телевидение, а с другой стороны это видение дела, то есть вижн.

Саша: Меня занесло в общепит довольно-таки случайно, у меня товарищ давний мой занимался этим бизнесом уже много лет и привлек меня, как консультанта. Мы решили привлечь потом Арама Мнацаканова для изменения кухни в конце 2013 года. Ну и так получилось, что в 2014 году я стал партнером в этом бизнесе и с тех пор мы с моим партнером Дмитрием Завадским развиваем его совместно. После этого мы уже открыли чайную кондитерскую, с рестораном «Северянин» рядышком она уже работает, занимается исключительно кондитерскими изделиями и выпечкой. Вчера, так получилось, что Олег вовремя приехал, вчера или позавчера мы открыли новое заведение в нашем бизнес-центре, раньше это была столовая, сейчас это гастрономическая лавка-кафе, которая называется «Провиант». Там мы предлагаем относительно доступную, но очень качественную еду.

В кафе

Саша: Кое-что не доделано в области декорирования, дизайна, мы перезапустили столовую, здесь была обычная такая столовая, довольно непритязательная. Как так это называется у нас гастрономическая лавка, соответственно у нас будет все больше и больше еды, которую будет можно забирать с собой, будет собственная выпечка, ну она уже сейчас есть.

Олег: Каша за 90 рублей, недорого.

Саша: Конечно, это не ресторан, все-таки нужно понимать, что мы находимся в бизнес-центре. Здесь вот у нас, в этой нише будет холодильник, где будут именно предлагаться готовые продукты, которые можно будет с собой домой забирать. Здесь у нас на стенах будут висеть картины. Это мох. Здесь будут у нас птички, здесь будут канарейки.

Олег: Так, и что у вас тут?

Кто-то: Машина-ремейджер, цель у неё — реклама, печатает на сетке с помощью пикселей. Процесс очень простой: отсюда заправляются пиксели в каретку, каретка непосредственно одевает пиксели на сетку.

Саша: Пока это одноцвет, это опять же просто показывает принцип действия, вообще предполагается, что это будут разноцветные пиксели в соответствии с задачей создания того или иного изображения.

Соответственно, каретка переезжает. Вот все, пиксели надеты.

Теоретически, расчеты показывают, что можно сделать рекламное изображение размером с футбольное поле. Мы имеем опыт уже размещения этих изображений на башенных кранах, на башенных кранах невозможно практически ничего разместить в силу того, что там не позволяет именно ветер. Если вы повесите обычный баннер, кран может упасть.

Олег: А на западе есть такие вещи?

Саша: Нет, это абсолютно уникальная разработка, ориентирована на, прежде всего, западный рынок.

Олег: Давай, Саш, желаю тебе успехов.

Саша: Спасибо.

Олег: А следующие программы у нас выйдут из Самары, я еду в Самару и снимаю там несколько предпринимательств хороших у ребят.

Саша: Здорово, Самара — это хороший город.

Олег: Давай, удачи тебе.

Саша: Да, спасибо.

 

КУРЬЕРИСТ

Олег: Здравствуйте, уважаемые зрители, здравствуй, Виталий, мы опять в Москве в здании Гидропроекта, это такой огромный дом в начале Волоколамского шоссе, его видно по всей Ленинградке и тут находится офис компании «Курьерист», основателем которой выступил Виталий Андреев 2 года назад.

Виталий: Да, 2 года назад мы образовали нашу компанию.

Олег: Виталий, сколько у тебя курьеров сейчас работает?

Виталий: Сейчас 50, занимаемся мы доставкой день в день, то есть постоянно мы как муравейник, как улей носимся по всей Москве и обеспечиваем доставку из точки А в точку Б.

Олег: Если вы покупаете что-нибудь в компании «Связной» в интернет-магазине и доставка идет день в день, то это может быть только компания «Курьерист».

Виталий: Да, этим мы гордимся, для компании «Связной» мы как раз выполняем все доставки день в день, то есть если сегодня вы что-то в «Связном» закажете и захотите, чтобы доставили вам именно сегодня, то привезем мы.

Олег: А откуда такая монополия возникла?

Виталий: Потому что остальным курьерским службам это очень сложно, работать день в день — это особая технология, мы создавали компанию именно с этого, то есть с того, чтобы работать день в день и это наше уникальное преимущество.

Олег: Ну получается твой конкурент, это, допустим, «YouDo»?

Виталий: «YouDo», есть еще конкуренты, которых называть не буду, особенность наша в том, что все курьеры у нас работают, то есть это наши штатные курьеры. «YouDo» все-таки это фрилансеры, это люди, которые имеют свободную минуту, могут что-то забрать, что-то доставить. Здесь вопрос доверия — готовы ли вы доверить телефон стоимостью 60 000 рублей неизвестному человеку, и чтобы его вам привезли. В нашем случае отвечает компания.

Олег: А Unit economy, экономия курьерской доставки из чего складывается, грубо говоря, клиент платит там 400 рублей и 300 рублей за доставку.

Виталий: На самом деле доставка зависит от того количества адресов, которых приходится посетить курьеру. Есть два варианта. Вариант номер 1 — это когда мы посещаем точку А, потом точку Б и таких вариантов множество. 2 вариант — это когда мы берем точку А, берем там несколько товаров и везем их в точку Б, C, D и так далее, то есть в несколько точек. Это конечно же будет дешевле, экономика — это максимальное количество адресов, которое может посетить курьер, если он посещает там 10, 11, 12 адресов в день, то это становится рентабельным. Если он посещает 2-3 адреса, то здесь легко вылететь в трубу.

Олег: Так, а где все-таки это отсечение находится, на каком уровне, 5-6?

Виталий: Рентабельность, я думаю, что где-то 7-8 адресов, меньше — это уже убытки, больше — это уже прибыль.

Олег: Понятно, то есть задача загрузить максимуму.

Виталий: Да, задача загрузить курьера по максимуму, чтобы он в течение дня посетил эти 7-8 адресов, это могут быть как точки, где нужно что-то забрать, так и точки, куда нужно что-то отвезти.

Начнем, как ни странно, с внутренних помещений, то есть это по большому счету наша управленческая комната, здесь мы встречаем наших клиентов, где мы с ними проводим переговоры, здесь же мы общаемся с курьерами, когда берем на работу, здесь же мы их учим и аттестуем. Дальше это по большому счету зона руководителей, то есть мы здесь работаем, мы здесь принимаем все важные решения по развитию компании. Павел Мордвинкин — это мой партнер, вместе с ним мы строим этот бизнес и вместе с ним мы добиваемся той самой экономики, о которой я рассказывал 10 минут назад.

Олег: Каков основной секрет прибыльного бизнеса?

Павел: Внимание к деталям, максимизация прибыли и минимизация расходов.

Виталий: Мы с Павлом регулярно проверяем все расходы, которые у нас есть, смотрим что куда уходит и сколько это нам обходится и, уменьшая эти затраты мы получаем как раз ту рентабельность, которую хотим.

Олег: А если не секрет, какая зарплата у курьера сейчас?

Виталий: Ну, зарплата средняя по Москве я думаю, где-то около 25-30 тысяч рублей, на самом деле она очень сильно рознится и зависит от результатов работы. У нас есть система как ежедневного премирования, так и система премирования по итогам работы за месяц.

Олег: При старте бизнеса сколько вы вложили?

Виталий: Миллион.

Олег: Рублей?

Виталий: Миллион рублей.

Здесь работают диспетчеры, они планируют маршруты наших курьеров, ставят им задачи. Все наши курьеры работают с мобильными телефонами, со специальным приложением. Вот, например, сейчас мы с вами увидим личный кабинет курьера с задачами на текущий день. Вот здесь каждый квадратик — это та задача, которую он должен выполнить. Он ее видит, он может в нее зайти, он ее принимает и в дальнейшем он обозначает, что он прибыл к курьеру, ставит, что он забрал груз, там получил что-то за доставку и нажимает «Выполнено», все, он выполнил эту задачу.

Олег: Это приложение?

Виталий: Это даже не совсем приложение, это такой сервис, который мы сами создали и которое позволяет как раз в любом браузере любого мобильного телефона любому курьеру зайти и работать вместе с нами, или отсюда же он может позвонить получателю или отправить.

Олег: А на рынке нельзя было купить вот такой сервис?

Виталий: Удивитесь, нет, понятно, что разработка — дело долгое и дорогое и я с удовольствием хотел бы найти какое-то готовое решение, но, к сожалению, я его не нашел. Все решения, которые были, они либо заточены под стандартные курьерские службы, либо просто нам не подходят, поэтому нам пришлось создавать свое решение, которое позволяет нам работать.

Здесь у нас небольшая складская часть, как такового большого склада у нас нет по той простой причине, что мы сегодня товары забрали и сегодня же доставили. То есть здесь такой перекладной пункт в рамках которого все эти товары у нас находятся очень непродолжительное время.

Например, вот так вот выглядит карта нашей работы и сейчас все активные курьеры, то есть курьеры, которые работают сегодня, они все видны на карте, и мы четко знаем, где кто находится в данный конкретный момент времени, и кто куда едет, и кому какую задачу можно поставить.

Олег: Как устроено IT в компании?

Виталий: Большинство думают, что курьерский бизнес — это только курьеры, которые бегают между точками А и Б и важно просто им позвонить. На самом деле это не совсем так. Все начинается с приема заявки от клиента, ее можно получать разными путями: можно просто по телефону, можно с помощью заявки на сайте, но главное — это не просто получить заявку. Так как мы работаем срочно, то есть клиентам наши услуги нужны прямо здесь и сейчас, то мы используем систему контроля получения этих заявок, то есть максимальное время реакции на обращение клиента — это около 10 минут, то есть если за 10 минут мы не ответили, я лично, как руководитель компании, сразу получаю оповещение о том, что осталось какое-то обращение клиента, вызов курьера, на который мы не успели ответить.

Олег: По какому каналу получается такое уведомление?

Виталий: Что телефон, что электронная почта, то есть, например, если клиент написал нам на электронную почту и мы не ответили в течение 10 минут — я об этом знаю и принимаю все меры. Если он оставил заявку на сайте, и мы также не ответили в течение 5 минут — я тоже принимаю по этому поводу меры. Благодаря такой системе контроля количество вот этих вот потерянных обращений клиентов, оно минимальное. Все клиенты, которые к нам любым способом обратились, могут быть уверены, что в течение 5, максимум 10 минут мы с ними свяжемся. Есть специальная система, мы ее приобрели на рынке, система контроля работы с обращениями. Мы вот эти обращения получаем, соответственно обрабатываем.

Олег: Как называется это?

Виталий: Называется «Омнидеск».

Олег: Виталий, расскажи про ценовую политику, дороже получается, чем несрочная доставка?

Виталий: В среднем, чтоб вы понимали, доставка день в день у нас стоит 590 рублей, это когда нужно забрать из точки в точку Б. Если же вам нужно развезти веером несколько документов, то за каждую точку мы предлагаем цену в размере 390 рублей. Это не такие большие деньги для ситуации, когда нужно срочно решить этот вопрос, то есть что-то откуда-то забрать, куда-то доставить.

Олег: Месячная выручка какая сейчас?

Виталий: Я думаю, что, понятно, что мы ее анализируем, точной информации раскрывать не буду, но я думаю, что около миллиона-полутора.

Олег: Виталий, спасибо, что рассказал о своем деле, желаем тебе удачи как человеку, который улучшает услуги, которые уже есть на рынке давно, делает их чуть-чуть более красивыми и быстрыми, спасибо.

Виталий: Спасибо.

 

СЕРГЕЙ РОМАНОВ

Олег

Здравствуйте, уважаемые зрители, сегодня я пришёл в гости к Сергею Романову, основателю самарской компании «Интер-строй». Это строительная компания, занимается строительством, дизайном, да?

Сергей

Проектированием, строительством, инженерными сетями. Также мы занимаемся эксплуатацией зданий и сооружений, в части инженерией и клинингом.

Олег

Мне Олег Коновальников очень хвалил, сказал, что компания просто с нуля развилась очень быстро и до таких хороших оборотов. Сколько она существует?

Сергей

Компания существует 8 лет. Действительно, когда я основал компанию, я начинал заниматься выполнением проектных работ, работал на субподряде у различных организаций, разрабатывали разделы архитектуры, дальше начали разрабатывать другие разделы, в том числе инженерные сети и через какое-то время начинали выполнять проекты зданий под ключ. Вот потихонечку, таким образом шёл рост организаций.

Олег

И какой сейчас объём работ компания выполняет?

Сергей

Ну средний оборот компании за год 300-400 млн рублей. А проектов где-то около 10-15 реализуем. Есть и проектные работы, и строительные, инженеринговые.

Олег

А сколько сейчас работает в компании человек?

Сергей

Около восьмидесяти. Сейчас есть кризис в России, в том числе и в отрасли, поэтому сначала года немного под сократились, процентов на 20, то есть в прошлом году работало около 100 человек.

Олег

А как распределяется по типам, что делается?

Сергей

Ну у нас есть несколько направлений, которые не зависят друг от друга, своим бюджетов, своим руководителем и персоналом. Первое направление – это выполнение проектных работ. У нас есть главный инженер проекта, архитекторы, конструкторы, специалисты по инженерии. Следующее направление – это выполнение строительных работ, там свои руководители, там производство технический отдел, …… докладной отдел.

Олег

На сколько сложно сейчас привлекать новые заказы, в условии кризиса?

Сергей

Ну сейчас действительно это крайне сложно, потому что в стране гораздо меньше денег и заказчики экономят на всём. И те многие инвестиционные программы, которые формировались на протяжение прошлого года и позапрошлом, они сейчас очень урезаны. Поэтому я бы сказал, что отрасль сократилась более чем 2 раза и конкуренция очень сильно возросла, поэтому приходится бороться за каждый заказ.

Олег

То есть цены падаю?

Сергей

Ну и цены подают безусловно, потому что многие компании допингуют от безысходности и естественно работы на рынке гораздо меньше.

Олег

Сергей тут перед съёмками сказал, что выиграл турнир по бодибилдингу, а что это за турнир?

Сергей

Ну это моё хобби, я занимаюсь спортом, и где-то пару лет назад я начал этим заниматься профессионально. В прошлом году я выступал на ряде турниров, которые проводились в России и закончил свой прошлогодний на турнире, который проходил чемпионат мира в Варшаве. А в этом году я начал свой сезон с Пензы И буквально вчера ночью я прилетел из Италии, там проходи престижный турнир Франка Коломбо, где я выиграл первое место в категории men s phisics, абсолютное категорию и выиграл третье место на …. Фитнесе.

Олег

А это как-то связанно, строительство своего тела и строительство здесь, это как-то параллельно шло?

Сергей

Ну это как-то может быть связанно подсознательно, потому что когда занимаешься бизнесом и являешься собственником, то по крайней мере я становлюсь больше человеком, который хочет, чтобы было всё идеально. И, наверное, это откладывается в том числе и на мои увлечения. Поэтому если я за что-то берусь, то стараюсь, чтобы это было сделано очень хорошо. Понимаешь в какой-то определённый момент, что просто энергию брать неоткуда, а работы ещё кажется непочатый край. И спорт в этом плане очень здорово помогает, потому что он даёт тебе дополнительную энергию, дополнительную силу, стимулирует, и когда идёшь после тяжёлого рабочего дня в спортзал и занимаешь с железом, то как-то вне проблемы уходят на задний план и, по сути, мозг расслабляется.

Олег

А как удалось вот так взять и создать компанию, не обладая капиталом?

Сергей

Ну появилась такая необходимость. Начинал с малого, открыл ООН, пришли несколько человек, буквально 2-3 архитектора и начали работать. Работу старались выполнять качественно, поэтому заказчики начали появляться, и объём работы потихонечку увеличивался. И соответственно, немало дополнительный персонал, так шёл рост.

Олег

А как вообще пришла идея собственного бизнеса?

Сергей

Молодым людям не хватало денег на покупку машины, на какие-то улучшения социального быта и всегда искал возможность, чтобы где-то, что-то заработать. У меня есть друзья, которые уже в тот момент занимались бизнесом и умели достаточно развитые компании. И я видел, что это им приносит неплохие деньги. И соответственно решил попробовать себя в этом направлении, но чтобы сильно не рисковать, потому что ресурсов было немного. Начинал с малого.

Олег

А сколько здесь метров?

Сергей

Около 500. Здесь у нас отдел для персонала. Это Екатерина — наш главный финансовый руководитель.

Олег

Ну если по самарским меркам, какое место занимает компания?

Сергей

Ну это сложный вопрос. Ну если не брать строительные компании, которые занимаются девелопментом, а взять строительные компании, которые на рынке. Приводили данные из министерства, мы в топ 10 были.

Олег

Такой офис, в интересном стиле сделан.

Сергей

Ну мы сами занимались проектированием и хотели сделать для себя, и чтобы люди, когда приходили, им было интересно. То есть здесь сделано пространство ….. спэйс, такая современная европейская тенденция.

Олег

Сергей, а специфика деятельности в Самаре такой компании строительной чем отличается от Москвы. Я просто не в теме этого бизнеса, в чём отличие?

Сергей

Да ни в чём отличие, просто региональные компании, они как правило меньше, чем московские. Но наша компания работает не только в нашем регионе, но и по всей России. Поэтому у нас есть проекты, над которыми мы работаем и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в других городах.

Олег

А как это с точки зрения управления происходит?

Сергей

Ну на местах есть люди управленцы, которые управляют каждым конкретным проектом.

Олег

Ну я желаю большой удачи, спасибо за интересный рассказ про свою компанию, и чтобы у нас другие люди тоже что-то дали стране. Спасибо.

Сергей

Спасибо вам, надеюсь, вашим зрителям будет интересно.

Олег

Счастливо, удачи.

 

 

 

 

 

 

 

Свадебный лофт Весенний

Олег

Всем привет, я Олег Анисимов, сегодня я приехал в Питер в свадебный лофт под названием «Весенний». И его основатели – Никита Кощеев и Кирилл Богатырёв, мне сегодня про него расскажут. Ребята очень красиво тут у вас. Первый вопрос важный: где место для мордобоев?

Кирилл

За забором!

Никита

Территория промзоны большая, но вообще мы обходимся без этого, мы за культурные, душевные свадьбы.

Олег

Сколько может быть столов поставлено?

Никита

  1. то есть мы проводили корпоратив уже на 200 человек в декабре, а так до 250 мы заявляем вместимость. Недавно, 3 дня назад, мы провели рекорд шоу мыльных пузырей, было 100 человек в мыльном пузыре. Было где-то 250 взрослых и 50 детей.

Олег

Но это не первое заведение, да?

Кирилл

Четвёртое.

Никита

Четыре рестораны, первые три именно как свадебные рестораны в формате банкетного зала мы работаем. Здесь у нас пол под дерево, стульчики свадебные «кьювари», которые первые привезли в Питер 3 года назад

Кирилл

Стулья на всех самых лучших свадьбах мира, и у нас эти стулья.

Олег

Во сколько обошлось переустройство всего этого пространства?

Никита

В лофт мы вложили 10 миллионов. Мы год назад открылись, в апреле того года мф заключили договор, в июле провели первую свадьбу. Вложили 10 миллионов, и где-то уже наполовину отбили, ну в этом году всё полностью отобъём. А про все остальные рестораны если говорить, то тоже за 3 года мы окупились. То есть мы в этом достаточно успешны, и слава богу в этом плане.

Я нашёл это помещение и понял, что это бомба и она изменит рынок питерских свадеб, и так получилось, что мы угадали.

Кирилл

Самым популярным местом у нас является эта качель, периодически её проверяют на прочность. Выдерживает до 8 человек, по крайней мере, больше на неё не решались на неё сесть

Никита

У нас на самом деле много фишек по декору, по фотозонам. У нас нет дизайнеров, наша третья основательница Света, Кирилл и я, втроём, создаём эти фишки и людям они нравятся.

Олег

А что здесь вообще вокруг находится?

Никита

Вокруг — деловой центр, они перестроили полностью эту промзону, отреставрировали фасады, внутри здания. Здесь в основном офисы, но также здесь много творческих пространств, 2 фотостудии, офис геометрии, дизайнеры, 2 швейных производства.

Кирилл

Здесь много креативных компаний, лофт сам по себе это предполагает.

Никита

Здесь были винные склады, сюда свозилось всё вино, которое поступало в Петербург, привозилось только в это помещение, и из неё уже распределялось по городу, то есть по-другому вино в Питер попасть не могло.

Олег

А сколько будет стоить провести свадьбу на 100 человек?

Никита

Ну у нас меню 2500-3000 тысячи. Мы находимся в среднем сегменте по Питеру, и соответственно, на 100 человек будет стоить 250-300 тысяч рублей.

Олег

Плюс аренда?

Никита

Ну 300 с арендой, всякими платежами. Ну плюс, наша фишка в том, что мы не только еду продаём, у нас есть различные доп. услуги.

Кирилл

Мы придумали такую опцию, как пакетное предложение. Где люди просто приходят, видят, что меню стоит столько, украшения стоят столько, и свадьба стоит определённую сумму. То есть, мы за максимально прозрачный бюджет.

Никита

У нас есть рестораны на 100 человек, на 60, на 30, то есть разные форматы. Получается, у нас бюджеты от 30 тысяч до 600.

Олег

Кризис повлиял на платежеспособность масс? Я так понимаю, свадьба это такая вещь, на которую люди всегда находят деньги.

Никита

В этом плане нам везёт, потому что действительно находят деньги. Но многие люди сокращают количество гостей, сокращают бюджет. В этом году многие просто отменяют или переносят свадьбу на следующий год.

Папа мне привёз велосипед с родины моей, дедушка на нем катался, мы там с дедом, папой, братьями ездили на грибы. Привезли, собрали, перекрасили, получился фотоэлемент, уэе в свадебном ресторане.

Олег

Тут второй этаж такой небольшой

Никита

Тоже наша дизайнерская находка использовать 4х метровые потолки

Кирилл

Балкон для серенад!

Никита

Здесь получается очень уютная зона. Часто не хватает фотографам общего плана, и они всё время хвалят нас за эту зону

Кирилл

Плюс здесь фишка такая, когда идёт первый танец, такой главный аккорд, невеста спускается по ступенькам, жених её встречает внизу, и получается очень романтично.

Олег

Какие планы по развитию?

Никита

Ну глобально, на несколько лет вперёд, мы конечно думаем изменить не только рынок свадебный в городе, но и загородом. Есть много ресторанов на заливе, но я хочу построить что-то уютное в лесу, на природе. Есть такой проект, ищем землю. Может кто-то нам подскажет, где можно взять гектар земли в Лен области. А если из ближайших, в этом году мы должны провести 850 мероприятий, мы уже на 2/3 его выполнили, то есть заключили договора. Надо качественно провести, это сложно, у нас большая команда, порядка 50 человек работает, чтоб обеспечивать качественное проведение мероприятий, не подвести невесту и всё провести в срок.

Олег

А где непосредственно готовка производится?

Никита

Готовка производится за зелёной стеной.

Здесь у нас скрывается зона обслуживания, делают чай-кофе, мойщицы, ну здесь повара творят свои произведения.

Олег

Посуда специально свадебная?

Никита

Мы выбираем посуду красивую на мой вкус. Некоторым она не нравится, но мне нравится.

Олег

На улице стоит какой-то странный вагон метро.

Никита

Это местная достопримечательность, но к сожалению, собственники её демонтируют. Мы хотели сделать фото зону классную, разукрасить его, но собственники решили его уничтожить.

Так как мы любим всё необычное, мы решили сделать необычные автомобиль для невест, в том году уже откатали десяток свадеб.

Олег

Кирилл, Никита, спасибо большое, что показали своё дело. Пожалуйста, подписываемся на деловидение в ютьюбе, телеграмме, вконтакте, фейсбуке, в твиттере.

Кирилл

Мы подписались уже)

Олег

Отлично! Давайте, ребят, удачи, спасибо большое.

 

Фокусы для взрослых

Олег

Здравствуйте, уважаемые друзья, сегодня мы снимаем нашу новую программу, новый формат, в интересном месте под названием арт наука. Эта компания, которая занимается всяческими фокусами научного плана, то есть организует разные шоу выездные. Сейчас нам Николай Новосёлов, основатель компании, физик по образованию, сейчас нам всё расскажет. Николай, привет, спасибо что пригласил.

Николай

Привет. Это сразу такая наша маленькая штуковина, мы в рамках тимбюнинга научного, должны были сделать аппарат, гидравлический манипулятор. Мы сами его изготавливали. То есть эта штука сделана для того, чтобы люди могли понять, как работает гидравлика. Вот он там может схватить что-то, поднять. То есть это полностью Наш макет, полностью наша разработка. В плане вывески, дизайна и всего прочего.

Олег

Ну это детям показывается?

Николай

Нет, нет, мы с детьми не работает, мы работает только со взрослой аудиторией. В частности, это мероприятие ….. толи то ли ….. ну то есть какая то большая компания, сотрудники которой в рамках тимбюнинга делали разные истории. Собственно, а мы работаем с первыми каналами, снимаем видео для них, работаем с большими компаниями, с банками. Сейчас, например, делаем видео для группы рокфул, доминеральная вата, огнемётом проверяем на прочность их. Ну а для того, что развлечь ребёнка, достаточно простого аниматора который может просто сказать: оооо, это сухой лёд». Но когда нужно вам топ менеджера банка удивить, это немного более сложная задача, и более дорогая. Поэтому у нас там более образованные люди работают: физики, профессиональные актёры, профессиональные химики. То есть это такая история.

Олег

Не надо преувеличивать интеллект топ менеджеров банкаJ А это что такое? Здесь всякие химикаты?

Николай

Здесь у нас хранятся в большей степени сиропы, то есть так как мы делаем молекулярную кулинарию, нам нужно иметь алкогольные и безалкогольные сиропы, сейчас внизу ребята делают молекулярную кулинарию как основу.

Олег

Сколько человек у вас работает?

Николай

В декабре было человек 10, сейчас около 6-8 человек работает. Мы сейчас обновляем коллектив сильно. Мы изменили задачу, в прошлом году мы занимались франшизой, а в этом году мы от её прямолинейного продвижения отказались и решили заниматься …. Направлениями, международными шоу, например.

Олег

Франшизы сейчас не продаются?

Николай

Они продаются, но они не оправдали тех ожидания, которые мы на них дали. То есть что франшиза продавалась,

Расскажите, что здесь происходит.

Здесь мы готовим молекулярную икру, это раздел молекулярной кулинарии, которая называется … икра у нас сделана из барных сиропов, на данный момент синего и зелёных цветов, апельсинового и мятного вкуса, и ребята сейчас делают коктейль. Вот у них уже в пробирке налита жидкость. И теперь бери ложку и добавляй икринки.

Олег

Николай, я так понимаю, что в средние века тебя бы спалили на костре.

Николай

Нас бы спалили. Жидкий озон, собственно говоря. Который мы сейчас используем.

Олег

Алхимики.

Николай

Да. Такая жидкость, -200 градусов он очень холодный, но его можно даже наносить на руку. Ну то есть, мы делаем перфомансы, то есть задача в чём. Задача в том, что текущие развлечения на рынке, они связаны с «потанцевали-поплясали». Наша задача дать какие-то интеллектуальные развлечения, чтобы люди на презентации, мероприятии, увидели что-то, что умеет отношение к науке, такая определённая популиризация. Потому что эта ниша свободная, люди хотят видеть что-то более интересное, чем просто танцы пологолых баб. Наша задача именно такая и есть.

Олег сколько стоит одно шоу?

Николай

Самое простое шоу стоит 45 тысяч рублей. То есть это 15 минут на шоу, есть какие-то форматы более большие …… они стоят от 150 тысяч и выше. То есть ….. на 10-15 точек будет стоит 400 тысяч.

Олег

И сколько шоу проходит в месяц?

Николай

Это очень сильно зависит от месяца, естественно мы очень сезонны. Летом проводится много тимбилдингов, в декабре проводится много обычных шоу. Весной и осень мы проводим больше презентаций товаров. То есть бизнес сезон. Когда люди на выставках, мы на выставках. В среднем проводится 15-20 шоу, элементов разнообразных в месяц.

Наши все продажи работают дистанционно. Наша задача наоборот, чтобы нам было удобно хранить реквизии, чтобы нам было удобно учить людей, чтобы мы могли зарабатывать что-то, чтобы мы могли записать взрыв какой-то, химическую реакцию, то есть наша задача заключается именно в этом. Поэтому мы выбрать помещение, которое будет ….., обязательно первый этаж. Мы находимся здесь. Прошлое помещение мы арендовали в долларах, и когда мы арендовали его за 40 т в месяц, закончилось это 110 т в месяц, в декабре. И нам пришлось в начале января, во время каникул срочно переезжать. Нас естественно кинули на деньги. Хотя это в общем то большой бизнес центр.

Нашего формата заграницей нет. Все работают с детьми, со взрослыми никто не работает. И мы стали активно выдвигаться заграницу, несколько шоу проводили в Италии, ездили в Китай. И теперь мы считаемся зданием большого гастрольного шоу с выездом заграницу.

 

ЦВЕТЫ УХОДЯТ В ОНЛАЙН

 

Олег

Здравствуйте! Я продолжаю Самарский облёт предпринимателей, и сегодня я приехал в гости в Сергею Карцеву, который основал цветочный магазин «цветочки-бантики»

Сергей

Да, привет, Олег. Это наша студия, где мы делаем букеты. Акцент у нас был первое время только на доставку, сейчас мы расширили свой фокус ещё и на офлайн. И для этого мы сделали такую студию, достаточно большую, 130 квадратных метров на первом этаже, также у нас мастерская и склад, там у нас 250 квадратных метров. Там мы делаем декорации и различные фишки для букетов, чтобы делать их уникальными. Это наш арт директор и флорист Дербазов Артём, по совместительству и мой брат родной. Сейчас у нас начинается сезон свадеб, поэтому делаем такие свадебные букеты для невест.

Олег

Всё делается здесь для интернет-магазина?

Сергей

Да, конечно, всё делается именно здесь и отправляется нашим курьером на доставку.

Олег

А раньше вообще не было офлайн-точки?

Сергей

Раньше офлайн точки не было, мы были только в интернете.

Олег

Это рабочий стол твой?

Сергей

Да, это мой рабочий стол. Перекачивал со старого офиса, я раньше занимался мебелью, ……… этот стол итальянский компании LAS, мы ездили в Италию и ….. поставки мебели сюда в Самару.

Собственно, моё рабочее место, здесь я всё и делаю.

Олег

Слушай, ну расскажи, пожалуйста, сколько в день происходит продажа букетов?

Сергей

Доставок в среднем около 15 в день. Бывает больше, бывает меньше, конечно среднее — это 15 штук. Средний чек букета порядка 2500 рублей, ну это уже с учётом доставки.

Олег

А расскажи, как это вообще происходит, где цветы берутся, например?

Сергей

Весь органический материал у нас из Голландии. Конечно редко мы закупаем наши отечественные цветы, это для корпоративных клиентов, для которых цена важнее чем качество. Но конечно же весь наш органический материал нам привозятся из Голландии.

Олег

Почему в Голландии они более качественные?

Сергей

Ну там у них бизнес уже давно устаканевщийся, скажем так. И качество цветка там значительно лучше. Во-первых и качество, и во-вторых ассортимент очень большой. Мы находимся на первом месте в основных поисковиках, на первой странице в поиске. Очень много средств, конечно, на это тратим, на продвижение, оптимизацию, яндекс директ, гугл адвёрсал. Но тем не менее, за счёт высокой маржинальности этого бизнеса и высокой стоимости, получается окупать вот эти вот затраты на рекламы и прочие расходы.

Олег

То есть букет вообще штука маржинальная?

Сергей

Да, конечно же. Ну тут ещё учитывается такой момент, что во-первых, цветы портятся. Во-вторых, есть определённая степень брака. Вот покупаем, например, 1000 роз, и из этой 1000 роз процентов 5 точно можно выкинуть. Потому что это либо лом, либо цветочки опадают, лепесточки. Поэтому 5 процентов у нас закладывается на лом и брак.

Олег

Сергей, расскажи, пожалуйста, какие у тебя финансовые показатели?

Сергей

Оборот у нас составил порядка 5 миллионов рублей, что на 100% больше чем в прошлом году, который составил чуть более 2 миллионов рублей. Как я сказал, мы тратим большие деньги на продвижение и ожидаем от этого года ещё прирост, на 100%.

Олег

Вот есть 5 миллионов, из них сколько, ушло, допустим, на аренду?

Сергей

На аренду мы по-свойски договорились на 50 тысяч рублей в месяц вот этого помещения, 130 кв.метров и ещё внизу 250, которые мы используем как мастерскую. Скажу честно, здесь не всё так легко, как кажется, да, открыл, какая-то прибыль идёт. Серьёзные усилия прикладываем, для того, чтобы у нас покупали цветы и обращались именно к нам. Ну то есть у нас не только букеты с доставкой, ну ещё и оформление комплексных помещений, декор, цветы, флористика. Также искусственные цветы для фотоссесий, привозят там в поля, девчонки фотографируются.

Олег

Из 5 миллионов сколько потрачено на цветы?

Серегй

1900020

Здесь готовится каркас. За счёт него букет получается попышнее. Вот снарядили нашего курьера Глеба и он отправляется на доставку. Всё происходит в онлайн режиме, быстро и качественно. Сразу же Глеб отправляется смс с отчётом о доставке для клиента, также фото отчёт предоставляем. То есть клиент, заказчик, он сразу видит весь результат, того что заказал и что девушка, которая получила букет, довольна и счастлива.

Олег

Какие у тебя вообще планы, что у тебя через 5 лет будет с компанией?

Сергей

Ну конечно, мы так далеко, на 5 лет ещё не планировали, но расти, расти и расти. Мы хотим развивать рынок самарской области по доставке цветов это точно, и по оформлению помещений и свадеб в том числе.

Олег

Сергей, а вообще просто заниматься предпринимательством в нашей стране?

Сергей

Нет, не легко. Очень высокие ставки кредита, проверочки бывают.

Олег

Сергей, а какой совет можешь дать ребятам, которые хотят заниматься цветочным бизнесом?

Что самое главное здесь?

Сергей

Самое главное здесь — наличие интернет магазина, потому что для современного клиента очень удобно, когда он делает заказы онлайн. Ну собственно, это моя рекомендация основная.

Олег

То есть без звонка, просто выбрать и оплатить?

Сергей

Да, да, да, именно так. Ну с современными способами оплаты, конечно, это легко построить. Даже ещё не позиционируемся как интернет магазин. Поэтому мы открыли студию и сейчас уже начинаем новое позиционирование как офлайн точка по продажи цветов и оформления мероприятий.

Олег

Интернет продажи сколько составляют в процентах?

Сергей

Сейчас процент высокий, около 90%, потому что офлайновая точка у нас только-только открылась и поэтому советую в первую очередь сделать интернет магазин, а потом уже офлайн магазин. То есть в такой очерёдности.

Олег

Понятно, хороший совет, тем более, цветочный бизнес всегда был офлайновым в нашей стране.

Сергей

Ну да, это так.

Олег

Желаю тебе огромных успехов, ты молодец, ты делаешь красивое дело.

Сергей

Спасибо, Олег.

Олег

Спасибо, пока

Сергей

Счастливо!

 

Пекарня Коржов

Олег

Здравствуйте, уважаемые друзья, Я Олег Анисимов и сегодня программа «Деловидение» пришла в гости к Виктору Коржову, который владеет одноимённой пекарней. И вот у него уже несколько

точек в Питере, и мы находимся на точке на улицы Восстания, где сосредоточенно кондитерское производство, так я говорю, Виктор? Привет!

Виктор

Да, привет! Да, помимо кондитерского производства мы обжариваем кофе здесь сами.

Олег

Здесь питерские трактора мешают нам снимать.

Виктор

Эта точка небольшая, но она, как нам кажется, с очень высоким КПД, потому что при небольшой территории мы умудряемся ещё что-то производить кондитерку для оставшихся наших точек.

Заходим где по тише и потеплее. Всё опять красиво. Обжарка кофейных зёрен здесь происходит, да?

Бармен

Да, именно это.

Олег

А зёрна из какой страны?

Бармен

Зёрна у нас из Бразилии, Сирадо (субрегион), Мицой (станция обработки)

Виктор

Помимо того, что мы кофе сами обжариваем для себя, мы ещё и продаём его для гостей и каждый сам для себя свежемолотый кофе нашей обжарки попробовать дома. Отзывы положительные и той мощности аппарата, который мы купили нам уже не хватает. В общем, дело полезное и раскрою секрет, это ещё и очень выгодно самостоятельно обжаривать кофе, потому что готовая обжарка намного больше стоит. Специально компания сделала миксы чаёв, которые мы, собственно говоря, самостоятельно разрабатывали. Дизайн придумали мы вместе с классной компанией и как результат у нас есть линейка из 5 чаёв.

Олег

Я всегда удивлялся, как можно в таком большом ассортименте поддерживать свежие продукты и всегда мне кажется, что они должны выкидываться, потому что не всё раскупают.

Виктор

Ну вот чтобы они не выкидывались, мы очень много денег потратили на систему автоматизации склада, учёты этих продуктов, которые нам позволяет не бегать самим пересчитывать каждый раз, а более делать это в автоматическом режиме. Не все пока процессы, но мы придём к тому, что у нас все запросы будут этого дня.

Олег

Процесс обучения идёт, да?

Виктор

Да, мы хотим понять в реальных условиях, кто себе чувствует здесь комфортнее. И человек знакомится с нашей компанией и гостями и имеет полное представление что его ожидает, когда он устроится к нам на работу. Если посмотреть у нас даже слоган, который мы рекламируем, 90% начинки и 10% теста. Мы очень долго заморачивались насчёт бездрожжевого слоеного теста, которое невероятно тонкое, но при этом держит в себе весь сок и всю сочность.

Олег

В чём секрет, почему всё так красиво?

Виктор

Ну в чём секрет, мы же покупаем с тобой глазами сначала, а пробуем уже потом. Наша задача гостю показать, ну как тебе сказать, показать с фанфарами, как звезда красной дорожке, также хочется и показать эклеры и всю продукцию. Ну то есть это уже непосредственно процесс пересыпания готового кофе, обжаренного. После того, как мы обжарили, он у нас ещё 2-3 минуты остывает, чтобы остановить все процессы, которые происходили во время обжарки. Хочу сказать, чтобы добиться таких слоёв, нужно реально потрудится, потратить много времени. Но этого недостаточно. Как ты думаешь, что ещё нужно сюда добавить, чтобы круто было? Хороший круассан на чём должен быть сделан?

Олег

Хорошее масло.

Виктор

Молодец. Масло, не маргарин. Помимо технологии приготовления круассанов, нам нужно иметь хорошее масло. Масло мы использовали, используем и будем использовать, ещё бы найти его в России, и было бы нам счастье. Это наш морозильник, предварительно через шокер в него поступают заготовки. А торт шоколадно-ореховый, он через шокер прошёл и мы его в холодильник, потом мы его возьмём, украсим, выставим на эту витрину. Вот это, например, наш Арахисовый Король, наш торт, он тоже уже украшен, не весь, но большая часть. Вот это Бора бора, как видишь, уже большая часть украшений сделана. Сейчас основу будут выравнивать для арахисового торта. Все торты многослойные, муссовые, поэтому не требуют очень много ручного труда. Занимает время, но зато очень положительно сказывается на результате. Карамель, которой мы будем украшать наш ореховый торт, запах обалденный. Это наши шоколадные конфеты, молочные, а тёмные мы делаем с солью морской.

Олег

Всё выглядит красиво здесь у тебя, и в какой-нибудь британской. Как мне ориентироваться?

Виктор

Ну мне кажется, первое — это вкус. Ну правда, ту не обманешь. Если понравится. Ты к нам вернёшься. Второе, на что бы я ориентировался, ну и сам как потребитель – это сервис. Я бы даже сказал, что это на ровне со вкусом. Потому что всё-таки пекарня, как ты говорил, что у тебя впечатление такое семейное, тёплое. И других ассоциаций и нет у людей, когда они приходят в пекарню, они хотят получить такой же доброжелательный открытый сервис.

Олег

Скажи пожалуйста, вот сейчас 3 точки какую выручку дают в день?

Виктор

Около 400000 рублей.

Олег

Это соответствует твоим ожиданиям?

Виктор

Это соответствует тому бизнес плану, который мы написали, когда мы планировали открывать две точку, когда мы с тобой разговаривали. И вот сейчас мы четвёртую открываем в мае, надеюсь мы её уже откроем, на Чёрной речке. В наших пекарнях мы всё делаем здесь и свежее с ароматом, его никак не передашь, а с завода если привезёшь, потеряешь этот аромат.

Олег

То есть у тебя пока стратегия не выработана по развитию?

Виктор

Открыв четвёртую точку, я думаю, мы для себя как раз ответим на вопрос, как производственные цеха в рамках от четырёх точек будут работать

Олег

Поздравляю тебя с расширением, очень рад, что такой формат приятный для взгляда и вкуса, находят понимание в нашем родном Петербурге. Давай, спасибо, что рассказал всё, показал.

Виктор

Спасибо тебе.

Олег

Вдохновляй молодых, чтобы становились такими же крутыми парнями, ка ты.

Виктор

Спасибо, дорогой.

 

ОЛКОН

Олег А.: Здравствуйте, друзья. Я прибыл в город Самара и меня встречает Олег Коноваленко.

Олег К: Привет.

Олег А.: Которому огромное спасибо, потому что это он, великий человек, который организовал наши съёмки. А у самого Олега интереснейший бизнес, это

Олег К.: Завод пластиковых окон.

В двух словах расскажу про бизнес. Ну, бизнесу 5 лет. За эти 5 лет, грубо говоря, выросли порядка где-то раз в 10. То есть, сейчас оборот в среднем 15 миллионов в месяц, если посчитать по году, буквально 4 года назад это было 4 миллиона. Когда мы только-только начинали, был миллион. Соответственно, растём постоянно, у нас очень большие цели, большие планы. Оконный бизнес недооценили очень здорово многие игроки. То есть, многие ушли из оконного бизнеса, подумали, что здесь якобы нельзя зарабатывать, здесь нет денег, это всё не правда. Деньги тут есть, тут интересно. Просто изменился подход к производству и продажам. Мы это поняли, почувствовали и пытаемся развиваться.

 

Олег А.: Олег скажи, пожалуйста, сколько стадий в производстве окон?

Олег К.: Основная самая первая стадия, это пила. То есть профиль пилится, после чего он идёт на сварку, то есть, после этого идёт сварка. После сварки идёт непосредственно зачистка, это третья стадия. а (1.44 мин)……… на каком у на сбыла, на второй? Значит это четвёртая стадия. После того как зачищаются, идёт процесс установки фурнитуры, ставится фурнитура, после чего изделие идёт на стадию остекления. На стадии остекления оно проверяется на геометрию и ставится стеклопакет. В принципе несколько стадий, кажется всё просто. Но на самом деле не всё так просто, потому что если на каждой стадии сделал какую-то ошибку небольшую, то конструкция уже будет не в геометрии и будет брак.

 

Олег А.: Ну, ребята так быстро всё делают.

 

Олег К.: Они уже научены. У них очень хороший опыт. У нас был рекорд на той неделе, мы собрали на этом производстве 200 окон в смену. На этих станках это очень много. И если вот так по динамике, если бы мы делали так каждый день, то соответственно, то завод надо уже делать раза в 2 больше. То есть, у нас как всегда коммерция опережает производство. Мы берём заказов больше, чем можем производить.

 

Олег А.: А сейчас получается такой сезон, да?

 

Олег К.: Сейчас только сезон начался. То есть, пока если брать к прошлому году, то апрель у нас вырос примерно на 80%, скажем так. То есть, мы очень сейчас хорошо работаем с розницей. У нас выросла очень сильно розница, у нас выросли дилерские заказы. Мы постоянно ищем заказчиков, и на данный момент, по данным наших поставщиков мы находимся на 5 месте.

 

Олег А.: И сколько отставание от первого?

 

Олег К.: Там отставание серьёзное, потому что самый первый лидер, он делает порядка 15 тысяч в месяц, где-то так. Мы делаем, в апреле сделали 4, а в пик этого сезона, в сентябре мы сделаем 6.

 

Олег А.: А что определяет, почему он так много производит? Он наверно связан с какими-то строителями?

 

Олег К.: Не будем называть эту компанию, просто она очень давно на рынке, очень хорошая компания, большое производство.

 

Олег А.: Давай назовём компанию?

 

Олег К.: Компания Ромакс. Это большая, серьёзная, солидная фирма, у них очень хорошее производство, четырёхголовое сварочное производство, машина стоит порядка 70 миллионов наверно, если не ошибаюсь, только один станок.

Это наши планы в квадратных метрах. Буквально вчера мы открыли офис в городе Сызрань, это наш такой опыт очень хороший, первый наш офис вне Самары.

Это вот Илья Васильев, мой заместитель.

 

Олег А.: Вы партнёры?

 

Олег К.: Нет, Илья работает по найму, но мы с ним очень давно работаем.

 

Олег А.: То есть, ты единственный владелец, единоличный?

 

Олег К.: Да. Ну, у меня такое правило, не буду брать партнёров, именно как партнёров бизнеса, есть такое правило у меня.

 

Олег А.: Олег, расскажи, пожалуйста, экономику производства одного окна?

 

Олег К.: В этом году мы разбавили. У нас намного больше розничных заказов, поэтому чистая рентабельность порядка 15%. Если говорить про именно стоимость материалов на одно окно и т.д., я уже, честно говоря, эти цифры не знаю. Я единственно, что контролирую, это общий поток денег, чтобы рентабельность не падала и росла, то есть издержки смотрю.

 

Олег А.: А сколько нужно продать окон, вообще в принципе, чтобы начался сказываться эффект масштаба, чтобы можно было зарабатывать? То есть, на каком количестве окон в месяц или метров окон, возникает, так сказать, ноль?

 

Олег К.: При наших затратах, при наших издержках, примерно 1100 метров, это 3,5 миллиона, это наш ноль. Всё что выше идёт прибыль, и чем больше объём, тем прибыль растёт в геометрической прогрессии.

Я думаю, пойдём, посмотрим, как работают наши девчонки в дилерском отделе.

 

Олег А.: Да.

 

Олег К.: Компания начала развиваться с того, что мы продавали окна дилерам, это наш очень успешный отдел, моя гордость.

 

Девушки: здравствуйте.

 

Олег А.: Здравсвуйте.

 

Олег К.: Как дела? Наталья руководитель дилерского отдела. Как дела, Наташа? Как у вас продажи?

 

Наталья: Всё отлично. Как бы, праздники дают о себе знать. Но, в общем-то всё хорошо.

 

Олег К.: Позавчера продали 260 метров – отличный результат.

Женя руководит этим магазином, руководитель данной розницы. Вот план этого месяца, 4,5 миллиона с этого офиса. То есть, 220 тысяч в день должны продавать, чтобы придти к этому плану.

Олег, хотел рассказать про нашу розницу, как мы пришли к тому, что надо её развивать больше, чем дилерский отдел, так скажем. Просто мы научились в рознице апеллировать цифрами, то есть, играть цифрами. Я понял, что розничный бизнес оконный это математика. Колцентры дают конверсию 80%. Поступило 100 звонков, 80% они уговорили на замеры. Соответственно, из этих 80 замеров, замерщики, они же менеджеры, на адрес обязаны сделать минимум 50% договоров. Если 50% договоров, это 40 получается, от 80ти. Соответственно, с этих 40 договоров мы можем посчитать сколько в среднем получим, потому что есть средний чек, который за 5 лет мы уже выявили, что он всегда бьётся и всегда получается именно так как.

 

Олег А.: Слушай, а сколько процентов заказов приходит из интернета?

 

Олег К.: На самом деле сейчас интернета стало меньше, чем раньше. То есть, мы сейчас наш бюджет распределяем в другие источники, это телевидение, это промоуты активные, которые продают, ходят по улицам, и интернет. Ну где-то процентов 60 телевидение, где-то наверно 20 интернет, и 20 назовём другие источники. У меня бюджет тратится на рекламу порядка миллиона в месяц. На 2 бренда у меня есть бренд дубротный. Я кстати забыл об этом рассказать, я есть бренд Алкон. Вот на два бренда я трачу миллион. Но он отбивается с лихвой. Ну, потому что я каждый звонок фиксирую, каждый значит замер фиксируем, мы на каждом совещании разбираем. Грубо говоря, сделали 100 звонков, получилось 80 замеров. Если не получилось 40 договоров, мы серьёзно разбираем: почему, что, всякое бывает: проворонили или ещё что-то. Своровать в окнах очень легко на самом деле. Если ты знаешь хотя бы одного-двух производителей, ты туда вхож и ты знаешь как клиентам заказать окна, как дилер, ты можешь взять заказ, то есть, съездить на замер, посчитать и отдать заказ не нам, в офис, а им, и заработать как дилер 25-30% навара с одного заказа. Продал окон тысяч на 200 и тысяч 60 заработал просто одним выездом. Сейчас за замерщиками очень строгий контроль. То есть, колцентр у нас обзванивает всех отказников, почему отказались, в чём проблема, в чём причина, прямо докапываемся до сути. И вот в том году были такие сотрудники, мы уже с ними попрощались, которые были нечисты на руку. Сейчас у нас проверенная команда. Очень жёстко, здесь уже дело не в воровстве, здесь дело, что-то забыли, как-то не дожали, ещё что-то. У нас система такая: замерщик приезжает на адрес, он не должен уехать без договора, потому что если он уедет без договора, то за ним приедет наш конкурент и по любому договор увезёт. То есть, он должен всевозможными способами взять хоть какую-то предоплату, чтобы взять заказ в работу. Мы уже до этого идём, если нету денег у человека, мы говорим, поехали в банк, мы вас довезём, снимите со счёта. Если нет денег на счету, пойдёмте к соседке займём. Но это такие немножко жёсткие методы, но мы же продаём окна, мы не продаём воздух. Мы не продаём какие-то тренинги по продажам непонятные или какие-то лохотроны. Мо продаём хорошие качественные окна, которые людям нужны. Просто мы таким образом боремся с конкурентами, которые тоже очень хотят продавать. Если мы не будем этого делать, то у нас просто отберут всех наших клиентов. Вот и всё.

 

Олег А.: Олег, я желаю огромной удачи в этом процессе. Спасибо, что ты рассказал.

Олег К.: Спасибо!

 

 

Олег: Добрый день. Я пришёл в гости к Денису Макарычеву, который является основателем типографии, как называется?

 

Денис: Тираж Плюс.

 

Олег: Тираж Плюс. Я нахожусь в Самаре, и вот это одно из помещений, где находится.

 

Денис: Здесь оперативная полиграфия конкретно.

 

Олег: Вот что, например, делает такая машина?

 

Денис: Это цифровая машина Коника Минолта, она печатает средние и небольшие тиражи. То есть, после того как она напечатает, после этого идут следующие этапы работы. Ламинация, есть термоклеевая машина, брошюрование, резак.

 

Олег: Ну, наши зрители, я думаю, представляли типографию немножко по-другому, как какой-то производственный цех.

 

Денис: Есть разные просто варианты, есть оперативная полиграфия – это то, что можно сделать быстро, в небольших тиражах, и соответственно, подстроиться под требования клиента, то есть, здесь больше таких небольших заказчиков. Есть ещё наружная реклама. Тоже там типография, там широкоформатная печать, там могут быть как большие объёмы, малые объёмы. Есть офсетная печать, это уже там длинные такие станки, огромные, которые, по сути, используют заводы большие.

 

Олег: А что ещё из оборудования есть кроме того, что мы увидели?

 

Денис: Так. Резак, есть ещё, значит, термоперенос. Здесь делаются всякие подушки, кружки, плитку можно делать.

Вот плоттер, на нём вырезается различная аппликация из бумаги.

 

Олег: Получается, сколько надо иметь приборов разнообразных, чтобы уже так сказать считаться типографией и выполнять уже разные заказы клиентов?

 

Денис: Ну, можно приборов-то иметь хоть один, просто вопрос, что можешь предложить. Здесь непосредственно оперативная полиграфия, а так же у нас есть цех по наружной рекламе. То есть, вот в частности вывеску делаем на 21,5 метра длина. Состоит из таких букв, их общее количество 20 штук

 

Олег: Ну и как в связи с кризисом происходит активность покупателей всего этого дела?

 

Денис: Изменилась сама структура покупателей. Если возьмём, например, 2014-2013 год, то например доля крупных клиентов была намного больше, особенно в доходе, чем сейчас. То есть ежегодно она падает и сейчас, например, доля крупных у нас составляет, может процентов 15-20, а когда-то было 60-70.

 

Олег: Денис, скажи, пожалуйста, сколько примерно оборот годовой компании?

 

Денис: Ну, у нас небольшой оборот, где-то там по прошлому году, миллионов 7, примерно так.

 

Олег: И когда ты начал заниматься?

 

Денис: Начали заниматься в 2013 году. В 2014 купили оборудование и постепенно подзакупали, и немножко подросли. Расти, конечно, ещё расти и расти.

 

Олег: А оборудование вообще в принципе во сколько обошлось?

 

Денис: Ну, чуть больше миллиона.

 

Олег: Денис, а почему ты выбрал именно типографский бизнес?

 

Денис: Типографский бизнес выбрал случайно в определённой степени. У меня раньше жена работала в компании, небольшом рекламном агентстве, но там получилось такая ситуация, агентство закрывали, а клиенты продолжали звонить, им нужна продукция и т.д. И она сначала начала как-то через кого-то вести, пытаться закрыть эти сделки, помочь клиентам. Но потом я подумал, что смысл какой таким образом заниматься, надо попробовать самим. И вот занялись, с этого начали.

 

Олег: И у нас постоянно читатели, наши зрители спрашивают, а где взял первые деньги?

 

Денис: Что-то заработал, что-то в кредит взял. Причём так получилось,взял деньги в кредит в Сбербанке, а счёт у нас был расчётный в другом банке, небольшом. Деньги отнёс в этот небольшой банк, и у банка забрали лицензию, приостановили. Месяца через 3-4 деньги вернули, но на этот момент всё равно, так как планировали покупать оборудование, собственно, под него, и офис открыли, ещё помещение взяли. То есть, чуть чуть попростаивали, убытки потерпели.

 

Олег: Да, и поэтому совет нашим всем предпринимателям, не держите деньги в мелких, частных банках, если вы компания ООО, например. А если вы ИП, то пожалуйста держите в любых банках, потому что сейчас деньги ИП защищены системой страхования вкладов, точно так же как наши обычные вклады и расчётные счета. Поэтому никаких рисков там нет, кроме того риска, что наша страна развалится естественно. Но надеюсь, что это риск не воплотим.

 

Денис: В идеале, конечно, чёрная должна быть, но чёрной не было кружки, поэтому что есть. Для бизнес видео. В частности, для Олега Анисимова.

 

Олег: Ничего себе, был красный, стал белым. Такие подушки пользуются спросом?

 

Денис: Особо-то не часто спросом. Корпоративный был даже заказ такой, что на 100 подушек.

 

Олег: А что пользуется самым большим спросом?

 

Денис: Большим спросом пользуется, наверно как-то получается, один месяц одной продукции больше, другой продукции другой. То есть, нет чего-то одного. Ну визитки конечно стабильные, всем нужны. А так по-разному бывает, когда наружная реклама больше в месяц, когда какое-то полиграфическое бывает, крупные какие-то заказы.

 

Олег: А клиенты откуда привлекаются, по каким каналам?

 

Денис: Контекстная реклама и сарафанное. Ну и повторное в основном.

 

Олег: А вот, кстати, такую продукцию я ни разу не видел, интересная штука.

 

Денис: Хамелеоны называются, кружки. Больший эффект, конечно, когда чёрная. Чёрная она вот как получается. То есть, она прям чёрная была бы, ничего не видно, заливаешь её, чаёк хоп.

 

Олег: Можно какие-то шутливые надписи делать, да.

 

Денис: Можно.

 

Олег: Денис расскажи, чем ты занимался до предпринимательства?

 

Денис: Вкратце, закончил сначала экономический университет, потом аспирантуру, получил звание кандидат экономических наук, чуть-чуть попреподавал. Какое-то время работал в аналитическом центре, экспертом, всякие статьи аналитические. Потом на управлении экономикой на заводе работал, и собственно говоря, после таких работ я открыл свой бизнес.

 

Олег: Не жалеешь?

 

Денис: Не жалею.

 

Олег: Как в связи с кризисом, уходят с рынка некоторые или нет?

 

Денис: Да, закрываются. Много компаний закрывается. Сейчас выигрывает тот, кто умеет привлечь клиентов. То есть, привлечь и потом с этими клиентами работать. В целом получается, что 60-70% это повторные клиенты. Если взять по направлениям, по общим, то у нас получается полиграфия, наружная реклама и сувенирная продукция, это термопереносы на футболки, кружки. Если взять по прошлому году, у нас доля наружной рекламы в нашем общем производстве выросла. Если раньше она занимала процентов 20, то сейчас у нас наружная реклама занимает больше 50%.

 

Олег: Когда уже выйдешь на обороты, которые будут тебя устраивать?

 

Денис: Надо смотреть всегда вперёд, дальше, то есть, до тех, кто устраивают на данном этапе, я думаю, что они мне будут не устраивать позже. Если сейчас по текущему смотреть, то расти ещё и расти и расти. Да, ещё почему может кризис не так сказываться, например, на небольших предприятиях, в частности как на нашем, потому что мы настолько маленькие, что в принципе, не знаю, общее направление рынка часто не так сильно сказывается. То есть, всё равно спрос есть продукции.

 

Олег: А конкурентов сколько вообще, по регионам?

 

Денис: Умеренно. Ну, больше 100.

 

Олег: Желаем Денису больших успехов, чтобы он с такой же лёгкостью удваивал свой оборот каждый год.

 

Денис: Спасибо.

 

Олег: Денис, давай, пока.

 

Денис: Пока.

 

 

Олег: Здравствуйте уважаемые зрители, я сегодня пришёл в гости к Алексею Судоргину, основателю компании Космотека Самара, которая объединяет в себя магазин, Barbershop, по-нашему, по-советскому, парикмахерская.  

 

Алексей: Парикмахерская, можно сказать, да.

 

Олег: Ну, по-модному это Barbershop, и снизу ещё кафе.

 

Алексей: Всё верно.

 

Олег: И всё под брендом Космотека, или как?

 

Алексей: Нет кафе у нас израильская кухня, отдельным брендом идёт.

 

Олег: Израильская?

 

Алексей: Да.

 

Олег: Я просто про кафе ничего не слышал.

 

Алексей: Израильская и ещё вегетарианская.

 

Олег: Для меня это такая неожиданность. Интересно.

 

Алексей: У нас вообще 4 яруса, первый этаж — это магазин, магазин косметики, парфюмерии. Less is more это бренд, 6 человек производит в Австрии, в Вене, один из создателей он инвалид, передвигается на коляске, но при этом он участвует в таких шоу, как Fashion Week.

 

Олег: Less is more значит «меньше это больше»

 

Алексей: Да, да. Здесь собраны бренды со всего мира.

 

Олег: В Самаре есть прям класс ценителей этого всего?

 

Алексей: Мы формируем его. Здесь каждый аромат посвящён определённому фильму. Здесь мы собирали большую аудиторию, показывали трейлеры фильмов и уже люди не только смотрели трейлеры к фильмам, но и слушали ароматы, через запах вкушали атмосферу фильма.

Здесь у нас уже израильская, вегетарианская кухня, всё полезное, минимальный процент блюд с мясом, пару блюд с мясом, пара блюд с рыбой для тех, кто не может, скажем так, без мяса.

И у нас в целом концепция Космотеки, это полезные продукты для лица, для волос, для тела, и опять-таки, еда должна быть также полезной, поэтому выбрали именно такую концепцию.

К нам могут прийти как клиенты с улицы, так и люди, которые у нас стригутся, можно поесть прямо здесь или принести в салон, пока красят волосы и позволить себе поесть.

Евгений у нас мастер различные вещи выбривать.

Зона маникюра, педикюра, связано с бровями. Здесь обслуживаются как женщины, так и мужчины.

 

Олег: Здесь все действуют как единое предприятие, или они разные юр. лица?

 

Алексей: Я говорю, вообще концепция у нас на здоровье, здоровых волос, лица.

 

Олег: Кто делал дизайн?

 

Алексей: Дизайн — это жена моего партнёра, мы в целом согласуем все дела, если что-то придумывается, вместе собираемся, обсуждаем, нравится – тогда делаем.

 

Олег: А в этом здании что раньше было?

 

Алексей: Раньше было пустое здание, просто кирпичи и пустая коробка. Всё что здесь сделано, сделали своими руками. В ближайшее время хотим поставить в Космотеке для любителей звёздных воин магистра Йоду, такой бронзовый.

Через полтора месяца Barbershop переедет отсюда в отдельное пространство, там же мы открываем второе кафе с европейской, даже такой итальянской кухней. Будет Barbershop и через стекло можно будет посмотреть и перекусить, скажем так. Посмотреть за работой мастеров, и при этом перекусить. Опять-таки, могут приходить любые люди, просто проходя мимо кафе, зайти в него попить кофе и попробовать наши замечательные блюда.

 

Олег: А сколько было вложено, интересно, в ремонт этого всего? Угадаю – 20 миллионов?

 

Алексей: 5

 

Олег: Все четыре этажа в 5 миллионов?

 

Алексей: Все 4, да.

 

Олег: Ну, ты можешь проводить мастер классы как не потратить на заведение большие деньги, потому что в Москве, я знаю, что в Москве если кто-то принимается за какое-нибудь заведение, меньше чем 500 тысяч долларов они не имеют в виду.

 

Алексей: Нет, на самом деле бывает очень много ресторанов, когда вкладывают по 15-20 миллионов и больше. И при этом безвкусица полная. У нас на самом деле всё просто, но выглядит очень интересно, концептуально.

 

Олег: То есть, максимально использовано соответственно то, что было? Кирпич, допустим, белый, он был просто не белый, а красный?

 

Алексей: Здесь на самом деле когда заехали, первый этаж, убирали гипсокартон, очищали кирпичи, красили.

 

Олег: Алексей, ну и сколько это всё приносит выручки в месяц, допустим?

 

Алексей: Все 4 этажа, да?

 

Олег: Да.

 

Алексей: Чистая прибыль или вал?

 

Олег: Выручки?

 

Алексей: Всё ясно. Ну, в районе 3,5-4

 

Олег: И сколько, как это распределяется по этажам?

 

Алексей: По-разному. На самом деле, больше всего приносит второй этаж, потому что этим мы занимались давно сервисом, с пережитками окрашивания порядка 5 лет, и у нас образовалась большая аудитория. Ритейл, это для нас нечто новое. Полтора года занимаемся ритейлом, косметикой, раньше не знали, что это такое. Кафе это у нас совсем новое направление, для себя решили, почему бы наших гостей ещё не покормить. Кафе у нас полгода. Barbershop это новое направление.

 

Олег: И сколько из этих 4 миллионов остаётся прибыли?

 

Алексей: Чистой?

 

Олег: Да.

 

Алексей: Ну, сейчас на самом деле очень много вкладывается, постоянно вкладывается в новые проекты. Ну, процентов 30 наверно составляет рентабельность, 25-30. и практически большая часть этого уходит на реализацию новых проектов.

Года полтора назад мы думали, что здесь нам не будет тесно, то есть, это большое пространство, и уже сейчас мы понимаем, что да, здесь тесновато, вплоть до того, что лишили себя собственных кабинетов, то есть, у нас всё в дело, всё в работу. И соответственно вышли на новое помещение, уже открываем следующим …. Так я думаю, раз в год-полгода будем реализовывать новый проект.

Все завязаны на проценте, у нас прогрессивная шкала, если говорить про парикмахеров, мы брали пример у американцев. То есть, у нас есть топ стилисты, есть просто стилисты. Ранг повышаем, не исходя там сколько он учился, сколько раз ездил в Лондон, а повышаем сотрудников исходя из того, если люди за него голосуют рублём, значит он заслуживает повышения.

 

Олег: Алексей, спасибо тебе огромное что показал своё хозяйство. На самом деле я поражён такими масштабами, 4 этажа и 4 таких непохожих в общем-то друг на друга места. Хотя последние 2 этажа, наверно, похожи в какой-то степени. Спасибо что несёшь красоту и стиль в нашу прекрасную страну, чтобы она была прекрасна не только душевно, но ещё и на глаз.

 

Алексей: Если мы хотим что-то поменять в стране, то надо идти через себя. То есть, опять-таки, поменять её можем только мы сами. Кто говорит что-то плохое, плохое вокруг себя мы сами создаём, то место где мы соответственно живём. В Самаре таких проектов не так много, и мы гордимся, что мы смогли создать такое атмосферное место, даже люди приезжают, приезжие, и говорят, что у нас действительно очень хорошо. Когда приезжают гости из других городов, стран, многие ведут их именно сюда, потому что здесь приятная атмосфера, хороший персонал и соответственно, мы делимся всем, что у нас есть, с удовольствием, с душой, любим всех клиентов, которые к нам приходят.

 

Олег: Спасибо огромное, программа Деловидение, подписываемся все в социальных сетях, вконакте фейсбук, интсаграмм ютюб, и мы продолжим показывать красивые бизнесы, которые делают нашу страну лучше.

 

Алексей: А мы продолжим делать людей красивее.

 

Олег: Спасибо, пока.

 

Алексей: Спасибо.

 

Олег: Здравствуйте уважаемые зрители, сегодня я в гостях у Ольги Куницыной, хозяйки и владелицы модного дома имени Ольги Куницыной. Ольга, большое спасибо, что вы готовы показать нам своё хозяйство. И мы сразу же начнём с места в карьер, то есть, с производства.

 

Ольга: С производства, да. Это прям наша гордость, у нас большой-большой светлый цех, красивый и функциональный достаточно. Тут мы шьём, ну как бы, эксклюзивные вещи, каждая по-своему уникальна, ничего не повторяется. Шьём разные юбки, платья. Вот девушка смётывает вещи.

 

Олег: Это что такое синее?

 

Ольга: Синее это у нас будет платье когда-нибудь. Пока это начало, это подготовка к первой примерке. У нас идёт индивидуальный крой каждой вещи, мы делаем коллекционные вещи, показываем на неделе моды, сейчас даже начали делать небольшие такие коллекции, но они тоже эксклюзивные. Вот пиджак, то есть, он красив как снаружи, так и внутри. Тут вот всё на шифоне, обработано, ручная тесьма.

 

Олег: То есть, это уже самый верхний уровень, или ещё предпоследний перед верхним?

 

Ольга: Это в каком смысле? Нет, ну вот, он готов, этот пиджак.

 

Олег: Нет, я имею в виду по ценовому уровню.

 

Ольга: Это самый верхний, да. То есть, это самые дорогие вещи, видите всё внутри окантовано.

 

Олег: А сколько стоит такой вот, приятный?

 

Ольга: Ну, с тканью в районе 60 тысяч, 60-65.

 

Олег: То есть, она уникальная вещь и такой второй нету получается, да?

 

Ольга: Да.

 

Олег: А придумывает кто?

 

Ольга: Я дизайнер.

 

Олег: То есть, вы придумали?

 

Ольга: Я придумала, да. Вот есть платье, смотрите. Это кружево Валентина. Оно само по себе качественное, дорогое, красивое, и смотрите, как сделан воротничок. Явно это была тесьма, и вот воротничок заведён, и смотрите, как всё подогнано, как будто это готовый воротник, и это делали мы. Вот тоже интересная такая вещь. Такая тесьма и аппликация.

 

Олег: Мы сейчас начали конкуренцию составлять французами и итальянцам?

 

Ольга: Мы давно составляем, просто никто об этом не знает. Потому что на само деле я всю свою жизнь вот в этой специальности. Я начинала ещё в доме моделей на Арбате, потому меня ещё огромный опыт, колоссальный у Валентина Юдашкина. Потом мы 7 лет как ателье сидели в таком крупном тканевом бренде, как «Тиссура», на Ленинском проспекте. И всё это время мы собирали, это какой-то опыт эксклюзивный такой, по технологиям каким-то элитным, воплощали в жизнь и самосовершенствовались, скажем так. И у нас достаточно людей, которые нас оценивают, но хочется уже не просто делать индивидуальные вещи, а делать какую-то небольшую партию эксклюзивных вещей на уровне высоких брендов французских.

Вот смотрите, видите? Это всё идеально сделанный кантик.

 

Олег: И таксы, да?

 

Ольга: Таксы, да, воротничок, пояс, шортики. Сейчас вот этот стиль, он и с брюками с шортами.

Пытаемся использовать этот тренд мы, патриотизм, чтобы нас заметили, чтобы как-то развиваться. Это даёт, конечно, какую-то надежду на то, что это развитие возможно. Потому что раньше при более высоком курсе рубля, относительно евро, наши услуги были достаточно дорогими. И мы с трудом конкурировали с готовой одеждой, элитной. А сейчас даже по сравнению с готовой одеждой, наш индивидуальный отшив, он дешевле.

Вот готовое платье.

 

Олег: А манекены тоже разных размеров, да, получается?

 

Ольга: Конечно, да.

 

Олег: Ну, это такие какие-то советские мотивы, да? Маки, ромашки.

 

Ольга: На самом деле это принт Дольче Габана, очень модный, маки и ромашки, поэтому тут он у нас тоже появился естественно, и поскольку это есть в бутиках, люди это заказывают. Ну а сзади совсем не советские мотивы.

 

Олег: Да, здесь уже так, интересно так. А ткань-то откуда берётся такая?

 

Ольга: Магазины. Когда мы находились на территории «Тиссуры», мы в основном работали, у нас был договор с их тканями, они очень хорошие, качественные, ткани привозят итальянские. Но сейчас у них большая конкуренция, и есть другие места, где можно купить хорошую ткань и даже дешевле. Это зависит от клиента, его делания. Кто-то идёт там покупает, кто-то в других местах. Сейчас очень много хороших тканей, и в Москве они есть. Мы недавно сюда переехали и всем нашим клиентам было интересно посмотреть, что мы сделали с производством. У нас есть одна клиентка, которая бывала на производстве Дольче Габана. Когда она пришла, сказала, слушайте, у вас не хуже, даже лучше где-то. Нам было очень приятно, мы гордимся тем, куда мы переехали, как мы смогли всё это устроить, для нас это новый этап нашей жизни.

 

Олег: А сколько в месяц производится вещей?

 

Ольга: От 60ти до 70ти. У нас достаточно большой коллектив, только конструкторов у нас сколько, 5 человек. Соответственно 10-12-14 вещей в месяц каждый конструктор делает.

Вот ещё рабочий момент.

 

Олег: Это ждут покупателей, да, они?

 

Ольга: Нет, это вот часть вещей, которые в гостином дворе показывались. Это зимняя коллекция, но мы естественно будем её продавать. Вот, например, платье, тут аппликация ручная, то есть, вот на этот креп наложен вот этот вот рисунок и ручная аппликация здесь, вышивка.

Платье с таким узором. Мы и зимние вещи тоже делаем, вот кашемировое пальто. А это парка такая вот интересная, внутри тоже мех.

 

Олег: Получается, что они все, что ли в единственном экземпляре, или не все всё-таки?

 

Ольга: Нет, есть какие-то не в единственном экземпляре, но они делаются конкретно для магазина, а то что делается на коллекцию, и то что делается под заказчика, это всё в единственном экземпляре.

 

Олег: Каково это, когда компания называется вашим именем?

 

Ольга: Не знаю, знаете, я на самом деле очень скромный человек и очень долго этого стеснялась, потому что ну даже вот работая в Тесуре, мы не афишировали моё имя, то есть, мы работали под брендом Дом моды эксклюзивного костюма. Но жизнь такова, что чтобы продвигать свою линию, свою марку, всё равно нужно пиарить себя как дизайнера. Поэтому назвались «Дом моды Куницыной».

 

Олег: А сколько вот в Москве всего подобных модных домов?

 

Ольга: Много. Сейчас достаточно активно всё это стало развиваться, мне кажется, сейчас есть некоторый всплеск, и он как раз вызван ожиданием всех дизайнеров, что вот сейчас наш потребитель повернётся к нам, сейчас он нас заметит, сейчас он заметит, чего вы достигли за эти годы. Потому что конечно, если сравнивать наш уровень, который у нас был в 90е и тот, который у нас сейчас, это небо и земля.

 

Олег: Вы видите повышение спроса, да, последнее время?

 

Ольга: Ну, есть, да. Появились даже люди, которые, например, открывают бутики российских дизайнеров, которые там стараются их продвигать, делают какие-то презентации, раскручивают фейсбуки. То есть, они это делают, и чтобы у них были продажи, и чтобы личность дизайнера тоже стала какой-то интересной покупателю.

 

Олег: Мы от программы Деловидение желаем дальнейшего развития, и чтобы российские марки наконец вычистили иностранные.

 

Ольга: Это зависит от людей. Как только люди обернутся к нам лицом, увидят, что российские дизайнеры не стоят на месте и им есть что предложить людям, я думаю, что тут же будет взрыв нашего развития. Просто раньше очень много рекламы шло на западные бренды, а сейчас всё-таки есть какая-то тенденция.

 

Олег: Ну, будем тогда ожидать этого взрыва в 16-17 годах.

 

Ольга: Будем всё для этого делать.

 

Олег: Спасибо, до свидания.

 

Ольга: Спасибо.

 

 

 

Олег: Здравствуйте уважаемые друзья. Я сегодня пришёл к Константину Бритареву, основателю шоколадного производства «Бритарев Мануфактура», который выпускает шоколад под маркой «Бритарев». Привет, Костя.

Константин: Привет. Очень много слова Бритарев, но так и есть. Пойдём, зайдём на нашу мануфактуру.

Здесь у нас производство за стеклом, можно всё посмотреть. Это чистая производственная зона, здесь шоколад перетирается в меланжере большом, здесь шоколад разливается и вот упаковывается.

Здесь какао бобы перебираются, идёт переборка какао бобов, затем обжарка и дробление.

Компания основалась в 2013 году, первую шоколадку мы продали в этом году. Сейчас у нас в компании работает порядка 12 человек, мы расширяемся. Сейчас уже представлены в 31 городе России. Мы зашли в Азбуку вкуса, мы зашли во многие другие копании.

 

Олег: Кость, покажи тогда, как происходит процесс работы с бобами.

 

Константин: Шоколад, любой шоколад начинается естественно с сырья – какао бобы. Вот они, вот это мешок конкретно из Эквадора. А после того как мы получили мешок, первое что мы делаем, мы делаем перебор какао бобов. Дело в том, что в какао бобах содержится много достаточно разного мусора, там могут быть камешки, ниточки от мешков. После того как мы отобрали, мы бобы обжариваем. Процесс обжарки длится примерно полчаса; мы постоянно меняем противни местами и перемешиваем какао бобы, чтобы они обжарились лучше. После того как мы обжарили какао бобы, это отделение какао веллы, шелухи, оболочки от какао крупки. Какао крупка это и есть сам боб, который нам нужен. Вот это машина, которая это делает, называется воздушный сепаратор. Здесь какао бобы дробятся и превращаются вот в такую кашицу, это мелкий помол, какао бобы без какао веллы. Здесь в коридоре у нас склад готовой продукции, сырья и материалов, а непосредственно с шоколадом мы работаем здесь. Сейчас вот эту какао крупку мы засыпаем в меланжер. Вот этот процесс длится 48 часов, нам нужно чтобы вначале из какао крупки вышло какао масло, частицы какао бобов начнут мельчить в этом какао масле и сначала через некоторое время мы добавим тростниковый сахар и через 48 часов готовый шоколад. Такой небыстрый процесс.

 

Мужчина: После того как мы слили шоколад из меланжера, он попадает непосредственно в машину, где проходит ряд температурных колебаний и в процессе формируется правильная кристаллическая решётка. Такой шоколад темперированный обладает приятным внешним видом, то есть это приятный блеск, хруст, термостабильность. То есть, он не тает в руках, тает во рту. Когда шоколад попадает в ёмкость, для подогрева после этого перемешивается. Вы можете видеть, как вращаются лопасти, затем при включении определённых программ шоколад начинает подаваться в шахту, в которой он соответственно и охлаждается, и после того как он охладился, мы можем его отливать, то есть дозировать и отливать в формы, что я вам сейчас и продемонстрирую. Мы берём две формы. Выставляем нужную массу и включаем вибрацию стола. То есть, обязательно нужно обстучать формы, чтобы удалить все воздушные пузырьки из основания формы. И лёгким движением руки начинаем формовать маленькие слиточки шоколада. В это время они лежат на вибростоле, затем соответственно отправляются уже на окончательную кристаллизацию, или проще говоря окончательное застывание в холодильную камеру. И по прошествии получаса- минут 40 у нас уже получается красивые блестящие хрустящие плитки шоколада, которые в дальнейшем упаковываются и отправляются на реализацию. По прошествии получаса шоколад начинает приобретать глянцевый блеск и легко выходить из формы и уже соответственно готов к упаковке.

Константин: Вот сотрудница, два человека как раз на месте, уже непосредственно упаковывает сначала в фольгу, а затем в дизайнерскую упаковку. То есть, это скажем непростая упаковка, здесь используется мотив русского зодчества и именно для линейки шоколада на меду, и затем уже формируется, так скажем, заказ, групповая тара и отправляется на реализацию.

 

Олег: Скажи, пожалуйста, сколько сейчас в день ты производишь шоколада?

 

Константин: Сейчас в день я произвожу где-то примерно тысячу шоколадок. Вот в сезон, который прям не за горами, начиная, например, с сентября-октября будет конечно в разы увеличение, минимум раза в 2.

 

Олег: А объём производства мощностей, каков?

 

Константин: Ну, объём в принципе можно увеличивать, позволяет увеличивать, не знаю, в 3 наверно раза точно, но даже если у нас заказов будет больше, то я думаю, что мы просто будем докупать оборудование, нанимать дополнительных людей. Это же дело такое, главное, чтобы были заказы.

Шоколад «Дочь солнца», это наш бренд, наша новая разработка, уникальная для России и даже наверно для мира, это шоколад без сахара. В нём вместо сахара используется бекмес —финиковый сироп без добавления сахара. Такая красивая яркая упаковка. Мы начали производить его буквально совсем недавно, в начале лета и он уже стал хитом продаж, прямо еле-еле успеваем отливать на заказы.

 

Олег: Костя, а кто придумал бренд «Дочь солнца»?

 

Константин: «Дочь солнца» придумала моя супруга, Рада, она PR менеджер и куратор этого проекта, а мы просто для неё производственная площадка. Такой вот у нас интересный формат семейного сотрудничества. Очень много людей к нам приходит именно из-за дизайна и клиентов в магазинах, они обращают внимание на дизайн, говорят ой как классно, круто. Вообще на самом деле шоколад продаётся в первую очередь по упаковке. Естественно, никто сначала не узнает вкуса.

Здесь мы делаем белый шоколад. Что такое белый шоколад всегда спрашивают, почему он не коричневого цвета? А дело в том, что там нет той самой какао крупки, тех самых какао бобов. То есть, в белом шоколаде на самом деле 3 ингредиента: какао масло, молоко и тростниковый сахар. Состав тоже лаконичный, так же, как и в любом нашем продукте, мы не добавляем ароматизаторов, эмульгаторов, идентичных натуральному, красители и всего прочего. Только состав строгих классических ингредиентов.

 

Олег: А покупатели есть те, которые не платят, да, магазины?

 

Константин: Ну, нет у нас таких, которые совсем не платят, но совершенно точно что из-за кризиса есть сложности с оплатами, есть задержки. Стараемся это решать как-то оперативно, стараемся отсекать. Есть уже несколько клиентов, с которыми мы прекратили отношения. Всегда стараемся искать тех, кто платит сразу, кто платит вперёд. Таких клиентов естественно любим.

 

Олег: А когда ты достигнешь оборотов, которые имеют, скажем так, фабрики устоявшиеся? Тапа Ротфронт, Красный октябрь, какие там ещё есть я не знаю.

 

Константин: Сложно сравнить с большими фабриками. Дело в том, что мы производим продукт штучный, уникальный, мы производим всё от какао боба до конечной плитки полностью сами, мы не работаем со втор сырья, мы не используем продукты, удешевляющие производство, поэтому у нас нет цели достигнуть в оборотах объединённых кондитеров Нестле, или каких-то других производителей. Скорее мы сейчас сами с собой себя сравниваем, смотрим на зарубежный опыт именно ремесленных производств. Когда мы станем большим мощными и устойчивыми, я думаю, что вперёд ещё много-много чего можно делать. Впереди ещё много месяцев, даже лет работы. Можно в разы на самом деле увеличиваться и нужно обязательно, потому что то, что мы делаем, реально нужно людям. То есть, у нас очень много положительных отзывов как от покупателей конечных, так и от клиентов магазинов.

 

Олег: А какая в этом году будет выручка компании?

 

Константин: В этом году выручка, ну я думаю, что 30 миллионов рублей мы сделаем.

 

Олег: На упрощёнке всё это происходит?

 

Константин: Мы сейчас на упрощёнке, да.

 

Олег: 6% от выручки да?

 

Константин: Нет, 15% доход минус расход. И будем, кстати, пытаться перейти на 10 процентов доход минус расход, потому что есть сейчас распоряжение правительства Москвы о том, что обрабатывающие промышленности, кондитерская шоколадная к нему относится, могут получить льготную ставку. Будем обязательно подавать документы, потому что если государство даёт какие-то поблажки предпринимателям, производителям, почему ими не воспользоваться, это здорово, классно.

 

Олег: Кость, желаю огромных успехов, чтобы бренд «Бритарев» развивался, и ещё «Дочь солнца», прекрасный бренд, на мой взгляд. Желаю вам с супругой стать мега крутыми предпринимателями и выйти на международный рынок.

 

Константин: Спасибо большое, будем стараться.

 

Олег: Пока.

 

Константин: Пока.

 

Олег: Здравствуйте, друзья. Я прибыл в Нижний и с утра приехал на сыроварню «Губернский сыровар». Вот три сооснователя передо мной стоят. Ребят, представьтесь, пожалуйста.

 

Казаков Валерий

 

Павлов Никита

 

Ефимов Андрей

 

Олег: Так, и вот здесь у вас в промзоне видимо очень дёшево аренда стоит, да? Раз вы тут сделали?

 

Валерий: Дело даже не только в цене, а, чтобы помещение подходило. Потому что здесь бывшая советская столовая, помещение уже подготовлено под все требования СЭС, Сан.Пин, потому что многие помещения у нас в городе в гораздо худшем состоянии, дело даже не в промзоне, а в удобстве этого помещения.

 

Андрей: В общем, это вот пищевое помещение. Оно подходило нам, потому что здесь уже были встроены холодильные камеры, оно не самое новое, но это именно то помещение, в котором можно производить сыр.

 

Валерий: Оно классическое, тут и душ есть и вся прочая история. Не просто одно большое помещение и слив в центре, как бывает, а здесь комнаты, раздевалка.

 

Олег: Ну, покажите.

 

Валерий: Давайте начнём с самого начала. У нас тут самое сердце, наша камера созревания. Начнём с конца. Это последний этап производства и созревания сыра. Здесь у нас сыр созревает, здесь на стеллажах он лежит. Здесь 14 градусов, влажность 85. У нас есть, дезинфицирует воздух ультрафиолетовая лампа.

 

Олег: Сколько видов у вас сыра?

 

Валерий: Порядка 10 видов на данный момент. Это в основном американская, швейцарская и итальянская группа.

 

Олег: А спрос растёт за счёт чего? Нижнего Новгорода или других уже городов?

 

Валерий: В основном Москва. Вот мы подошли непосредственно в цех производства. Тут у нас стоит котёл на пол тонны, он бывший советский, мы не покупали итальянское какое-то оборудование, мы купли советское и уже сами доработали. Вся система была собрана нами. Никита у нас по технической части. Всё вот тут, корпус, система нагревания, электрофикация, Никитой выполнено.

 

Олег: В смысле советской?

 

Валерий: Это советского завода сырного, главного. То есть, это не готовая итальянская ванна под ключ, потому что здесь мы полностью сделали нагревание, датчики контроля, мешалку поставили. Полностью самодельное оборудование.

 

Олег: То есть, за бесплатно?

 

Валерий: Ну как за бесплатно, тоже денег стоило, но знаете, у нас было слишком мало денег и нам пришлось слишком много думать.

Как вообще у нас вся эта идея появилась, потому что мы смотрели ваши программы, видели Марию Коваль в вашей программе и тогда у нас зародилась идея именно производства. Мы ещё Бритарева смотрели.

 

Олег: Так это была год назад всего программа, так быстро всё сделали?

 

Валерий: Да. Ну, у нас появилась сама идея, что мы хотим попробовать производство. Были и другие проекты. А после программы Марии Коваль, Бритарева, мы заинтересовались именно ремесленной продукцией, пищевой. Смотрели в Крафт опять же, и начинали опять же с пива. Мы пробовали пиво варить дома и параллельно сыр варить.

Помимо производства продукта, технологический процесс, есть процесс созревания. Это достаточно сложный процесс, там … сыр, уход влажность, температура за ним и как бы, много сложностей.

 

Олег: А сколько стоит молоко в Нижнем Новгороде?      

 

Валерий: Молоко, это вообще очень интересная тема. Мы покупаем по 28 рублей за литр. Цена очень постоянно гуляет, многие говорят, на форумах читаешь, 23, 19 рублей оптовая цена, но в Нижнем нормальная цена 28 рублей.

 

Олег: То есть, для любого сыра надо 10 литров молока, да, на килограмм?

 

Валерий: Для килограмма, да.

 

Олег: То есть, 280 рублей это чисто себестоимость получается материала в виде молока.

 

Валерий: Да. А есть ещё электричество, закваски, закладка

 

Олег: Поэтому господа и дамы, если вы видите сыр в магазине за 250 рублей, вы понимаете, что там не только молоко, точнее скорее всего там молока нету.

 

Никита: да, конечно.

 

Валерий: Либо они так автоматизируют процесс, что он сам варится, упаковывается и приезжает в магазин. Да, жирность 2 процента, наверно, так бизнес модель построена у этих заводов крупных.

 

Олег: По экономике получается, что хороший сыр, который из молока, должен стоить рублей 600-700

 

Валерий: Это прям минимум.

 

Никита: это быстрые сыры, которые не созревают

 

Олег: Ребята, так вы находитесь в таких жёстких рамках получается между вот этой себестоимостью, которая грубо говоря, 300 нижняя цена и покупательной способности людей.

 

Валерий: У нас люди привыкли, что сыр стоит 300 рублей. Они не понимают, что при себестоимости в 20 рублей, сыр не может стоить 300 рублей. Крупный завод, он берёт 20 рублей за литр. Он просто не может стоить так у крупного завода, потому что производство, завод должен заработать, сети. В сетях мы знаем наценку, от 100 до 50ти процентов наценка за товар

 

Андрей: Сыр, который стоит 800 тысяч рублей, это не предмет роскоши, люди готовы платить в магазине тот сыр, который лежит, в магазине стоит около тысячи рублей, он покупается даже в сетях. Когда люди понимают, что это сыр натуральный, когда это сыр, сваренный вручную, они готовы платить за это деньги.

 

Валерий: Сейчас пропали заграничные сыры, а российские производители начали гнать фальсификат плюс рост цен. И сейчас получилось, что сыр стоит 600 рублей в среднем магазине, там «Ламбер», вот сыр просто низкого качества. А наш сыр начинается от 800 рублей, то есть, мы не сильно отличаемся в цене, опять же мы конечно не учитываем сети наценку и планируем развивать свою дистрибуцию, но пока у нас цена от 800 рублей.

 

Олег: Ну, вижу что вложили вы немного. Сколько сумма?

 

Валерий: 600 тысяч рублей мы вложили.

 

Олег: Сколько стоит аренда у вас тут?

 

Валерий: Она стоит 30 тысяч в среднем, ну без учёта коммуналки.

 

Олег: 30 тысяч рублей в месяц за всё помещение?

 

Валерий: Мы сейчас просто расширяемся и 30 платим. Вначале мы платили 22, потому что мы снимали сначала одну комнату, ну 2 комнаты, цех хранилище и вот у нас здесь холодильники стоят. Сушится сыр. Сейчас мы снимаем уже больше помещение.

 

Олег: Сушится сыр?

 

Валерий: Ну да, после прессования он в холодильнике обсушивается.

 

Олег: Это что такое?

 

Это наш пресс. Мы сейчас как раз делаем пресс с гидравликой, более механический, это у нас первоначальный пресс был, это наш элемент, который мы не оптимизировали. Это бочки, путём насоса перекачиваем из бочки в бочку и подаём необходимый вес при прессовании сыра.

 

Олег: Вообще, я думаю, где-нибудь в Италии и Швейцарии всё это выглядит поэстетичнее, да?

 

Валерий: Ну. Понимаете, какая жизнь бывает у производств в Италии, если речь идёт о ремесленном сыре, который они сами едят. Так понимаете, что к нам в Россию едет сыр с завода из такого же сухого молока из Италии и Франции, потому что это для них тоже бизнес. Хороший сыр, который варится у них на ремесленных мануфактурах, там много у них маленьких производств, они едят это сами. И у них примерно такое производство и есть на самом деле, семейные небольшие производства, небольшие цехи, они сами такой сыр съедают, а фермы у них там обычно и скотина рядом, прям за стеной, что в России невозможно сделать нигде, потому что скот должен находиться за километр или несколько, в зависимости от количества голов, в России. А у них ферма и производство сыра.

 

Олег: А вы 3 равноправных партнёра?

 

Валерий: Да, мы равноправные партнёры.

 

Олег: Не возникает у вас разногласий?

 

Валерий: У нас получилось так, что у нас команда собралась под задачи: Никита у нас технической частью занимается, Андрей продажами, а я общим управлением. сразу разделили сферы.

 

Олег: И сколько сыра производится в неделю?

 

Валерий: 350-400 килограмм сыра на данный момент. Котёл, туда заливается 500 литров и получается 50 килограмм сыра.

 

Олег: А максимальная мощность вот этого производства сколько получится?

 

Валерий: Максимальная получится, наверно, килограмм 800. это если в 2 смены варить, по 500 литров.

 

Андрей: у нас ограничение в камере созревания.

 

Валерий: Да. У нас появляется ограничение, это камеры созревания.

 

Олег: Так, а здесь вызревают какие сыры?

 

Валерий: Те же самые как бы. Качотта пока лежит здесь у нас.

 

Олег: А на качотту есть спрос в России?

 

Валерий: Вообще, к слову сказать, как ввели санкции, люди начали интересоваться сыром. До введения санкций мне кажется люди не интересовались сыром. Это такая история, когда что-то запрещают, и сразу хочется очень сильно. Сейчас люди начали разбираться в комамбере и прочем, раньше люди, мне кажется, не знали, он там лежал на полке в Ашане, на полке в углу слева. Все думали, что это за сыр с плесенью, ещё и вонючий вдобавок. Был конечно сегмент людей, который знал сыр, ездил за границу, пробовал. Сейчас мне кажется, сегмент в разы вырос, люди просто они не знали, но хотят попробовать уже, потому что это нельзя.

После советского союза произошло что-то с производством, что люди уже понимали, что Россия это некачественно, а всё что годно за границей – это качество, и не имеет порой даже состав, из чего делался кто делался как делался, откуда привезли. Главное это не местное и пока вот, ну сейчас можно по многим программам смотреть, что производство поднимается. Маленькие производства, и я надеюсь, что ос временем воспроизводству снова качество продуктов вернётся.

 

Олег: Мне кажется проблема в том, что брэндов нету, и не было.

 

Валерий: Да, во-первых, нет брендов.

 

Олег: Когда ты приходишь и видишь голландский сыр, или российский сыр, ты не понимаешь, что это за сыр. No name сыр получается. У вас уже есть бренд, Губернская Сыроварня

 

Валерий: Да, у нас идея, чтобы его развивать. Мы отказываемся от сыра под чужими марками торговых сетей, к нам приходят и просят, а давайте производите там под нашей торговой маркой сыр. Мы отказываемся, потому что хотим развивать свой бренд сыров. Чтобы Губернский Сыровар славился качественной продукцией.

 

Олег: Ребят, желаю больших успехов, чтобы российское сыроварение было столь же знаменито как французское, итальянское и швейцарское.

 

Валерий: Да, и если говорить, резюмируя, в царской России был Верещагин, который поставлял за границу масло и сыр. Раньше была ситуация немного другая.

 

Олег: И устрицы, кстати, Российская империя была крупнейшим поставщиком устриц.

 

Валерий: Мы надеемся, что скоро Россия вернётся снова на эти позиции.

 

Олег: Давайте ребята, удачи!

 

Спасибо.

 

Олег: Здравствуйте, друзья. Я приехал в гости к Рустаму Аскарову, который построил новую пивоварню огромных размеров, вот этот ангар. Привет, Рустам!

 

Рустам: Добрый день. Пока здесь находится старая пивоварня, ещё полностью оборудование не привезли ещё. Вот это вот старая пивоварня, которая у нас уже 2 года, 2,5 года на 500 литров, варочный порядок. А это вот уже новое стали ставить оборудование, новая пивоварня, которая уже на 3 тонны будет. Реально вот эти все площади будут заполнены, здесь будет 14 танков по 6 тонн. Соответственно, пока это только старая пивоварня, маленькая.

 

Олег: То есть, этого ангара по сути вообще не было?

 

Рустам: Да, здесь строили всё с нуля, стены сделали, крыли крышу, кровлю.

 

Олег: И сколько стоит построить такое помещение?

 

Рустам: Дорого.

Здесь пиво бродит, вот в этих баках, а потом мы сюда переливаем, и оно созревает, пиво.

 

Олег: Угу, здесь бродит.

 

Рустам: Да, это для брожения, это потом для созревания. А потом оттуда уже разливается пиво по бутылкам.

 

Олег: В этом помещении, сколько же можно делать всего.

 

Рустам: Я планирую выйти на 100-150 тонн в месяц пива. Сейчас мы варим около 20 тонн. Теоретически тут можно увеличить до 7 раз, будет увеличение.

 

Олег: Спрос есть на всё это?

 

Рустам: Пока есть, да, пока всё нормально, дефицит продукции. На самом деле мы хотели построить большую пивоварню, чтобы была возможность больше экспериментировать. Мы маленькую пивоварню, которая 500 литров, в которой по тонне в день мы можем варить, мы будем использовать для экспериментов. Соответственно, можно хоть каждый день варить новые, необычные сорта пива. А большую пивоварню будем использовать для тех сортов пива, которые пользуются спросом постоянно.

 

Олег: А какие пользуются спросом?

 

Рустам: Американский эль, английский эль, портер, вот основные сорта, которые мы варим. Мы хотим перевести на большую пивоварню, более мощную, которая сразу 3 тонны варит, а маленькую пивоварню, которая на 500 литров, будем использовать для экспериментов.

 

Олег: То есть, сейчас у нас в России происходит бум таких мини пивоварен, да, средних, скажем так, пивоварен.

 

Рустам: На самом деле, конечно да, именно бум, интерес на пиво появился где-то 2 года назад.

 

Олег: Да, я знаю, ты не любишь термин крафт.

 

Рустам: Да. А последние, да, 2 года, идет бурное развитие пивоварения в России, несмотря на то что государство всё больше и больше закручивает гайки, таких пивоварен становится всё больше, больше варится интересного пива, разнообразного, экспериментального.

 

Олег: Это для чего?

 

Рустам: Мы разливаем пиво не углекислым газом, а азотом. Это вот азотная установка, компрессор, который качает воздух и соответственно фильтрует … до азота, то есть в этом баке азот, который мы потом перекачиваем, используем для розлива.

Вот на днях привезли как раз бочки из Италии, из-под вина, из под красного. В них будем заливать пиво имперский скаут, получается очень необычное, вкусное.

 

Олег: Это же технология от виски, да? Они же начали это делать.

 

Рустам: Нет, вино то тоже в дубовых бочках выдерживается так же.

 

Олег: Ну да, то есть они закупали бочки, в которых выдерживалось вино.

 

Рустам: Ну да. Тут б\ушные бочки, они всегда дешевле просто.

 

Олег: Это в какой стране закуплены?

 

Рустам: Это вот местные, Ставропольские бочки, 50ти литровые, а те 250 литров, бочки из-под вина.

 

Олег: Смысл такой, что вино передаёт вкус, или бочка сама?

 

Рустам: Здесь вкус бочка передаёт, потому что дуб отдаёт свои танины, так скажем, дубовый привкус появляется в пиве, плюс происходит окисление пива, оно вроде как должно портить пиво, но получаются очень интересные вкусы, такие ближе по вкусу нотки винные появляются.

 

Олег: Это мы пришли на склад солода?

 

Рустам: Да. Здесь хранится солод и хмель. Мы используем финский солод и бельгийский солод, Диджиманс это из Бельгии и Викингмальт это финский солод.

 

Олег: Почему именно эти?

 

Рустам: Достаточно стабильное качество, нормальный хороший солод, поэтому… на отечественный солод или белорусский мы пока не планируем переходить, потому что качество плавает, и соответственно на вкус пива сказывается.

Это в основном американский хмель и иногда используем немецкий.

Солод делится на несколько типов, есть базовый солод, который прорастили, потом высушили и обжарили немножко, А это вот например специальный солод так называемый карамельный, его дополнительно смочили перед тем как начали сушить и немножко поджарили. В итоге карамелизировался солод, и такой, во-первых по вкусу он такой карамельный и цвет пива даёт коричневый, красноватый цвет пива, и вкус такой специфичный карамельный. Есть жжёные солода, сильная обжарка, это уже для тёмных сортов пива, там и Имперский скаут, портера и т.д. Это уже как кофе.

Здесь на этой мельнице перемалывается солод, и мы транспортируем этот солод уже в следующую, варочный порядок

 

Олег: Сколько нужно солода для того, чтобы тысячу литров сварить?

 

Рустам: Обычно на основные сорта пива идёт где-то 1 килограмм на 3-4 литра пива. Самые такие лёгенькие сорта там, где-то 100 кг на 500 литров.

 

Олег: То есть, основная получается часть себестоимости?

 

Рустам: Нет, скорее всего, электроэнергия основная часть, транспортные расходы большие основная электроэнергия.

 

Олег: А сколько стоит солод?

 

Рустам: Солод в среднем стоит 1 евро за килограмм.

Мы берём солод, засыпаем его в этот бак и смешиваем его с горячей водой. Смешиваем с горячей водой, при определённой температуре, там 62-72 градуса в среднем, и соответственно крахмал, который есть в солоде, он переходит, расщепляется и переходит в растворимую форму в виде сахаров обычных. Потом соответственно мы перекачиваем бак в чан, вот здесь пиво мы отделяем сусло от солода, от дробины, потому что в том баке это в виде каши, такая каша сладкая, потом соответственно надо делить солод от сусла. Фильтруем здесь на фильтр-чане, потом перекачиваем обратно в тот же бак и там уже кипятим в течение часа с хмелем. После этого сусло загоняется на гидроциклон, это внизу бак, там центробежная сила, оседают, остатки хмеля и белка оседают посередине, и аккуратненько мы потом сливаем будущее пиво и перекачиваем на охлаждение.

 

Олег: То есть, такая, многоступенчатая технология нужна для того, чтобы побольше можно было делать, да, получается?

 

Рустам: Нет, это просто стандартная, и в древности так же варили пиво, условно если дома я делаю, когда пиво, тоже было 2 кастрюльки, на 30-50 литров, потом была ёмкость, в которой пиво бродило, тут ничего не изменяется. Всё стандартное.

 

Олег: Можно дображивать же здесь, в этих ёмкостях в принципе?

 

Рустам: Ну да.

 

Олег: Так, сейчас бродит пиво.

 

Рустам: Да, выделяется углекислый газ в процессе брожения. Энергопотребление здесь достаточно большое, пришлось сделать 2 отдельных входа, два основных, которые идут на парогенератор, и один резервный с другой подстанции.

 

Олег: Это микроскоп что ли?

 

Рустам: Да, микроскоп. Мы смотрим, есть ли посторонняя микрофлора. В молочно кислых бактериях, они очень часто являются спутником и могут негативно влиять на вкус пива. Перед тем как добавлять дрожжи в каждую цкт обязательно осмотрим в микроскоп, если есть какая-то посторонняя микрофлора, кроме дрожжей, соответственно, эти дрожжи не используем. Иногда используем сухие дрожжи, но в основном используем сухие.

 

Олег: Их надо немного, да?

 

Рустам: Мы их размножаем, потом уже добавляем в нужном количестве.

 

Олег: Это провод, который ведёт к парогенератору. Сколько здесь жил медных?

 

Рустам: Здесь сечение 180 кажется квадратов, квадратных миллиметров. Потребляемая мощность будет что-то 150ти киловатт.

 

Олег: Слушай, Рустам, ты же получается всё это понимаешь лично, все эти технические особенности, на уровне физике, химии, всего?

 

Рустам: Конечно да. Изучать вообще пиво сложно очень, потому что такой процесс, который, там очень много и химии, и биологии, и физики и т.д. соответственно потихоньку вроде изучаешь, но чем больше изучаешь, тем больше понимаешь, что много вещей, которые ты просто не понимаешь, которые надо изучать.

 

Олег: Мы видим, допустим, бутылку интересного пива маленькой пивоварни, да, качественной, за 200 рублей, скажем, в магазине. Какова структура этой цены? Сколько берёт себе розница, сколько акциз, сколько бутылка стоит? Примерно?

 

Рустам: Ну, сразу берём 18 процентов это НДС, потом акциз, пол литра бутылки это 10 рублей. Солод, хмель ингредиенты — это где-то рублей 40-50, транспортные издержки, это электроэнергии много забирает, ну в зависимости от типа оборудования, кто как варит, как происходит нагрев, по-разному себестоимость, именно электроэнергии сколько. Но по сути процесс производства пива, вначале мы пиво нагреваем, кипятим его, потом охлаждаем, и везде нужна электроэнергия, сначала чтобы нагреть, потом охладить.

 

Олег: Хорошо. А прибыль то где? Если мы знаем, что розница накручивает процентов 70, а то и 100, значит, в розницу пивовар отдаёт условно под 100 рублей. Если там 40-50 рублей хмель солод дрожжи, электроэнергия, потом…

 

Рустам: Ну, прибыли здесь большой нет реально, особенно если маленькие пивоварни, то скорее всего если смотреть прибыль, она будет там смешная, копейки реально. Тем более особенно после того как подскочил курс доллара, евро, всё сырьё идет в евро и долларах, соответственно, себестоимость резко выросла 2 года назад.

 

Олег: Желаю огромных успехов, и чтобы все вот эти площади эффективно использовались и приносили людям радость, а тебе прибыль!

 

Рустам: Спасибо.

Олег: Давай, пока!

 

 

Олег: Всем привет! Я пришёл к Денису Алексееву, в Нижнем Новгороде в бар «Шустрый Шмэль», и вот этот вот подвал, в котором мы находимся, открыт буквально….

Денис: Вчера!

Олег: Вчера. А вообще бар находится наверху, он такой гораздо меньше?

Денис: У нас есть небольшое разделение. Первое, что мы открыли, это микропаб. Немножко это английское название, единственное, что в Англии в основном в микропабах стоят кеги с дображиванием. Мы поставили обыкновенные кеги, но размер помещения в 20 квадратных метров и стойка 7,5 метров, вот мы выбрали такое название, микропаб. Спустя год мы сняли подвал 100 метров, который находится как раз под нами, и решили сделать формат брассерии: это пивное заведение с лёгкими пивными закусками. Необязательно, что это бельгийское или французское пиво. Мы считаем, что тот крафт, который производится в России и та закуска, которую мы подаём, как раз подойдут под это определение. Открылись вчера, 40 квадратных метров под посадку, большой пул рум, 22 крана в холодильнике и на розлив, соответственно. На следующей неделе завезём бутылочку, тоже где-то сортов 300, так что будет очень здорово. 300 сортов это для бутылки не так много. Каждая пивоварня может выделить где-то до 20 сортов; если поделить, то не так много, не такое большое количество пивоварен. Единственное, что мы пробуем разделить сейчас, верхний этаж это будет больше импортное пиво, в том числе бельгийское, нижний этаж мы пока оставляем под Россию. То есть, пиво малых российских пивоварен.

 

Олег: Денис, расскажи, как ты дошёл до того, что открыл уже третье, да, заведение?

 

Денис: Четвёртое.

 

Олег: Четвёртое в Нижнем Новгороде. И всё связано с крафтовым пивом?

 

Денис: Так случилось, что в определённый момент потерял работу, устроиться на новую высокую должность не получилось, и я понял, что уже возраст, есть ещё возможность успеть в поезд сесть как предприниматель, который зарабатывает деньги своим трудом и наёмных сотрудников. И стал искать определённый путь, где с минимальным вложением средств можно начать бизнес и своим трудом развить его до определённого бизнеса. Рассматривал и сельское хозяйство, и животноводство. Но, посчитав, понял, что примерно такая вещь, как пивоварение, могло принести гораздо большие деньги и это мне нравилось. И, по крайней мере, это можно было сделать дома, не покупая никакую животноводческую ферму. Заказал через интернет набор для пивоварения, это пиво, солод, хмель, дрожжи, и потом уже стал варить его дома, продавать друзьям. Познакомился с другими людьми из регионов, кто уже варил пиво, даже открыл свои пивоварни, свои пабы, и после этого они помогли мне открыть заведение, став моими поставщиками партнёрами. Первое заведение в Нижнем Новгороде мы открыли в 2013 году, это было первое крафтовое заведение. Насколько мне известно, в Москве в то время не было ни одного заведения, в Подмосковье были, в самой Москве не было. И тем самым мы стали продвигать культуру хорошего пива, российского. Год прошёл, по определённым причинам проект мы закрыли, но открыли новый, на центральной улице нашего города, это такой Московский Арбат, большая Парковская улица, это заведение уже было больше похоже на ресторан с крафтовым пивом, была достаточно высокая кухня. Заведение до сих пор работает, интересуют гостей города, нижегородцев в том числе. Но вложив очень большое количество денег, мы поняли, что возврат этих денег достаточно длинный. И следующий проект, который родился, это микропабы. Когда на площади до 50 квадратных метров открывается магазин-бар, где можно и посидеть, выпить пива, взять пиво с собой, тем самым исключается очень большие издержки на персонал и аренда. И в течение всего года можно выдерживать хорошую маржинальность, без больших провалов. И вот в 15 году открыли микробаб «Шустрый Шмэль», год показал то что действительно деньги возвращаются достаточно быстро, вложения у нас составили порядка полумиллиона рублей всего. Но исходя из того, что опыт вложений уже был, мы знали, что нам необходимо, где мы можем сэкономить, или где мы можем взять товар в кредит, и тем самым мы вошли с маленькими деньгами, очень быстро их отбили. И сейчас деньги вложили уже в брассерию «Шустрый Шмэль». Это помещение 100 квадратных метров, вложений так же полмиллиона, но здесь уже была сделана вентиляция, здесь была кухня и все коммуникации.

Вот мы находимся в холодильнике, где находятся и стоят 22 кега подключённых, плюс есть небольшой запас пива, если вдруг какое-то заканчивается. Пиво всегда находится в ротации, есть свой промывочный комплекс, когда мы кег отключаем и промываем сразу же краном. Пиво подаётся при температуре где-то 5 градусов.

 

Олег: Это доска?

 

Денис: Да, у нас сделано в виде сот пчелиных, тем самых обыгрываем немножко название нашего заведения. Каждый сорт, если заканчивается, можем стереть и написать новый.

Небольшое дополнение, почему мы назвали своё заведение Шустрый Шмэль: я заканчивал лингвистический университет, и очень люблю американизмы, когда несколько слов объединяются в одно и появляются новый смысл у слова. Если мы, многие из вас знают, что по-английски пчела это bee, а пиво это beer, добавляется всего лишь одна буква, и очень много пивоварен и шуток на эту тему обыгрывается в американском языке. Мы взяли не пчелу, мы взяли шмеля, по-английски это bumblebee, а если мы добавим буковку r, то получается bumblebeer. По-русски это можно перевести не как шмЕль, а как Шмэль. То есть, шмель пивной, то есть элевый. Поэтому у нас появилась буква «Э», которая показывает нам, что мы занимаемся тем, что продаём в основном эли. Это перевод, калька-перевод с английского языка.

 

Олег: Денис, дай, пожалуйста, 3 совета начинающим предпринимателям, в частности в области пива и не только?

 

Денис: Совет наверно… их будет несколько. Если вы находитесь в Москве, это одни советы, если за МКАДом, это немножко другие. В Москве очень большое количество заведений, которые занимаются пивом, в том числе российским крафтовым. Но если вы решите открыться и работать сами, а не просто инвестировать в кого-то эти деньги, то скорее всего у вас это получится. Если вы откроете маленькое заведение будете работать сами, работать с теми гостями, которые к вам приходят, показывать свою увлечённость в этом деле, то люди будут приходить именно к вам, и не важно, что вы будете продавать, импортное пиво, российское крафтовое и т.д.

Крафт — это просто сейчас модно, поэтому есть возможность на этом немножко заработать, подняться. Но в нашем бизнесе, мы сейчас разделяем, что в микропаб мы ставим больше импортного пива, даже известного, а в брассерию мы ставим российский крафт. Таким самым разделяем клиентские потоки. Это помещение 20 квадратных метров стойка 7,5 метров. Сложно вам сейчас показать, но эта длинная стоечка, за которую набирается где-то 12 человек. Ну 13 мы считаем. Поэтому у нас 13 кранов 13 посадок и адрес Алексеевская 13.

 

Олег: И фамилия у тебя Алексеев?

 

Денис: Да. Мы выбрали стандарт сейчас более дорогого пива, импортного, это заведение микропаб, ещё раз подчёркиваю. Такие заведения есть в Англии, только пока в Англии. Порой бывает, что здесь набивается и больше 20ти человек, стоят вторым рядом как в трамвае. Здесь есть возможность поговорить и с барменом, пообщаться, посидеть как в баре, небольшой компанией 2-3 человека. Это свой контингент, свой клиент.

 

Олег: Денис, скажи пожалуйста, какие вообще планы, когда будет федеральная сеть Шустрый Шмэль из 2 тысяч заведений открытых?

 

Денис: Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, все знают эту поговорку, поэтому и мы тоже готовимся к тому, чтобы подготовить франшизный проект, но поработав год в маленьком микропабе, мы поняли, что просто пиво тиражировать невозможно. Сейчас есть возможность у каждого взять пиво на всех микро пивоварнях, или маленьких пивоварнях России, и мы не будем являться каким-то эксклюзивным проектом. Поэтому сейчас мы отрабатываем возможность тиражировать брассерию, чтобы была определённая кухня. Тем самым будем защищены договором франчайзи и давать людям именно хороший продукт, учётный и продукт, который можно продавать, на котором можно зарабатывать. Сейчас мы открываем в год по одному заведению, может быть это не так много, но это не так мало. И я думаю, что в течение 2 лет мы отработаем хорошее предложение, с которым выйдем на какие-то ближайшие регионы.

 

Олег: Удачи, Денис.

 

Денис: Благодарю, всех благ. Пока!

 

Олег: Друзья, я сегодня приехал впервые наша программа в автотехцентре. Автотехцентр называется «Афтосервис», и меня встречает сегодня Фёдор Науменко и Татьяна Науменко.

Татьяна: Он мой муж.

Олег: Это предприниматели, да?

Фёдор: С большой буквы

Татьяна: «П»

Олег: У которых, вот собственно, вот этот автосервис уже какой?

Фёдор: По счёту?

 

Татьяна: Четвёртый.

 

Олег: Четвёртый, а те были в других местах, и теперь единый здесь, да?

 

Татьяна: Ну, он на самом деле пока один, у нас есть ещё место на примете для того чтобы открыть второй, но этот да, это основной тех.центр.

 

Фёдор: Основной, но с каждым разом мы становимся всё больше и больше, расширяемся.

 

Олег: И здесь сколько метров?

 

Фёдор: 1600 квадратных метров

 

Татьяна: 1700 квадратных метров

 

Фёдор: Могу ошибаться.

 

Олег: А сколько проходит машин в неделю или месяц, как считаете?

 

Татьяна: Смотри, на самом деле, по заказ нарядам если рассчитать, ровно так же как в любом ритейле есть средний чек, есть непосредственно количество заказ нарядов, в день проходит, зависит от дня. Безусловно, проходит от 10 до 50 заказ нарядов, и это и сезонность имеется в виду, и какое непосредственно время года, всё это влияет.

Здесь у нас находится слесарный цех. Здесь у нас стоят основное количество подъёмников и ям. На ямах можно делать тяжёлые машины и машины, которые реально требуют именно стояния на колёсах. На них очень удобно делать ТО, потому что масло сливается ровно туда, куда оно должно сливаться и не торчит снаружи для того, чтобы убирать. Здесь получается, 12 подъёмников, здесь и ещё у нас для тяжёлых машин подъёмники прямо около въезда, там ещё 4 подъёмника. На самом деле там по меркам, ну в том числе Москвы, это считается в общем и целом большой автотехцентр. Мы не являемся официальными дилерами, и мы не делаем машины, которые находятся на гарантии, мы занимаемся автомобилями, которые сошли гарантии, и для них мы делаем абсолютно всё. У нас мультибренд, мы стараемся делать на марке, потому что с ними всё-таки проще, видимо иностранное автомобилестроение, оно видимо как-то дальше пошло в техническом плане.

 

Олег: Ну, судя по тому, что ты пишешь в Фейсбуке, у вас какие-то больше скидки, вот это всё?

 

Татьяна: У нас есть большие скидки, безусловно.

 

Олег: Это временно? В связи с открытием?

 

Татьяна: Это и временно. На данный момент очень большая скидка на комплексную диагностику – 78%. Мы специально её действительно сделали для соседей этого района. Это имеется в виду Аэропорт, Сокол, Динамо, Хорошовка, Беговая, Полежаевская, Октябрьское поле, для вот этих всех людей, которые здесь живут, работают и в любом случае как-то удобно, мы сейчас делаем комплексную диагностику, которая включает в себя абсолютно всё 78%.

 

Олег: Это всё здесь было, да?

 

Татьяна: Это и было, и мы поставили, что-то докупили, что-то заново установили. То есть оборудование, которое в любом случае нужно. То есть, мы до сих пор вкладываем, вчера был очередной транш, мы провели вот эту вот вытяжку, мы её закончили, вот она идёт сквозь вот всё это помещение. Здесь зона подготовки, а вот туда ещё недостроенный, несобранный стапель станет и есть ещё у нас будет, мы рассчитываем, что у нас будет ещё такая услуга, как аэрография. То есть, это такая индивидуализация автомобиля. И мы сейчас начали заниматься локальной покраской, исправлением и удалением царапин без покраски и дитейлинг. Дитейлинг это такое слово, иностранное. На самом деле это уход за автомобилем. Поэтому кузовной ремонт здесь есть, вот этот цех он порядка 400 метров, ну это тоже достаточно большой цех считается кузовной. Здесь у нас моторный цех и цех электрики. А здесь соответственно будет главный вход, через который люди будут заходить и сдавать свои автомобили. Вот как-то так. Пока это выглядит так.

 

Олег: А что самое важное вот для клиента?

 

Татьяна: Самое важное для клиента, ну, на мой взгляд, это чтобы было комфортно, Олег, нет? Не знаю, ты меня вынуждаешь. Нет, ну в том числе туалет — это важно, то есть, красиво сходить в туалет, с музыкой – это важно. У нас можно попить кофе, что-то скушать. Вот Фёдор большой специалист в том что можно скушать. По нему это видно.

 

Фёдор: Но мы хорошие!

 

Татьяна: Да, вот наша задача на самом деле, мы стараемся сделать таким образом, чтобы клиент действительно был доволен. Потому что ну не просто слова, потому что довольный клиент — это есть, я не знаю, карма, аура, вот какие-то приятные, вот лично для меня приятно, когда клиент очень доволен. Поэтому в общем и целом, несмотря на то, что очень большой тех центр, мы всегда доступны, либо я либо Фёдор находимся здесь и всегда можем и хотим разговаривать с нашими клиентами. Поэтому всегда можно подойти, мы есть в фейсбуке, мы есть в контакте, мы есть на сайте. У нас всегда доступны телефоны, мы всегда можем разговаривать

 

Олег: Слушай. Ну так понимаю, для автосервиса это довольно редко, потому что обычно шифруются.

 

Татьяна: Да, мы очень открытая компания.

 

Олег: Таня, ты же, когда мы с тобой общались раньше, ты работала маркетологом, да, в компаниях разных?

 

Татьяна: Да.

 

Олег: И как? Вот переход от менеджмента к собственному делу?

 

Татьяна: В общем и целом, довольно легко. Потому что, во-первых, мы начали с мужем бизнес тогда, когда мы оба работали ещё. Он тоже работал в автомобильной сфере, и почему легко, потому что как раз концепция, которая ориентирована на клиента, маркетинг — это же не только, я извиняюсь, втюхивание товара или услуги, это непосредственно доставление, удовлетворение

 

Фёдор: Не только ценный мех, но и 2-3 кг полезного диетического мяса!

 

Татьяна: Да, то есть маркетинг это реально работа для клиента. Автосервис это просто близко нам.

 

Олег: Фёдор, скажи, пожалуйста, вот ты был менеджером, сейчас стал собственником, ты чувствуешь принципиальную разницу?

 

Фёдор: Стало если честно трудней, но задор в глазах всё такой же, секундочку, я ещё не до конца ушёл из этой профессии менеджера.

 

Татьяна: В общем и целом, переход был лёгкий. Правда, потому что, во-первых, это начинается одновременно, мы начали с автосервиса, который был 80 квадратных метров, там было 2 подъёмника и шиномонтажное оборудование, всё. Там не было отопления.

 

Олег: Когда у сети будет выручка миллиард рублей?     

 

Фёдор: Это кого ж надо ограбить? Ну не знаю, как только получим хорошую наводку. Планируем, что в ближайшем будущем, ближайшее время. Пойду, там до миллиарда не хватает немножко.

 

Олег: Таня, дай, пожалуйста, 3 совета начинающим предпринимателям, которые что-то делают в офлайне, как и вы с Фёдором?

 

На самом деле легко. Самый первый совет, это блин, ввязывайтесь в драку. Прям стопудняк. Нужно, не важно до конца вы что-то понимаете, не до конца – просто делайте. Потому что наша страна, она очень много мешает предпринимателю, и часто, и всей бюрократией мешает, но она и много даёт, то есть возможностей, которые дают заработать. Второй совет, старайтесь с самого начала всё сделать так, чтобы потом не переделывать. Потому что переделки — это всегда силы, время и деньги, которых у нашего предпринимателя, российского, как правило нет. Занимайтесь, это 3 совет, любите клиента, занимайтесь клиентом. Потому что клиент, это тот человек, который кормит вас, платит зарплату вашим сотрудникам, это человек, которого просто надо любить. Как мы! Мы его любим, приезжайте! Правда, находите общий язык, разговаривайте с ним, любите клиента вашего. Наверно такие советы, потому что ну больше ничего в нашем мире нет, всё остальное стандарт: маркетинг, реклама, бухгалтерия, финансы. Всё стандартно, никакой бизнес не отличается друг от друга от какого-то другого. Мой бизнес ничем не отличается от бизнеса изготовления, там, шоколада или по варению пива. Только продукт, всё остальное тоже самое.

 

Олег: Ясно, интересно Таня. Давай, удачи тебе, чтобы был рост.

 

Татьяна: Покупай машину, Олег!

 

Олег: У нас сейчас шер экономии, я пользуюсь Яндекс такси и счастлив как слон.

 

Татьяна: Я тоже пользуюсь Яндекс такси, но я счастлива как слон, когда у меня под жопой свой автомобиль.

 

Олег: А я наоборот не люблю, я когда еду куда-то, я люблю читать, всё это.

 

Татьяна: Это да. А я когда еду, люблю думать.

 

Олег: Понятно. Ну давай, удачи тебе. Пока.

 

Татьяна: Спасибо большое, пока.

 

Олег: Всем привет друзья, сегодня пришёл к Александру Крупецкову, который основал сеть сырных магазинов «Сырный Сомелье» Это уже какой магазин по счёту?

 

Александр: Это второй не такая большая сеть. Но по факту уже пятый. То есть, было 2, закрывали-открывали, закрывали-открывали, всего 5 магазинов было.

 

Олег: Понятно. Почему закрывал?

 

Александр: Закрывал, очень много разных причин, где-то арендодатель открывал на месте нашего магазина, год он проработал, арендодатель открыл свою сырную лавку, прогорел, но по факту нас оттуда выгнал. Но одновременно было два магазина, то есть, больше двух не было. Было переезды постоянные, первый магазин вообще в ужасном месте открылся, пришлось переехать.

 

Олег: Я видел в своё время около этого, Сити.

 

Александр: Да, Москва Сити, там как раз очень классные были отношения с арендодателем. Потом сменился собственник, который выставил аренду ровно в 3 раза больше, чем была договорённость. Честно, я такую аренду не смог потянуть. Но не я один, там съехало процентов 70 всех, кто были у этого арендодателя.

 

Олег: Добрый дядя оказался.

 

Александр: Добрый дядя, да.

 

Олег: Тут у тебя всё, что касается сыров. Я так понимаю, что швейцарский и российский доминируют, судя по флажкам?

 

Александр: Да-да-да.

 

Олег: Потому что швейцарский у нас не под санкциями, а российский у нас уже научились делать вкусный сыр.

 

Александр: Здесь да, причина такова, что первоначально я строил свой бизнес, хотел строить именно на иностранных сырах, потому что 2 года назад никто не знал ничего хорошего и не думал ничего хорошего о российском сыре. Но сейчас под санкциями ситуация кардинально поменялась, сейчас у нас примерно 50% это Швейцария, это в основном твёрдые сыры, потому что в России пока не делают твёрдых сыров. Таких хороших твёрдых сыров, потому что выдерживать сыр 6, 9, 12 месяцев это пока никому не выгодно, это просто замораживание денег, никто не хочет в это вкладывать, пока. А вот зато в России делают классные свежие сыры и классные сыры с белой плесенью. Именно поэтому примерно 40-45% ассортимента это российские сыры, фермерские сыры. Это небольшие хозяйства, которые не могут себе позволить больших объёмов, но, тем не менее, делают классные сыры. Кто-то варит у себя на кухне, кто-то варит, построил небольшую сыроварню возле своего участка и варит там. Это совсем маленькие объёмы. Но сыры классные благодаря тому, что взял руками, сделал, нет объёмов, но сыры крутые.

Год назад люди к российскому сыру, российским камамберам относились так посредственно, говоря: ну что вы нам предлагаете? Предложите нам нормальный сыр, а не вот этот российский камамбер, где это вообще видано, кто их делает, о чём речь. Сейчас всё поменялось, сейчас идёт мода на российский сыр, большинство готовы экспериментировать.

 

Олег: Какую месячную стоимость аренды выдерживает?

 

Александр: От 10% оборота, то есть примерно платим около 50 тысяч за каждый магазин

 

Олег: То есть, больше уже сложно, да?

 

Александр: Всё зависит, конечно, если оборот будет расти, для меня вот предельная точка, чтобы было 10% оборота это аренда.

 

Олег: Ну, в Москве же много богатых людей? По идее должны покупать, швейцарские сыры стоят 3500, да? 4000 тысячи рублей.

 

Александр: А я расскажу, на самом деле, у нас не только не приезжают сюда люди на Майбахах и Порш Койенах.

 

Олег: А откуда ты знаешь, может у них в углу Майбах стоит?

 

Александр: Нет, на самом деле, магазин около метро, люди ездят на метро.

 

Олег: Тут ещё один тренд находится, дорогое крафтовое пиво.

 

Александр: На самом деле соседство сыра и пива, соседство сыра и вина, оно даёт бонусы, как и для пива, так и для сыра. Именно поэтому мы в принципе находимся в центре, но здесь не такая безумная аренда, потому что мы соседствуем с ребятами, которые занимаются пивом, у них тоже подход такой классный в плане, что интересное пиво

 

Олег: Ну, в основном всё-таки иностранное, да?

 

Мужчина: Нет, не только. Есть Россия, его не так много, потому что мы первое, что у нас легальность, то есть мы работаем только с пивоварнями, которые имеют документы, сертификаты на пиво и плюс те, которые имеют стабильное качество. Мы так же как Александр отбираем сыры, мы не спешим, не гонимся за новизной. Не берём всё подряд, что появляется на рынке. Я понимаю, что это всё равно продаться, новинки привлекают людей. Но мы всё-таки за стабильность, чтобы вкус не ушёл, не пропал с рынка, и человек если ему понравилось, мог бы пить постоянно. Потому что крафтовики очень часто что-то новое сварили, кому-то понравилось, но они потом передумали, не продались, начали что-то другое, переключились. И соответственно человек попробовал, заинтересовался, но больше этого купить не может. Мы всё-таки за то, чтобы человек мог каждый день возвращаться к своему любимому пиву, любимому сыру.

 

Олег: А бренд-то какой у вас?

 

Мужчина: У нас бренд «Бирофилия», есть такой логотипчик, ключик, который означает такой небольшой вход в мир пива, наверное, как мы себе это видим, такой в форме открывашки. Мы делаем такие вот коробки вместе с Александром, назначили запуск на четверг по идее. Сюда будет входить…

 

Олег: То есть у вас синергия да?

 

Мужчина: Да да.

 

Олег: А случайно у вас это получилось?

 

Мужчина: На самом деле как получилось, я поучаствовал в конкурсе Александра, описав сыры и пиво, и Александр мне написал и предложил как-то повзаимодействовать. А у меня как раз готовился вот этот проект с коробками. Но дистанционная торговля алкогольными напитками запрещена, то есть, ты не можешь доставлять алкоголь. Соответственно для того, чтобы делать этот проект, так как Александр не занимался пивом, мне нужен был физический магазин. И с тех пор мы начали искать совместно помещение, чтобы разместиться в одном помещении и запустить этот проект, ну это уже как бы, дополнилось физическим магазином, поэтому вот проект, который надеюсь будет запущен в ближайший четверг.

 

Олег: Александр, а скажи, как ты пришёл к этой идее торговать сыром?

 

Александр: Для меня на самом деле это тоже был такой сильный шифтинг, потому что я долго работал программистом, и мне хотелось своё дело. То есть, я с ребятами своими знакомыми, с друзьями начинал какие-то микро-бизнесы. Торговать чем-то через интернет, ещё что-то какие-то такие вещи пытался сделать. Но настал момент, когда мне просто захотелось что-то своё. И вот сырная лавка это то, что я считаю не хватало. Я поездил по Европе и увидел, что много где есть сырные лавки, они везде востребованы, а почему в России, в частности Москва такой большой город, обделён, для меня это было загадкой, и собственно я решил, что вот не буду покупать новую машину, а вложусь в такой проект.

 

Олег: Я думаю, что у тебя сейчас основной конкурент, это Азбука вкуса по количеству?

 

Александр: На самом деле «Азбука вкуса» это не конкурент мне, потому что я раньше, когда открывал магазины, боялся, что вот Азбука рядом, все люди перебегут, да и вообще не заметят. А по факту это очень хороший трафик, который генерирует Азбука, на него очень классно садиться, где-то рядом с ними, потому что выбор у нас интереснее, чем в Азбуке. И те люди, которые ходят в Азбуку, конечно, интересны нам как публика, для меня Азбука — это как поток трафика. Я не вижу в ней конкурента, я вижу в ней: вот Азбука рядом и это очень классно.

 

Олег: Александр, а сколько нужно вот средств вложить, чтобы открыть такую точку? Понятно, что если 50 тысяч это аренда, а сколько стоит вот капитальные расходы?

 

Александр: 50 тысяч — это значит, что ещё надо за первый и последний месяц заплатить, поэтому это в 2 раза больше. Здесь примерно нужно около миллиона рублей. И за эти деньги вы получите оборудование, ремонт, и получите какой-то ассортимент сыров, которым можно будет торговать на первое время. Примерно оборотных средств нужно на 300-350 тысяч. Сырный Сомелье я пробовал открывать под разными, у нас был магазин где было написано просто «Сыр». И туда заходило намного больше людей, но вот именно тех людей, трафик стал больше, но покупок стало меньше. Потому что люди видели там, заходили, думали, что просто сыр, такая простая вывеска ни о чём не говорящая, заходили и видели, что дорого, и дальше их ничего не интересовало. А вот «Сырный Сомелье» здесь заходят люди эстеты, поэтому здесь правильный трафик.

 

Олег: А есть такой момент, что сыр, допустим, портится?

 

Александр: На самом деле конечно, сыр — это живой продукт, и с ним много рисков, с тем, что он быстро, это скоропорт. Даже многие транспортные компании не берутся его возить, потому что это скоропорт. У нас на самом деле в самом начале, когда я открывался, были большие списания сырные. А сейчас они довольно маленькие и примерно мы прекрасно представляем, сколько сыра у нас продастся, сколько останется. Но у нас каждый месяц, у нас заложено 10%, что они будут списаны, не знаю, испорченные, пройдёт срок годности, покроется плесенью – те вещи, которые мы закладываем на то, что эти 10 процентов не будут проданы.

 

Олег: А вином можно торговать вместе с пивом?

 

Мужчина: Можно, если получить лицензию. То есть, если смотреть на законодательство, то на торговлю пивом не нужно получать никакие лицензии, только должен зарегистрироваться как предприниматель, который собирается торговать пивом и получить сертификат. В случае с вином ты не можешь быть по форме ИП ты должен быть ООО, у тебя должен быть как минимум основной капитал миллион, и ты должен получить лицензию, за которую должен заплатить. Ну это распространяется на всё кроме пива: вино, крепкие алкогольные и т.д. Без лицензии ты можешь торговать Сидором, пивом и медовухой.

 

Олег: Александр, и какие планы?

 

Александр: У меня на самом деле есть 2 глобальных стратегии: во-первых, я наверно думаю о том, что Москва наверно сможет съесть около 10 магазинов, в принципе. И я думаю о том, что это рано или поздно нужно сделать. Но скорее рано, чем поздно, потому что найти инвестиции, вот под которые у тебя 2 рабочих магазина, в принципе не сложно, поэтому у меня есть уже несколько предложений, но я для себя ещё не решил, что мне оно, нужно ли делиться с кем-то, потому что я сейчас единственный владелец, а так нужно будет что-то придумывать и делать. Но в целом, я конечно вижу, что у нас очень активно растёт продажа через интернет, в разы, в частности подарочные корзины, люди активно берут сыр в принципе. Я вижу, что за интернетом будущее и сайт будем очень активно развивать. В целом, у меня ещё есть глобальная мечта, я хочу провести свой конкурс сыров, чтобы вот Сырный Сомелье стал то место, которое могло бы давать экспертную оценку. Потому что очень, мы вот дегустируем очень много сыра и хочется провести всё что во Франции, Италии, Испании – везде есть конкурсы, а в России нет, и я очень надеюсь, что мы успеем сделать в начале следующего года. Потому что сейчас декабрь, совершенно не до этого, в декабре у всех хорошее, практически в декабре у всех хорошие продажи, поэтому сейчас надо сосредоточиться именно на этом.

 

Олег: Ну, удачи! Больших успехов в реализации этих планов.

 

Александр: Спасибо!

 

 

 

 

Олег: Здравствуйте. Сегодня я приехал в гости к предпринимателю Роману Макарову, который соосновал группу компаний Универ Клаб.

 

Роман: Всё верно, добрый день.

 

Олег: То есть Роман, первая компания была компания, которая делает вот эти вот толстовки, да?

 

Роман: Да. У нас история такая, что я учился в городе Новосибирск, и в Новосибирске мы занимались производством университетских толстовок. Переехал в Москву в магистратуру Высшей школы экономики и познакомился со своим конкурентом, и впоследствии мы объединились.

 

Олег: А сколько всего проектов, так если?

 

Роман: Успешных и работающих проекта у нас 4, совместных. Первый – это производство одежды и нанесение любых типов. Второе это производство фестивальных красок, может быть, вы видели разукрашенных людей летом, либо подобные тематические фестивали, либо красочные забеги? По большей части это продукт нашего производства, который находится недалеко от Москвы. Третье, это самая быстрая доставка еды в Москве, проект «Голод»: мы доставляем еду, точнее бизнес ланчи за 10-15 минут в пределах Садового Кольца, от момента заказа до вашего получения.

 

Олег: А заявлено же 8?

 

Роман: Стремимся к 8, в реальности сейчас среднее время 12. А четвёртое, у нас есть небольшой пул в управлении недвижимостью в Майами, мы взяли уже 10 апартаментов на долгосрочную, у собственников, и пересдаём их в короткую. Бизнес довольно простой, но наше экспериментальное направление, скажем так.

 

Олег: Почему в Майами?

 

Роман: Ну, так исторически получилось, где-то случайно, где-то не очень случайно это было, начали это в прошлом году. В целом экономическая ситуация в России со слабым рублём толкает нас так или иначе в сторону экспортной выручки. И в частности мы продаём краску нашу фестивальную на американский рынок, в небольших количествах. И нам нужно было когда-то жильё, и вот жильё в штатах довольно дорогое: поняли, что есть большая разница между снятием на долгосрочный срок, если вы живёте где-нибудь в отелях или апартаментах в короткую. Поэтому такой бизнес.

 

Олег: Ну, в 2 раза, я так понимаю, разница примерно? Если сравнивать цены AirBNB на 2-3 дня и месячные цены в городах?

 

Роман: В целом если по городу – в 2-2,5 раза. Тут зависит от вашей способности, да, заполнять эти апартаменты на более короткий срок. Иногда нам получается сделать в самый хороший месяц до 4 концов по месяцу, но это конечно в самый-самый пик.

 

Олег: Здорово. Такой многопрофильный холдинг.

 

Роман: Знаете, как мы так гордо называемся холдингом, правильнее было бы не знаю, назвать себя кавортингом, нас, конечно, шатает из стороны в сторону, мы пробуем, ищем себя, но вот получилось так как получилось.

 

Олег: То есть, у всех этих направлений одинаковые совладельцы, да?

 

Роман: Да. Мы одна команда.

 

Олег: То есть, это кто ещё?

 

Роман: Нас 4 человека, я, Алексей Овчинников, Валерия Макарова и Анна Потапова. Мы выступаем единым фронтом, кто-то из нас закрывает одел продаж, кто-то производственный.

 

Олег: Перед нами лежат фестивальные краски. Это тоже какое-то новое направление, да, в России, получается?

 

Роман: На самом деле нет, мы занимаемся производством фестивальных красок с 2013 года.

 

Олег: Ну, новое я имею в виду в масштабах десятилетия.

 

Роман: Ну да. Довольно трендовая стори, праздник холи, он свои корни берёт в Индии, но в современном формате, в каком он проходит, в сотне как минимум городов в Европе и штатах.

 

Олег: То есть, всё в этих красках к вечеру оказывается.

 

Роман: Два основных формата, первый это в формате музыкального фестиваля, играет музыка, приглашаются знаменитые, не знаменитые ди-джеи, исполнители, и в процессе как наподобие пенной дискотеки участники подбрасывают краски и получаются яркие, красивые облака дыма. А второй формат больше распространён в штатах, к нам тоже потихонечку перетекает. Формат, когда есть дистанция, условно 5 километров, человек бежит и в определённых мессах его обкидывают краской, на финише он весь в красках, красивый, в разных цветах.

 

Олег: Сколько туда было вложено, в такое производство?

 

Роман: Сколько было вложено, сложно сказать. Понимаете, какая вещь, мы увидели в какой-то момент в 2013 году, что этот товар востребованный, и начали вот практически с таза с небольшого собирать это производство. И каждый год соответственно мы его реинновировали, то есть, по сути, решили, не знаю, задачу ручного перевода, то есть из ручного производства в автоматический. По моим оценкам сложно сказать точно, но в районе 10 миллионов мы в итоге за это время вложили в оборудование, в какие-то неудачные тесты, технологию и т.д. Потому что продукт сам по себе, нет универсального оборудования, который производит фестивальную краску. Это комбинация между строительным оборудованием, косметическим оборудованием, пищевым оборудованием, фасовочным оборудованием. И мы вначале не знали, как надо строить, и совершили кучу ошибок и тестов. Но в реальности получилось то, что получилось сейчас. Вот это в целом вот такой пакетик.

 

Олег: Сколько стоит пакетик?

 

Роман: В розницу он стоит 100 рублей, на фестивалях, как правило, организаторы продают по 150 рублей за пакет.

 

Олег: А где химия берётся для него?

 

Роман: Вообще здесь химии мало, это пищевой продукт, хоть он сертифицирован как косметическая пудра, в реальности его можно есть, хотя мы не рекомендуем по той простой причине, что мы не выдерживаем все пищевые нормы. Основа – злаки и пищевые красители. Плюс консерванты, осушители.

Смотрите, мы производим только толстовки. Футболки в России шить не выгодно, то есть стоимость готовый футболки узбекского качества в России ниже, чем стоимость материала. Соответственно, футболки, поло, кепки, прочую другую сувенирную продукцию мы покупаем на оптовом рынке, у производителей узбекских, либо турецких. Что касается толстовок, то это толстовки их турецкого материала, и здесь производство у нас полностью можно делать в Москве. То есть, мы закупаем ткань.

 

Олег: Так, а прямо это насколько автоматизированный процесс?

 

Роман: Что вы имеете в виду под автоматизированным?

 

Олег: Ну, толстовку сделать из ткани?

 

Роман: Смотрите, у нас есть лекала, есть контрактное производство по Москве. То есть, которое условно на 80% мы снабжаем заказами. Примерно по нашим оценкам примерно 80-85% выручки мы в этом производстве делаем. То есть, она в целом заточена под нас. Мы поставляем ткань, лекала уже все отработаны, размерная сетка от 6ХS то есть маленького ребёнка до 6XL, 18 цветов и вот вы видите сейчас примерно 10 тысяч единиц готового продукта.

 

Олег: Это без нанесения ещё?

 

Роман: Да

 

Олег: А нанесение быстро делается? На автомате?

 

Роман: У нас нанесение всех типов, то есть это и плёнкой, это и термоперенос, это и шелкуха, это и вышивка. В целом вот болванки готовы, и они соответственно уже на них наносятся изображение в зависимости от технического задания заказчика.

Вот с этого мы собственно начинали. То есть, основные университеты, не важно какого региона, Москвы или Новосибирска, либо вообще любого региона, то есть, готовятся сначала трафареты, заранее откатываются. После того как клиент приходит и называет свой вуз конкретный, мы знаем соответственно, что такой конкретный вуз пользуется популярностью, заказываем заранее, откатываем их. Всё что там надо сделать, это нанести изображение.

 

Олег: А это всё уже трафареты?

 

Роман: Да, это готовые трафареты, к слову сказать, что этот хайп по популярности принтов с университетами закончился, он как-то вышел на определённый уровень и дальше не идёт ни вверх, ни вниз, поэтому вынуждены были перепрофилировать. И соответственно сейчас основной канал, это корпоративный сегмент, то есть, компании, которым нужна одежда со своей символикой.

 

Олег: А сколько единиц одежды продаётся?

 

Роман: Единиц одежды в месяц, всё зависит, скажем так, от месяца, сезон, толстовочный сезон, он длится с сентября по нашим оценкам до марта, пока холодно, в Москве, в России. В хорошие месяцы мы продаём по 6-8 тысяч толстовок в месяц.

 

Олег: Роман, какое из 4 направлений будет развиваться в ближайшее время?

 

Роман: Я думаю, сейчас мы активно ставим ставки на «Голод», доставку еды. В целом мы видим, если говорить про темпы роста, в целом по всем бизнесам так или иначе в объёмах, мы от года к году растём, с низкой базой, как говорится, почему бы не расти. В ближайшие пару лет мы точно знаем, что каждое наше бизнес направление будет точно расти от 20% и выше как минимум. Повторюсь просто, база низкая, это довольно несложно сделать.

 

Олег: Желаю, чтобы то всё исполнилось. Удачи!

 

Роман: Спасибо.

 

Олег: Пока.

 

 

Олег: Здравствуйте уважаемые зрители. Сегодня я пришёл в относительно новый крафтовый бар HopHead, который организовали Константин и Евгений Жебенёвы, братья. Родные братья?

 

Константин: Да.

 

Олег: Что-то не сильно похожи.

 

(смеются) Есть такое.

 

Олег: Такое большое заведение, не страшно было открывать в такой кризисной ситуации?

 

Константин: Страшно. На самом деле заведение не такое молодое и ему уже 2 года. И это не первое наше заведение, а второе. То есть, у нас уже был определённый опыт, поэтому было не страшно. Мы, тем более 2 года назад не было такого кризиса. И как раз 2 года к сегодняшней дате, 2 года назад он начался. Когда мы начинали, было совершенно нормально

 

Евгений: Успели заскочить как раз в этот кризис

 

Константин: Первый крафтовый бар мы открыли в Питере, соответственно, ещё на полтора года раньше, и мы были наверно в Питере пионерами, кто именно карфтовое заведение открывал. А в Москве мы чуть-чуть опоздали.

 

Евгений: Мы вторыми открылись.

 

Константин: Да, мы открыли второе заведение в Москве. Крафтовый бум начался 2 года назад.

 

Евгений: Буквально после нашего открытия стали появляться другие бары.

 

Олег: А как вообще пришла идея именно крафторвая?

 

Евгений: Идея пивная всё-таки наверно больше ко мне. Я хотел открывать первый крафтовый бар, я хотел открывать этот крафтовый бар. Я всегда интересовался пивом, моя история.

 

Константин: А я всегда хотел ресторан.

 

Евгений: Костя больше такой партнёр, который помогал …

 

Олег: Чтобы сидеть в углу, да? Как хозяин, наблюдать?

.

Евгений: Ну да. Я занимаюсь всей оперативной деятельностью, руковожу ресторанами, я здесь генеральный директор.

 

Константин: Ну, а моя роль, я как в председательстве директоров, я контролирую финансы, качество, периодически поругиваясь, двигаем эту историю вперёд.

 

Олег: А вложили, какой примерно порядок суммы?

 

Константин: Чуть больше 12 миллионов.

 

Олег: За счёт того, что тут уже что-то было, да?

 

Евгений: Да. Здесь практически всё было.

 

Константин: Мы вложились в ремонт, перетянули мебель, поменяли столешницы, где-то что-то поменяли, кирпич, пол, перекрасили. Кухню отремонтировали, восстановили что было сломано, вот на это ушло 12 миллионов.

 

Евгений: Пивная система здесь смонтирована, всё было сделано на заказ, спроектировано мною и произведено. Доставлено и смонтировано огромный колдрум 39 кранов разливного пива. На тот момент было у нас на старте 500 сортов бутылочного пива, на данный момент перевалило где-то за 650.

 

Олег: Ну, вообще 12 миллионов, мне кажется, очень маленькие для Москвы деньги для такого размера заведения. Потому что я знаю, люди вкладывали по миллиону долларов.

 

Константин: В реальности столько и нужно было бы вложить, но мы поймали это заведение.

 

Евгений: Называлось раньше Лайф паб.

 

Константин: И предыдущие ребята обанкротились, всё было у них очень плохо, и соответственно нам повезло, мы подхватили это помещение в таком состоянии. Но при этом здесь очень дорогая аренда.

 

Олег: А какой примерно порядок?

 

Константин: Миллион семьсот.

 

Олег: То есть, вы грубо говоря, по 60 тысяч в день должны отдавать только на аренду?

 

Евгений: 1,7 млн это аренда, а есть ещё ФОТ, есть косты.

 

Олег: Да, это господа к тому, кто считает, что малый и средний бизнес это только получение денег

 

Евгений: Это не только получение денег, это большая, серьёзная кропотливая работа.

 

Константин: Большая часть времени уходит на оптимизацию костов. Причём в ресторане это делать сложно, потому что снижение костов, да, оно приводит к снижению качества, а этого допускать нельзя, оно на очень тонкой грани балансируется. То есть, нельзя на качестве продуктов экономить, ни на качестве персонала экономить.

 

Евгений: Допустим, подлетели цены на все продукты питания, мы не стали поднимать цены на блюда нашего меню, мы не стали соответственно покупать хуже продукты, мы просто уменьшили свою маржу.

 

Олег: И сколько вот в день людей заходит?

 

Евгений: Статистика разная, примерно 5 тысяч человек в месяц.

 

Константин: У нас это не бистро, у нас именно люди приходят, чтобы плюхнуться на диван, хорошо поесть, пьёт много пива, 3-4 кружки пива люди выпиваю за вечер.

 

Евгений: То есть, это не место где ты зашёл, хлопнул бокал и убежал дальше.

 

Константин: Так как на тот момент, когда мы открывались, других крафтовых баров не было, у нас здесь был бум. Мы перешли точку окупаемости на второй месяц работы, в смысле точку безубыточности. Народу было очень много, мы были очень довольны. Когда закрылось метро, произошло в течение 3х месяцев падение на 30-35%. Но, тем не менее, мы этот год пережили, даже заработали какую-то прибыль по итогам года, но было тяжело. Как метро открылось, количество народа у нас возросло, средний чек тоже наверно немножко вырос. Но из-за того, что был кризис, упала моржа.

 

Олег: А с первым баром что сейчас происходит?

 

Евгений: Первый бар мы просто продали свои доли нашим партнёрам, довольно удачно продали, вышли из бизнеса. Проблема была в следующем: я очень много времени провожу здесь, Константин занят своей непосредственной работой, и у нас не было времени вмешиваться в оперативку этого бара, и уже было не очень удобно перед своими партнёрами, они работали, а мы получали, грубо говоря, деньги.

 

Константин: То есть, мы его запускали, потом, когда открыли этот, стали меньше времени ему уделять. В какой-то момент договорились, продали доли. Были нужны деньги, такое бывает.

 

Евгений: И остались, в принципе, довольны. Бар существует им занимаются, он довольно-таки популярный.

 

Константин: Вот, соответственно, холодильники с пивом, бар небольшого размера, другого размера было не воткнуть, он компактный, вот 39 кранов. Вот специальная комната, холодильник, по сути, в котором хранятся пиво. Так называемый ……. Была такая технология. Вот идёт пивопровод, он идёт в бар. Профессиональный звук, можно делать хорошие качественный концерты, что мы и делаем 3 раза в неделю. 3 концерта в неделю, микшер здесь стоит, управляется звуком и светом.

 

Олег: В Москве не слишком много баров, не крафтовых, а обычных?

 

Константин: Сейчас бум, конечно.

 

Евгений: Когда-то в Москве были в моде суши-бары, потом хинкальные, теперь крафтовые открываются. Люди вкладывают деньги, хотят зарабатывать.

 

Олег: То есть, это такая тема, будет ещё работать?

 

Евгений: В ближайшие несколько лет да, потом соответственно рынок насытится, будут умирать какие-то проекты, какие-то оставаться.

 

Константин: Но пиво пить люди не перестанут в любом случае.

 

Евгений: А так в целом мы работаем уже в течение года по проектированию своей собственной пивоварни, общаемся с инвесторами, банками, с государственными всякими организациями, которые помогают предпринимателям. Ведём большую работу.

 

Константин: Хотим построить большой серьёзный завод тонн на 100.

 

Олег: Привлекаете инвесторов как в долю, или в кредит?

 

Константин: Здесь в долю, в этом ресторане.

 

Евгений: На данный момент в нашем проекте 200 миллионов ….. в пивоварне

 

Олег: Существенно.

 

Константин: Да. Мы просто понимаем, что сейчас спрос настолько высокий на крафтовое пиво, что тем, что у нас есть, мы удовлетворяем его процентов на 5. То есть, можем в 20 раз больше продавать, причём не прикладывая особых усилий.

 

Олег: Какие ближайшие планы? Расширяться то будете в барной истории?

 

Константин: Мы смотрим помещения по Москве.

 

Евгений: Я смотрю по Питеру помещения.

 

Константин: Хочется расшириться. Если всё сложится, то откроем небольшой бар с хорошей домашней едой, а здесь соответственно заведение будем развивать, больше концертов, сейчас пиаром хотим позаниматься побольше, привлекать гостей. Ничего концептуально менять не будем. То есть, как мы раньше вводили новое меню, соответственно так и будем продолжать. У нас еда вкусная, мы с таким неким гастрономическим уклоном, что сейчас можно людям это делать и дальше, больше пива, больше пивных историй, наверно, поделаем.

 

Евгений: Да, всё продолжается, всё идёт своим чередом. Появляются новые сорта, я их пробую, все линейки пива в заведении занимаюсь я, но в принципе и едой занимаюсь я, всё висит на моих плечах. Выпускается какое-то новое пиво или там появляется какая-то новая российская пивоварня – я обязательно пробую, пропускаю через себя. Если мне нравится, если я чувствую, что это хороший продукт, он будет конечно же продаваться в нашем баре.

 

Олег: Удачи, счастливо.

 

Евгений: Спасибо.

 

Константин: Спасибо.

 

 

 

 

 

 

Семейный макаронный фастфуд

 

Олег: Здравствуйте, друзья, сегодня я приехал в ресторан «Он Макарон», который основали Екатерина и Юрий Котовы, которые по совместительству являются мужем и женой. Привет, ребята!

Екатерина и Юрий: Привет!

Олег: Концепция интересная, всё что связано с макаронами…

Екатерина: Да. Всё что связано с макаронами. Сейчас мы немножко расширяем и уходим … макаронную тему, обосную, у нас есть скидки на макароны и различные кухни мира – это итальянский пасты, китайская лапша в коробках, супы с лапшой и даже салат у нас есть с макаронами. До десерта с макаронами пока ещё не добрались, но в голове держим. И последнее время набирающие популярность бургерная, околобургерная тема – у нас есть рамен-бургер. Это бургеры, у которых вместо булочек, соответственно булка из макарон.

Юрий: Так получилось, что наш шеф по некоторым стечениям обстоятельств съездил в Нью Йорк, приехал оттуда и сказал: «Ребята, такая фишка классная». Попробовали, понравилось.

Олег: И когда будете расширяться?

Юрий: Планируем.

Екатерина: Планировали, планировали. И сейчас как раз упираемся, если честно, в выбор места. Все же знают, что самое главное – это локэйшн, локэйшн, локэйшн. В Нижнем Новгороде не так много мест, где большой трафик. Это всего несколько улиц (Большая Покровская и Рождественская), и торговые центры, пожалуй. Один из самый больших торговых центров сейчас заняли. Соответственно, остаётся не так много всего. Это либо какой-то другой торговый центр, либо парочка улиц. В общем, мы над этим работаем, как только найдём что-то подходящее, сразу же откроемся. Мы готовы к расширению.

Олег: То есть концепция доказала свою работоспособность?

Екатерина: Да, нам сейчас чуть больше года, мы уже много чему научились, поняли, что имеем огромное количество шишек. Кое-что у нас отлажено, кое-что в процессе. Но я думаю, мы уже готовы к открытию.

У нас всё компактно, мы пытаемся разместиться на 60 квадратах.

Юрий: Здесь у нас преимущественно склад сухой продукции, макаронные изделия, соусы, заготовки для соусов. Там у нас на всякий случай лежит несколько дополнительный комплектов.

Екатерина: Гриль, вок-сковорода, слайсер, мойка, всё как положено.

Юрий: А здесь посуда, которая нужна для приготовления. Здесь у нас горячий цех.

Екатерина: Мы разделили нашу кухню на две части. Это у нас основная часть, бэк-офис, здесь у происходят основные заготовки. Здесь повара трудятся, не переставая практически всё время, они делают в режиме онлайн все заготовки и снабжают ими уже цех, где происходит готовка блюд, чтобы отдавать клиентам. Кухня поделена на две части: горячий и холодный цех. В горячем цехе мы делаем пасты, лапши, в холодном – соусы и супы наливаем. А здесь у нас работают наши кассиры очаровательные и общаются с клиентами.

Олег: А сколько стоит аренда такого помещения?

Юрий: Сейчас 250.

Екатерина: Да, 250 тысяч рублей, и плюс оборудование.

Юрий: Это то, что даётся в данном случае, всё остальное – это переменные, оборотные части.

Олег: То есть 8 тысяч рублей в день нужно отбить только по аренде.

Екатерина: Да, получается да

Олег: Тяжело, тяжело. А в Москве, мне кажется, аренда ненамного дороже.

Екатерина: Примерно сопоставимый уровень.

Юрий: Конкретно здесь это абсолютно сопоставимо, даже по некоторым позициях даже выше здесь.

Олег: А сколько у вас в день проходит покупателей?

Юрий: Если в месяц 4500 человек, то в среднем 150 в день. Средний чек – 306-309 рублей на человека.

Олег: Смотрите как спрос распределяется. У вас есть спрос, но у «Бургер Кинга» он больше.

Юрий: Абсолютно

Олег: И несколько суши есть (здесь в ресторанном дворике). Кризисные явления есть? Люди меньше едят в общепите?

Екатерина: Когда мы открылись, был прямо кризис-кризис. Мы перед тем как открываться, как умные люди, как нам казалось, закладывали несколько сценариев развития: пессимистичный, оптимистичный и реалистичный. И когда мы только стартанули (середина августа 2015 года), у нас выручка была такая, что мы думали, что идём по оптимистичному сценарию. Нет, не тут-то было, в начале сентября у нас выручка пошла вниз, и мы ощутили на себе все вот эти кризисные явления. Хотя у нас сегмент не высокого дохода, а среднего и ниже среднего, мы понимали, что, наверное, большинство людей идут именно в этот сегмент и на это мы рассчитывали. И даже на этом сегменте количество посетителей сократилось. И где-то с весны пошёл рост. К нам всё-таки идут люди, которые предпочитают нормальную, здоровую, человеческую еду, не замороженные булки.

Юрий: В начале к нам шли люди более старшего поколения, когда к нашим соседям шла откровенно молодёжь. Но сейчас мне кажется нам удалось популяризировать лапшу и к нам более-менее начинает подтягивается аудитория помоложе.

Екатерина: Хотя нехватку молодёжи мы чувствуем, и сейчас работаем над тем, чтобы её привлечь. Например, мы хотим попробовали начать участвовать в местных фестивалях.

Юрий: Началось всё с того, что надоело быть обыкновенным сотрудником и захотелось сделать что-то своё, разумное, доброе, вечное. Думали-думали, гадали и поняли, что, наверное, обеспечивать людей здоровым, нормальным, качественным, семейным питанием это хорошая идея, которая будет жива даже в такой странной ситуацией, которая была у нас, когда мы начинали.

Долго пытались сделать дизайн, работали с одними дизайнерами, пробовали с другими, в итоге сделали какой-то дизайн-проект, который согласовали с ТРЦ «Фантастика», потом вышли на рабочие проекты и потом понеслась: ремонт, ремонт, ремонт.

Екатерина: Как раз тогда нам очень повезло. Мы рассматривали одну из московских франшиз. Они объявляли набор на обучение, и мы купили 2 последних билета. Приехали к ним, там все такие мастодонты были — люди, у которых огромные сети по 250 точек по всей стране. Ребята нам перевернули картину мира, они нас воодушевили. И мы буквально за ночь набросали концепцию нашего будущего кафе, нашего детища. Созванивались с нашим дизайнером ночью, и, наверное, не спали первые две ночи, потому что было куча всяких идей. Уже вернувшись из Москвы, мы начали.

Дизайнеру мы сказали, что есть идея открыть кафе и потом его тиражировать. И дизайн должен быть соответственный. Он говорит: «Я знаю. Ваш дизайн должен быть простым, но тем не менее чтобы люди приходили и сразу понимали, что это сеть.

Юрий: Европейская сеть!

Екатерина: После того, как мы открылись, люди действительно приходили и спрашивали, а что это за сеть, в каких городах вы ещё представлены. Мы говорим: пока мы только начинаем. Нам кажется, у нас всё неплохо получилось, и мы действительно похожи на сеть.

Олег: Сколько потратили?

Юрий: Потратили мы значительно больше, чем хотели потратить.

Екатерина: Мы потратили сначала одну сумму, потом ещё в процессе довкладывали, довкладывали, довкладывали. Деньги вынимали отовсюду, откуда только можно было.

Олег: Больше пяти миллионов?

Екатерина: Первоначально поменьше, а оптом уже совокупными платежами превысили.

Олег: Получается не только свои деньги вкладывали?

Екатерина: Мы позанимали у родственников, мы кредитанулись, мы продали наш автомобиль. Учитывая, что мы так много всего понабрали, шансов прогореть у нас практически не было. Мы вцеплялись зубами за каждую возможность, ходили и думали, как нам увеличить продажи, как нам научить наших кассиров, как нам увеличить качество продуктов, чтобы все ели и говорили: «Так здорово, так вкусно, мы обязательно сюда вернёмся». И мы до сих пор продолжаем над этим думать. Нам надо, чтобы это был бизнес, а не хобби.

Олег: Удачи вам ребята, ждём вас в Москве и в Питере.

Екатерина: Спасибо, мы будем очень стараться.

 

1        Елена Махота, Legend NY  Елена Махота — рисковый человек. В кризис она принялась развивать отнюдь не экономный формат салона красоты в нью-йоркском стиле (для деловых людей быстро в несколько рук). Салон Legend New York Beauty Services находится в универмаге Tsvetnoy Central Market и делает выездное обслуживание через мобильное приложение. Лена рассказала мне (и показала) о своём бизнесе изнутри в этом 8-минутном видео.

2        Николай Новосёлов, АртНаука    Новый формат. Основатель компании АртНаука Николай Новоселов показал мне свою базу, где готовят представления для взрослых. 15-минутное выступление стоит 45 тысяч рублей. Развёрнутое шоу — несколько сот тысяч рублей. В месяц компания участвует в 15-20 разных мероприятиях. Все программы цикла: https://goo.gl/iDgDwU

3        Надежда Пак, Александр Брайловский, сеть кафе “Рецептор”          Надя Пак и Саша Брайловский — не только супруги, но и совладельцы сети уже из 4 кафе «Рецептор» в Москве. Они обслуживают в месяц 12 тысяч гостей и мечтают, что через пять лет сеть вырастет до 100 «Рецепторов». Все программы цикла: https://goo.gl/iDgDwU

4        Олег Фараджуллаев, Дар труда  Олег Фараджуллаев развивает в Москве столярный коворкинг ДарТруда. В нём можно поработать за 8000 рублей при оплате за месяц или за 300 рублей при оплате за час. О своём деле предприниматель рассказал Олегу Анисимову. Все программы цикла: https://goo.gl/iDgDwU

5        Валерий Кардашов, школа танцев Casa De Amigos          Валерий Кардашов и Галина Радаева, имеющие большой опыт в работы в банках, открывают в Москве школу танцев Casa De Amigos. Все программы нового формата: https://goo.gl/iDgDwU

6        Ильхом Исмаилов, Зафар Исмаилов, Plov.com     Ильхом Исмаилов, работавший трейдером в «Тройке Диалог» и «Атоне», вместе с братьями Зафаром и Дилшодом, развивает компанию Plov.com, рассчитывая в 2017 году вывести её на оборот в один миллиард рублей. Я побывал в гостях у предпринимателей и всё увидел изнутри.

7        Артём Халимоненко, Foodband   Артём Халимоненко, с которым год назад я делал программу «Моё дело» http://www.moedelo.org/journal/artem-…, с тех пор увеличил оборот своей компании Foodband вдвое. Сейчас ежедневно она делает 350-700 доставок пиццы, суши и другой еды со средним чеком 1250 рублей. Было интересно посмотреть своими глазами на его производственную базу на севере Москвы. https://goo.gl/FBAbba.

8        Денис Кузнецов, Revizor     Денис Кузнецов в Москве производит незаметные люки под плитку, покраску и другие ремонтные принадлежности. Аналогов продукции такого класса в мире нет. В 2015 году выручка компании составила 230 млн рублей. В месяц она производит более 10 тысяч люков. Олег Анисимов побывал на производстве.

9        Максим Агашков, Plovbox    Выходцы из группы Аркадия Новикова Максим Агашков (ресторан «5642 Высота») и Илья Зонтов (Vogue Café) открыли заведение PLOVBOX.ru. В день они пока продают 120-130 порций плова и собираются открыть сеть, но не более трёх точек. В меню есть лагман, шурпа, самса и т.д. Член совета директоров интернет-бухгалтерии Мое Дело (moedelo.org) Олег Анисимов съездил в Коньково и увидел всё глазами своей камеры.

10      Алёна Енова, Taiga Hostel  Алёна Енова организовала в Петербурге 27-местный хостел, имеющий оценку в 9 баллов на Booking.com. Олег Анисимов побывал на объекте и убедился в том, что даже хостелы могут быть красивыми.

11      Никита Кощеев и Кирилл Богатырёв, “Весенний” Никита Кощеев и Кирилл Богатырёв в этом году проведут 850 мероприятий в своей сети из четырёх свадебных ресторанов под маркой «Весенний». В самый свежий, свадебный лофт, вложено 10 млн рублей. Половина уже отбилась, вторая — отобьётся в этом году. Предприниматели поделились секретами своего бизнеса с Олегом Анисимовым.

12      Виктор Сартаков-Коржов, “Коржов”      Виктор Сартаков-Коржов открывает в Санкт-Петербурге уже четвёртую пекарню под маркой «Коржов». Суммарная дневная выручка первых трёх составляет 400 тысяч рублей. Что так привлекает посетителей? Выяснил Олег Анисимов.

13      Ирина Баткина, “Охота Сэндвич”          После долгих лет работы в IT-компании Ирина Баткина решилась открыть своё дело: маленький сэндвич-бар в Санкт-Петербурге. Заведение работает полгода и вышло на 60 клиентов в день со средним чеком 250 рублей. Ирина рассказала Олегу Анисимову о подводных камнях общепита.

14      Александр Батушанский     14 выпуск. Александр Батушанский с 24 лет развивает консалтинговую группу «Решение», а в последние годы пошёл в реальный сектор: стал совладельцем ресторана «Северянин», открыл гастрономическую лавку «Провиант», продвигает инновационный проект наружной рекламы Remage. Олег Анисимов узнал подробности об этих проектах.

15      Олег Коноваленко       Олег Коноваленко, основатель самарского производителя окон «Олкон», вывел компанию на оборот в 15 млн рублей в месяц. Он показал Олегу Анисимову, как производятся и продаются окна, и раскрыл все (почти) секреты оконного бизнеса.

16      Дарья Лукина     Дарья Лукина недавно в Самаре открыла студию EMS-фитнеса (благодаря электрическим зарядам калорий тратится в четыре раза больше, чем при обычных упражнениях). Она рассказывает об экономике этого процесса.

17      Сергей Карцев   Сергей Карцев начинал с онлайн-доставки цветочных букетов в Самаре, а сейчас в дополнение открыл салон «Цветочки-бантики» в стиле лофт. Выручка пока составляет 5 млн рублей в год, но Сергей настроен на бурный рост.

18      Денис Макарычев       Денис Макарычев с 2013 года развивает фирму по представлению типографских услуг в Самаре. Она достигла оборота в 7 млн рублей в год. О тенденциях в этой сфере Денис рассказал Олегу Анисимову.

19      Сергей Романов          Сергей Романов создал в Самаре строительно-проектную организацию «Интерстрой» с оборотом более 300 млн рублей в год и обслуживает таких клиентов как Сбербанк, «Роснефть», X5, Ikea, Danone, «Магнит». Сергей рассказал о том, как стартовал без капитала 8 лет назад и как теперь борется с падением заказов из-за кризиса.

20      Алексей Судоргин       Алексей Судоргин создал в Самаре уникальный комплекс, который объединяет магазин дорогой косметики, барбершоп, салон красоты и кафе израильской кухни. Всё это приносит 3,5 млн рублей выручки в месяц.

21      Ольга Куницына          У нас первая программа о мире модной одежды. Дизайнер Ольга Куницына показала Олегу Анисимову новое производство и шоурум своего Модного Дома. Российские дизайнеры испытывают оптимизм: одежда топовых французских и итальянских марок менее доступна из-за роста евро; потребителей стала интересовать одежда местных марок, если она укладывается в общемировые модные тенденции.

22      Николай Желагин       Николай Желагин открыл уже девять крупных магазинов разливного и бутылочного пива под маркой Царь-пиво в столице и Подмосковье. Он показал Олег Анисимов, как устроена торговля, и рассказал о тенденциях в крафте и драфте.

23      Курьерист Виталий Андреев и Павел Мордвинкин создали фирму «Курьерист», которая обеспечивает доставку «день в день» по Москве. В фирме работает 50 курьеров, а выручка превышает 1 млн рублей в месяц. Виталий Андреев показал Олегу Анисимову, как работает этот бизнес.

24      Квадрим    Тимур Абдрахманов​, Алексей Белый​, Роман Дорфман​, Виктор Шутка​ учредили компанию Квадрим​, которая делает ремонт по фиксированной цене порядка 20 тысяч рублей за квадратный метр с учётом материалов. Олег Анисимов​ узнал детали на их объекте, 83-метровой квартире в Химках.

25      Павел Зеленин  Павел Зеленин уже 6 лет развивает магазин прикольных подарков «Мистер Гик». Если в сентябре магазин обслуживает 10-15 заказов в день, то в декабре, по сути, делает годовую выручку — сотни заказов, среди которых есть и крупные. Павел показал всё изнутри. https://www.youtube.com/watch?v=cZDDsYp5OHE

26      Константин Бритарев Константин Бритарев показывает Олегу Анисимову своё производство шоколада под марками «Бритарев» и «Дочь Солнца». В этом году выручка составит 30 млн рублей.

27      Губернский сыровар  Валерий Кузаков, Никита Павлов и Андрей Ефимов, вложив всего 600 тысяч рублей, организовали ремесленную мануфактуру «Губернский сыровар» и рассказали о своём проекте Олегу Анисимову.

28      Рустам Аскаров Основатель пивоварни Maltz&Hopfen Рустам Аскаров построил новое здание и расширяет производство. Его не смущает низкая маржинальность пивоваренного бизнеса.

29      Кудяблишная     Дмитрий Кузин в партнерстве с Кириллом Готовцевым открыл кафе Кудяблишная и пытается отбить долги за свое первое неудачное заведение. Клиентов много, но маржа невелика…

30      Юрий и Екатерина Котовы  150 клиентов в день со средним чеком 300 рублей — эти цифры позволяют Юрию и Екатерине Котовой считать своё заведение «Он Макарон» состоявшимся проектом и думать о расширении. Хотя стоимость аренды (250 тысяч рублей в ТРЦ «Фантастика» в Нижнем Новгороде) довольно высока.

31      Иван Моисеев и Екатерина Смычёк     В Ленинграде был такой анекдот. Идёт иностранный турист по Невскому проспекту, останавливает прохожего и спрашивает: — А где находится ближайший винный бар? — В Хельсинки. В Нижнем Новгороде безо всяких анекдотов на аналогичный вопрос совсем недавно отвечали «В Москве». Пока Иван Моисеев и Екатерина Смычёк не открыли винный бар Time For Wine, вложив в него примерно 5 млн рублей. Бар в среднем приносит выручку порядка 50 тысяч рублей в день, но рынок к новому формату привыкает с трудом.

32      Денис Алексеев Денис Алексеев открыл уже четыре крафтовых бара в Нижнем Новгороде и делится опытом.

33      AFTO-сервис      Фёдор и Татьяна Науменко владеют автотехцентром AFTO-сервис на Хорошёвском шоссе в Москве. Каково оно?

34      Сырный сомелье        Александр Крупецков открывает в Москве лавки «Сырный сомелье». Одна лавка приносит выручку порядка 500 тысяч рублей в месяц, что при аренде в 50 тысяч рублей позволяет зарабатывать. Александр рассказал, насколько резкие изменения произошли на сырном рынке за один год. Если раньше привередливые покупатели воротили нос от одного словосочетания «российский сыр», то теперь с удовольствием покупают и требуют еще. В программе также снялся основатель Beerophilia Club Александр Кирилюк, расположивший точку с крафтовым пивом по соседству.

35      Роман Макаров, Универ Клуб      Экспресс-доставка еды за 12 минут в Москве. Бизнес по сдаче апартаментов в Майами. Продажа толстовок с надписями. Производство фестивальных красок. Что объединяет эти виды деятельности? Ими занимается одна и та же команда предпринимателей под названием «Универ Клуб». Сооснователь Роман Макаров рассказал Олегу Анисимову о работе этой уникальной команды, в которую также входят Алексей Овчинников, Валерия Макарова и Анна Потапова.

36      Hophead    Константину и Евгению Жебенёвым два года назад удачно подвернулось помещение закрытого бара у метро «Бауманская» в Москве. Благодаря этому первичные вложения в крафтовый бар Hophead оказались скромными (12 млн рублей), однако арендная плата (1,8 млн рублей в месяц) расслабляться не позволяет.